Президент России Владимир Путин известен своей страстью преподносить сюрпризы. Вчера, например, он неожиданно уволил премьер-министра Михаила Фрадкова, а взамен назначил никому не известного финансиста Виктора Зубкова. В России небезосновательно предположили, что этот ход был сделан в рамках подготовки к передаче власти преемнику - то есть человеку, которого изберут главой государства на выборах в марте следующего года и который сохранит существующую на данный момент политическую систему.

Однако это еще не все. Правительственные перетасовки служат еще и для того, чтобы укрепить культ власти российского 'царя'. Посыл примерно таков: мы можем возвысить кого угодно, избавиться от кого угодно, а людям остается только аплодировать нашему решению. И каждый раз, когда повторяется этот ритуал приказа и подчинения, соответствующие рефлексы еще глубже вбиваются в российскую политическую жизнь.

В декабре этого года в России состоятся парламентские выборы, а в марте следующего - президентские. Несмотря на это, Путин изо всех сил старается избежать положения 'хромой утки' (термин политической культуры США - президент, чьи полномочия заведомо скоро окончатся - прим. пер.) и как можно дольше сохранять свою безграничную власть над страной. Теперь, сформировав новое правительство во главе с послушным шестидесятипятилетним Зубковым, Путин сможет не только выбрать в преемники другого кандидата, но и объявить о своем выборе в самый последний момент.

Таким образом Путин, во-первых, искусственно продлевает привлекающую всеобщее внимание ситуацию соперничества между двумя вице-премьерами, бывшим министром обороны Сергеем Ивановым и директором 'Газпрома' Дмитрием Медведевым, во-вторых - не позволяет власти преждевременно утечь в руки кого-либо из этих двоих (или кого-то третьего). Если бы премьером стал кто-то из кандидатов в преемники (подобно тому, как самого Путина произвел в премьеры прежний президент Борис Ельцин), кремлевские придворные немедленно ринулись бы к нему, как железки, притянутые мощным магнитом.

Все эти дворцовые интриги в первую очередь выявляют непрозрачность и неподотчетность властной системы, которую Путин выстраивал с самого начала своего президентства (то есть с 2000 года). Путин по-прежнему популярен в России благодаря гигантским прибылям от торговли нефтью и газом, позволившим верхушке туго набить кошельки, а заодно накопить государственные резервы в почти полтриллиона долларов. Население ощущает это в виде повышенных пенсий, строительного бума в городах и появления новых рабочих мест. По сравнению с экономическим кризисом конца девяностых и общей деградацией властных структур, наметившейся в последние годы правления Ельцина, выстраивание Путиным сильного государства, возвращение к торжеству законопорядка и возвращение России внешнеполитического веса выглядят привлекательно в глазах российской общественности.

Однако система, сформированная Путиным, характеризуется непрозрачностью и автократичностью. Дальнейшее ее функционирование вредно не только для России, но и для всего остального мира. Под властью Путина Россия страдает от повсеместной коррупции, демографического кризиса и 'бандитской' политической культуры. В качестве курса лечения России надо назначить солнечный свет прозрачной, надежной демократии. России нужен еще один Горбачев. России нужен лидер, осознающий необходимость новой 'перестройки'.

_________________________________

And who is Viktor Zubkov? ("The Wall Street Journal", США)

Неожиданный выбор Владимира Путина: страна все еще гадает, кто будет преемником ("The Times", Великобритания)

Путин сбивает всех с толку ("Le Figaro", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.