From Economist.com

В последний раз, когда 'Другая Россия', лоскутная коалиция либералов, националистов и коммунистов, выступающих против президента России Владимира Путина, собиралась вместе, члены прокремлевской молодежной группировки по этому поводу зажигали свечи и играли траурный марш. Как оказалось, этот балаган достаточно полно отражал реальность.

Сегодня российская оппозиция еще скорее жива, чем мертва, но уже впала у глубокую кому. Подстраивая под себя правила партийной жизни и выборов, Кремль полностью выхолостил политику; оппозиции очень трудно получить слово на телевидении; любую демонстрацию встречают на улицах полицейские с дубинками. Однако не меньше урона оппозиции нанесли внутренние междоусобицы, идейный вакуум и прежде всего низкая общественная поддержка. До парламентских выборов осталось всего четыре месяца, до президентских - восемь, а оппозиция в России разобщена и деморализована; у нее нет даже единого кандидата. Рейтинг Путина тем временем поднялся до потрясающей воображение - пусть и поддержанной во многом пропагандой - высоты в 85 процентов.

После разрыва с Гарри Каспаровым, бывшим чемпионом мира по шахматам, переквалифицировавшимся в политического активиста, из 'Другой России' ушли довольно значительные фигуры, среди которых бывший премьер-министр Михаил Касьянов и независимый депутат парламента Владимир Рыжков. В основном это произошло из-за столкновения амбиций и банальных процедурных споров: Касьянов, заявивший, что хочет быть президентом, в течение нескольких часов спорил с Каспаровым только из-за того, как выдвигать кандидатов в парламент и на президентский пост. Своими склоками они фактически предали тех, кто шел на риск, выходя на улицы во время акций протеста 'Другой России'.

- Они еще не убили медведя, а уже делят его шкуру, - говорит Эдуард Лимонов, лидер запрещенной Национал-большевистской партии.

Не лучше идут дела и у двух других либеральных партий - 'Яблока' и 'Союза правых сил' (СПС). Уже несколько лет они никак не могут объединиться, хотя обе борются за голоса одной и той же группы избирателей; на последних парламентских выборах, прошедших четыре года назад, ни та, ни другая партия не смогли преодолеть пятипроцентный барьер, дающий право на представительство в законодательной власти. На этих выборах барьер будет составлять уже семь процентов, и, судя по результатам последних опросов, ни 'Яблоку', ни СПС преодолеть его тоже не удастся.

- Я не боюсь Кремля, но когда даже среди своих не получается договориться - значит, пришло время уходить из политики, - говорит Ирина Хакамада, выдвигавшая свою кандидатуру на президентских выборах 2004 года.

Правда, есть и еще один момент: на самом деле и СПС, и 'Яблоко' существуют внутри рамок, прописанных Кремлем. СПС был основан и по сию пору финансируется Анатолием Чубайсом, главой российской государственной электрической монополии. У Чубайса с Путиным полное взаимопонимание; кроме того, ему нужна поддержка Путина для проведения реформы электроэнергетики. В результате СПС не планирует выставлять на президентские выборы (которые, скорее всего, выиграет кандидат Кремля) своего человека; руководство очень нервно относится даже к появлению в парламентском избирательном списке своих же членов, наиболее активно высказывающихся против власти.

Но проблема еще глубже. Как говорит Борис Немцов, один из лидеров СПС более-менее значительного калибра, 'в российском обществе нет спроса на либеральную оппозицию'. У большинства населения такие либералы, как Немцов и Чубайс, ассоциируются с нищетой, хаосом и потерей национальной гордости, постигшими страну в 90-е годы. В правительстве Бориса Ельцина они много говорили о макроэкономической стабильности и бюджетной дисциплине, но не представили простому народу ни одной понятной ему политической программы. Некоторые из проведенных ими реформ, за которые их часто ругают, все же дали плоды, но уже не при них, а при Путине, и сейчас экономика России при помощи высоких цен на нефть растет примерно на 7 процентов в год, бюджет исполняется с профицитом, инфляцию загоняют в приличные рамки, а государство исправно расплачивается по долгам.

Мало кто в России сегодня дорожит свободой слова или правами человека больше, чем повышением жизненного уровня.

- Кремль заключил с российским народом сделку, - говорит Касьянов. - Граждане, наслаждайтесь жизнью, путешествуйте по миру, покупайте машины - только не лезьте в политику. А у кого начинается обострение патриотических чувств - подходите, вылечим.

Именно это и происходит. Либеральные идеи мало кому в России по вкусу, чего нельзя сказать об идеях националистических. Если Кремль не может контролировать какую-нибудь партию, она просто уничтожается, но он к тому же, стремясь раздробить оппозицию и украсть у нее голоса, регулярно организует 'карманные' партии всех мастей - и эти симулякры, как ни досадно, пользуются популярностью. Так что если кому и суждено разжать мертвую хватку Кремля, то это, скорее всего, будут не либералы.

____________________________________________________________

Дон Путин ("The Wall Street Journal", США)

Cмелая левая оппозиция выступает против Кремля ("Christian Science Monitor", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.