С тех пор как российская журналистка Елена Трегубова опубликовала книгу с критикой режима Владимира Путина, на ее жизнь покушались как минимум один раз

С тех пор как Россия в 1993 году закрепила свободу слова в качестве права в конституции, там было убито 152 журналиста. В базе данных, созданной в этом месяце двумя организациями по мониторингу за средствами массовой информации - Фондом в защиту гласности и Центром экстремальной журналистики, излагаются подробности каждого такого дела. Елена Трегубова отчаянно пытается не стать 153-й жертвой в этом списке.

'Я не намерена молчать, потому что если я буду молчать, то они убьют меня по-тихому, - заявляет Трегубова, - я нахожусь в привилегированном положении, потому что могу говорить свободно. Многие из моих оставшихся в Москве коллег думают о происходящем так же, как и я, но они не могут громко говорить об этом. У меня нет ядерного оружия, у меня за спиной нет такой мощной организации как КГБ. Мое единственное оружие - журналистика'.

Трегубова находится в привилегированном положении, если можно так сказать, по одной простой причине: ее охраняет полиция, пока власти Великобритании рассматривают заявление журналистки о предоставлении ей политического убежища. История о том, как она здесь оказалась, демонстрирует некоторые довольно неприятные факты о происходящем в России.

Когда-то Трегубова работала репортером в 'журналистском пуле' Кремля, представляя одну из самых ярких российских газет 'Коммерсант'. Эта ежедневная газета прославляла большой скачок России в грубый и наглый капитализм 90-х. Она была близко знакома с олигархами и марионетками из окружения предыдущего президента страны Бориса Ельцина; иногда знакомство это было слишком близким. Основываясь на своем опыте и впечатлениях, Трегубова опубликовала книгу с откровенным изложением тех событий, свидетельницей которых была. Книга называлась 'Байки кремлевского диггера', а ее содержание мгновенно стало темой для постоянных разговоров в России. Среди тех, кто фигурировал в ее байках о сильных мира сего, был Владимир Путин, который в 1998-1999 годах возглавлял Федеральную службу безопасности (ФСБ). Она либо понравилась ему, либо Путин пытался ее завербовать (Трегубова говорит, что так и не поняла, чего он хотел). В своей книге она пишет, что Путин пригласил ее в дорогой ресторан суши, который был редкостью для Москвы того времени, и намекнул, что не прочь встретить вдвоем с ней Новый Год.

Однако кроме личных впечатлений, в книге приводится хроника того, как Путин взял под свой контроль жизненно важные элементы государства. Там, среди прочего, описывается, как он разрушил нефтяную империю 'ЮКОС', принадлежавшую попавшему в тюрьму олигарху Михаилу Ходорковскому; как он использовал государственную энергосырьевую монополию 'Газпром' в качестве инструмента кремлевского управления не только Россией, но и ее соседями. Эта книга, на обложке которой помещен известный советский пропагандистский портрет женщины-летчицы времен Великой Отечественной войны, мгновенно стала бестселлером.

Однако вскоре Трегубова ощутила, как под ногами у нее ходуном заходила почва, а эпицентром этих колебаний был Кремль. То интервью, которое она дала ведущему еженедельной информационной телепрограммы 'Намедни' из НТВ, было снято с эфира. По ее словам, министр печати России Михаил Лесин заявил редактору газеты: 'Неужели Трегубова не понимает, что никогда больше не получит работу?'

Это было в октябре 2003 года. Как вспоминает журналистка, в феврале 2004 года ей позвонил человек, представившийся сотрудником московского международного аэропорта 'Шереметьево'. Он сказал, что на ее имя получена посылка и попросил назвать свой домашний адрес. Адрес она не дала и спросила этого человека, с какого телефонного номера он ей звонит. Мужчина повесил трубку. Через несколько дней возле двери ее квартиры взорвалась бомба - как раз в тот момент, когда Трегубова собиралась на встречу с другом. Она чудом избежала гибели. Милиция квалифицировала это преступление как 'акт хулиганства'.

Трегубова продолжала писать, но на этот раз она готовила новое издание своей книги, которая выходила в Германии. У этой книги было еще более мрачное название - 'Кремлевские мутанты'. А затем в прошлом году настала суббота, которую помнят все журналисты России. Это был день, когда в подъезде своего дома в Москве была убита журналистка Анна Политковская, настойчиво разоблачавшая нарушения прав человека в Чечне и выступавшая против таких нарушений. Ее квартира находилась в 10 минутах ходьбы от дома Трегубовой. Когда вести об убийстве распространились по Москве, раздались отчаянные телефонные звонки, а один из друзей предложил немедленно отвезти ее в аэропорт.

'Ты что, воображаешь себя Жанной д'Арк? - спросил он ее, - забудь про Ельцина, те времена прошли. Они один раз уже пытались тебя достать. Вспомни, как они пытались расправиться с Политковской, когда она летела в Беслан'. (Ей в чай подсыпали какое-то наркотическое средство, когда она вместе с другими журналистами в сентябре 2004 года летела на юг России, чтобы подготовить репортаж о захвате заложников в бесланской школе.) 'Кто выиграет от того, - спрашивал ее друг, - что ты станешь следующей?'

По случаю смерти Политковской на Пушкинской площади были проведены митинги протеста. Это традиционное место сбора московских демократических сил. Однако телевидение по-прежнему игнорировало это убийство. Путин лишь на третий день отреагировал на убийство самого известного в Росси автора журналистских расследований, заявив, что 'ее гибель нанесла России больше вреда, чем ее истории'.

'Это был плевок в лицо не только ее семье, но и всему журналистскому сообществу', - написала Трегубова. Поскольку дома царило молчание, Трегубова написала открытое письмо канцлеру Германии Ангеле Меркель, которое было опубликовано в номере Die Zeit. Она настаивала на том, чтобы Меркель, встречавшаяся в тот день с Путиным, потребовала от него положить конец политическим убийствам, прекратить злостные посягательства на права человека и уничтожение свободы слова и прессы в России.

Вскоре после публикации письма в подъезде ее московской квартиры появились два человека. 'Кому я могла пожаловаться? Куда могла обратиться за защитой? В милицию? К тем людям, что расследовали последнее покушение на мою жизнь в 2004 году?'

В отчаянии она набрала номер Бориса Березовского - живущего в изгнании в Лондоне российского олигарха. Березовский был когда-то владельцем ее прежней газеты 'Коммерсант'. В годы правления Ельцина он был очень влиятельным человеком, и среди прочего, покровителем Путина. Однако вскоре после избрания Путина на президентский пост в 2000 году Березовский обратился к британским властям за получением политического убежища. Трегубова в своей книге отзывалась о Березовском столь же нелицеприятно, сколь и о Путине, называя олигарха 'злым гением' российской политики. Однако, по ее словам, Березовскому эта книга понравилась, и он сказал, что обеспечит ей защиту в Москве. 1 ноября, когда, согласно утверждениям Скотланд-Ярда, полонием был отравлен проживавший в Лондоне бывший российский шпион и единомышленник Березовского Александр Литвиненко, Трегубовой, как она вспоминает, позвонил человек, которого олигарх попросил обеспечить ее безопасность.

По ее словам, это был никто иной, как Андрей Луговой - который в тот момент, насколько это было известно Березовскому и всем остальным, являлся обыкновенным свидетелем в деле об отравлении. Лишь несколько недель спустя он стал основным подозреваемым Скотланд-Ярда в деле об отравлении полонием. Бывший телохранитель из КГБ, Луговой стал миллионером, руководя несколькими частными охранными фирмами. Одним из многочисленных клиентов его компаний был живший в изгнании Борис Березовский. Луговой обеспечивал охрану его дочери в Санкт-Петербурге. Он отрицал, что убил Литвиненко, который умер в Лондоне 23 ноября прошлого года, и выдвинул предположение о том, что убийство было совершено либо британской MI-6, либо самим Березовским после ссоры с Литвиненко.

Вместе с тем, Луговой подтвердил, что получал просьбу о защите Трегубовой. Вот что он рассказал на прошлой неделе 'Комсомольской правде': 'Он [Березовский] хотел узнать, возможно ли обеспечить безопасность журналистке Елене Трегубовой. Он хотел узнать, сколько это будет стоить, а также выяснить название компании, которая предоставит охрану. Я спросил его, зачем Трегубовой телохранители. Он ответил, что Политковская критиковала режим, и вот что с ней случилось. А Трегубова - такой же критик властей'.

По словам Трегубовой, люди Лугового в течение двух дней охраняли ее, а платил за это Березовский. Когда в середине декабря прошлого года она встретилась с Березовским в Лондоне, Трегубова по-прежнему не знала, кто стоит за убийством Литвиненко, какова в этом деле роль Лугового, и чему во всем этом можно верить. Она вспоминает, что во время встречи с Березовским разговор шел об убийстве. 'Почему вместо меня оказался Саша? - спросил ее Березовский, - Луговой был у меня в кабинете. Мы пили шампанское. Они вполне могли убить меня. Почему они этого не сделали?' По словам Трегубовой, она ответила ему так: 'Не беспокойтесь, Борис. Я уверена, что они припасают ваше убийство для следующих выборов'.

Видя, что она голодна, Березовский заказал для Трегубовой тарелку супа. Ей пришлось тогда принимать решение. Если убийство Литвиненко заказал Березовский, почему ФСБ не представила никаких доказательств? 'Я взяла ложку и съела суп. Это был мой инстинктивный ответ на заданный вопрос'. Когда в этом году в Великобританию приезжали люди из российской Генпрокуратуры, чтобы допросить Березовского в рамках следствия по делу Литвиненко, они попросили его дать им лондонский адрес Трегубовой. 'Они как бы говорили мне: мы по-прежнему наблюдаем за тобой.'

Трегубова продолжает писать и публиковаться. 'Путин хочет сказать Западу, что если ему придется бороться за предотвращение 'бархатной революции' в России, он не остановится перед кровопролитием. А тем из нас, кто живет за пределами страны, он как бы говорит: если вы думаете, что можете спокойно критиковать Россию из своих убежищ в Западной Европе, то вы ошибаетесь. Мы можем нанести по вам удар, где бы вы ни находились. И удар этот будет таким, что вы ничем не сможете от него защититься'.

_______________________________________

Елена Трегубова: В путинской России воцарились законы бандитизма ("The Independent", Великобритания)

BBCRussian.com: Елена Трегубова: Путина еще можно вернуть в рамки игры

Елена Трегубова: Почему Запад не должен больше потакать Путину ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.