Monday, June 18, 2007; Page A17

Если Россия вернула свои позиции, то почему Кремль по-прежнему чувствует себя таким незащищенным?

Экономика развивается стабильно. Президент Владимир Путин, как нам говорят, сохраняет огромную популярность. Восстановлено влияние страны за рубежом.

Однако Путин и его фавориты отнюдь не излучают уверенности в себе. Внутри страны с любым, имеющим независимые взгляды, обращаются как с врагом. За границей при каждом случае, при каждой встрече у Москвы возникают подозрения в неуважении к себе, а любое внешнеполитическое действие - это состязание, в котором Россия должна победить.

На прошлой неделе кремлевский советник Игорь Шувалов был в Вашингтоне, где выступал перед дружелюбной аудиторией из Центра стратегических и международных исследований. Начал он с оценки недавнего саммита 'большой восьмерки' в Германии: 'В конце я бы сказал, что мой президент оказался победителем'.

Когда Путин весной этого года объявил о достижении соглашения по природному газу, которое было заключено с двумя руководителями центральноазиатских стран, одна правительственная газета так сообщила об этой новости: 'Каспийская победа: Союз между Россией, Казахстаном и Туркменистаном стал препятствием на пути геополитических планов США в Центральной Азии'.

Государство давно и успешно уничтожило самую сильную частную энергетическую компанию страны. Ее бывший владелец сидит в сибирской тюрьме, а ее активы по бросовым ценам приобрело государство. Тем не менее, Кремль все равно хочет лишить права юридической практики 53-летнего адвоката Карину Москаленко - по той 'крайне удивительной причине', как писал ранее в Washington Post Питер Финн (Peter Finn), что 'она не смогла компетентно представлять интересы' этой жертвы государственных репрессий.

И хотя уровень жизни растет, а иностранные инвестиции текут в Россию потоком, ее действия по экономическому запугиванию соседей лишь усиливаются. После введения торговых барьеров против Молдавии и Грузии она закрыла нефтепровод в Литву, когда это суверенное государство отказалось продавать России нефтеперерабатывающий завод. Кроме того, Москва прекратила коммерческие перевозки по автомобильному мосту в Эстонию после того, как эта независимая страна переместила памятник советской эпохи.

Представитель Кремля Дмитрий Песков, также бывший на прошлой неделе в Вашингтоне, сказал мне, что мост закрыт исключительно по соображениям безопасности. Но он не удержался от улыбки, добавив: 'Я думаю, памятник был хорошим стимулом'. Запугивание не приносит удовлетворения, если его смысл не донесен в полной мере.

Те, кто проводит много времени вместе с Путиным, утверждают, что он искренне верит, будто Запад действует точно так же, как он у себя в России. Да, в России избивают и сажают в тюрьмы его политических оппонентов. Но точно так же поступают власти в Берлине и Вашингтоне, говорит он своим соратникам, поэтому любая критика по поводу нарушений прав человека в России ничто иное, как своекорыстное лицемерие. Он приписывает собственные взгляды на мир, строящиеся на концепции нулевого результата (если кто-то выигрывает, то Россия проигрывает), и другим лидерам.

Мы можем теперь полагать, что все те искажения, которые он видит, глядя на Запад через кривое зеркало собственного опыта работы в КГБ, никоим образом не изменятся. Но происходит также и нечто новое, граничащее с истерией. Примером этому служат путинские сравнения Соединенных Штатов с нацистской Германией и его угрозы перенацелить ракеты на Центральную Европу. Скорее всего, причина таких новых проявлений - то чувство опасности, которое усиливается в связи с приближающимися выборами нового лидера, когда весной будущего года истечет второй президентский срок Путина и он, в соответствии с требованием конституции, уйдет со своего поста.

Путин и его помощники не упускают возможности, дабы подтвердить, что президент покинет свой пост. Но такого вопроса даже возникать не должно, поскольку российская конституция ограничивает лидера страны двумя последовательными президентскими сроками.

Ответ заключается в нарушении норм права при Путине в этом десятилетии. Он лучше, чем кто бы то ни было знает, что налоговую полицию, прокуратуру и все прочие ветви власти можно использовать и для поддержки фаворитов, и для устранения тех, кто стал неудобен. Поэтому может ли Путин спокойно отказаться от власти? Директор законопослушной компании в уважающей законы стране вполне может мирно уйти на пенсию, чтобы наслаждаться покоем. Но немногие главари мафии уходят от власти, чтобы переехать на покой во Флориду.

В конце презентации Шувалова на прошлой неделе я спросил его по поводу такого явного противоречия: если Путин так популярен, а Россия так довольна собой, то почему Кремль считает необходимым тщательно рецензировать вечерние новости на национальном телевидении? Откуда такое поразительное отсутствие уверенности в себе?

Советник Путина сказал, что он не может высказываться по этому поводу. Представители Центра стратегических и международных исследований попросили его дать неофициальную оценку не для печати, поэтому я не могу здесь привести его слова. Но если в случае появления его ответа в прессе у Шувалова появятся дома трудности, то это значит, что Кремль ощущает себя даже в меньшей безопасности, чем мы предполагаем.

___________________________________________________________

Мы любим тебя, Путин, Великий и Ужасный ("The Sunday Times", Великобритания)

Как нам быть с Путиным ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.