В очередной раз президент России Владимир Путин поверг страну и мир в шок своим выбором нового премьера. Отставка Михаила Фрадкова готовилась последние две недели, но никто и предположить не мог, что выбором властителя Кремля будет Виктор Зубков, известный до этого весьма узкому кругу чиновников и банкиров. Как сказал в интервью газете 'Коммерсант' бывший член правительства, а ныне первый заместитель председателя одного из крупнейших банков 'Альфа-банк' Олег Сысуев: 'Он (Путин) посмеялся над всей страной, всеми прогнозами. Что можно после этого предсказывать? Я чувствую себя полным идиотом'. Без преувеличения, можно сказать, что в таком положении оказалось большинство российских и западных знатоков московских коридоров власти. Тем не менее одно совершенно ясно. В Кремле провели не операцию 'Преемник', а совсем другую классическую операцию - 'Прикрытие'. И это стиль российских спецслужб, даже обычай, а он, по выражению великого русского поэта, деспот меж людей.

Расчистка политического поля

Как обычно, операция 'Прикрытие' началась задолго до сенсационного назначения нового премьера. Зимой на пост министра обороны был назначен Анатолий Сердюков. Тогда никто не обратил внимания на его родственные связи с нынешним премьером, что вполне естественно. Никто в трезвом уме и твердой памяти не мог предположить такого развития событий поздним летом и ранней осенью. Важнее было то, что Анатолий Сердюков, в отличие от его предшественника Сергея Иванова, не имел прочных связей в военной среде и как человек штатский не имел шансов таковыми обзавестись. Этот фактор в значительной степени стал определяющим при дальнейшей кадровой зачистке российской политической сцены.

Следующий этап наступил летом. Один за другим стали выбиваться политические тяжеловесы из губернаторов, которые хоть в какой-то мере могли составить конкуренцию будущему выдвиженцу на президентский пост. Процесс этот происходил довольно давно, просто летом он значительно интенсифицировался. Так, после весьма продолжительной беседы с руководителем администрации президента Сергеем Собяниным губернатор Самарской области Константин Титов, который возглавлял область 16 лет, написал заявление об отставке. Формально ему поставили в вину весьма скромные результаты 'Единой России' на областных выборах 11 марта. Не смог (или не захотел) губернатор Титов помочь и мэру Самары единороссу Георгию Лиманскому. В октябре 2006 г. новым мэром был выбран лидер местной 'Справедливой России' Виктор Тархов, получивший на 15% голосов больше. При этом экономические показатели области были выше общероссийских, но это не приняли во внимание. Титов был политически неблагонадежным, так как состоял в 'Союзе правых сил' и только в 2005 г. вступил в 'Единую Россию'. Нечто подобное произошло и с губернатором Новгородской области Михаилом Прусаком, очередь которого уйти в добровольно-принудительную отставку подошла в конце августа. Так как за ним явных политических грехов не было, то борьбу начали с его окружением с помощью наездов правоохранительных органов. В конце концов новгородский губернатор понял направление развития событий и ушел со своего поста.

Расчистка политического поля охватила практически всю страну - от южных гор в северокавказских республиках (ушли по собственному желанию Александр Дзасохов (Северная Осетия), Валерий Коков (Кабардино-Балкария), Магомедали Магомедов (Дагестан), Алу Алханов (Чечня) до северных морей, омывающих Камчатку и Сахалин (отставлены Михаил Машковцев и Иван Малахов).

В этом же ряду стоит дело 'Русснефти' и ее владельца Михаила Гуцериева. Не совладавший с эмоциями олигарх заявил в своем письме, опубликованном в газете 'Ведомости' следующее: 'Мне предлагали уйти из нефтяного бизнеса, уйти 'по-хорошему'. Я отказался'. В результате бывший олигарх объявлен в международный розыск. Понятно, что проблема не в нарушениях законодательства, которое вменяется в вину бывшему владельцу 'Русснефти', не он первый и не он последний его нарушивший. И дело даже не в желании Кремля консолидировать бизнес по добыче энергоресурсов. Необходимо лишить потенциальных оппозиционеров или людей, отклоняющихся от генеральной линии Путина, какой-либо финансовой основы. Если бы Борис Березовский из лондонского далека подобно Герцену посылал проклятия Путину и этим ограничивался, то на него никто бы не обращал внимания. Проблема в том, что в России достаточно много людей, не желающих видеть авторитарного Путина и его производных во главе страны, и активность эмигрантов, имеющих финансовый ресурс, может найти благоприятный отклик среди недовольных внутри страны. Вот и проводятся активные мероприятия в России и за ее рубежами с целью их нейтрализации. Очень может быть, что дело Литвиненко из этого ряда. Сработано не очень чисто, но это поправимо в дальнейшем.

Только после столь долгого подготовительного периода оказалось возможным подойти к осуществлению активной фазы операции 'Прикрытие'.

Неустойчивое равновесие

Комментарии в связи с назначением Виктора Зубкова в своем большинстве сводились к тому, что это весьма вероятный кандидат Путина на пост президента России. Замешательство было вызвано тем, что свой выбор ВВП сделал не из признанных фаворитов - Сергея Иванова или Дмитрия Медведева. Однако в данный момент российский президент не мог поступить иначе.

Во-первых, официальный назначенец довольно быстро оброс потянувшимися к нему группами влияния, что привело бы де-факто к образованию параллельного центра власти и быстрому превращению Путина в хромую утку, что никак не вписывается в цели и планы последнего. Не только упомянутые деятели, но и пока стоящие во втором ряду, например, глава ОАО 'Российские железные дороги' Владимир Якунин, глава 'Рособоронэкспорта' Сергей Чемезов, вице-премьер Сергей Нарышкин имеют определенный потенциал и поддержку для претензий на высший государственный пост. Не все они входят в ближний круг президента, но это совсем не исключает их участия в развернувшейся борьбе с надеждами на успех. В этом смысле время сказать последнее слово еще не наступило.

Во-вторых, Михаил Фрадков был прекрасным техническим премьером, начисто лишенным политических амбиций и умевший балансировать между различными группами влияния вокруг Кремля и внутри его. Однако наступил момент, когда его 'техничность' оказалась уже недостаточной. Назначением Зубкова российскому бизнесу как малому, так и большому ясно показано, что Большой Брат глазами главного финансового разведчика всех видит насквозь, как через томограф, и никому спрятаться не удастся. Новый премьер не имеет опыта управления промышленностью, он не прошел школу московской бюрократии, и это, как никогда, соответствует требованиям момента. У него будет одна и самая важная задача - стоять на страже, вооружившись накопленным компроматом на всех и вся. То, что он был близок к президенту и работал с ним во времена Очакова и покоренья Крыма, было дополнительным достоинством, но не самым главным.

В-третьих, Путин, как это ни кажется парадоксальным на первый взгляд, не свободен в своем выборе, так как находится в центре борьбы различных групп влияния в своем окружении. Он должен учитывать сложные взаимоотношения между ними и их противоречивые интересы. Крен в какую-либо сторону нарушит сложившееся шаткое равновесие, и тогда с таким трудом созданная конструкция может разрушиться из-за эффекта домино. До января - февраля будущего года необходимо связать ее железным обручем, и это главная задача нового премьера. Все должно замереть до рассвета. А когда он наступит, то об этом все узнают от президента, и только от него. Пока же, по выражению Наполеона, в России 'час быка', и за оставшееся время многое может произойти и измениться. Вполне понятно волнение Сергея Иванова, которое не укрылось от журналистов. В конце концов, разведчики тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Ведь кое-кто уже поспешил утром поздравить Сергея Борисовича с новым назначением, а вышел такой пассаж. Как говорится, спешить надо медленно.

Происходящие в соседней стране события показывают, что окончательное решение по кандидатуре на пост президента еще не принято. Собственно, проблема не в самом кандидате, а в политической судьбе Путина после марта будущего года. Сделать из ВВП российского Дэн Сяопина навряд ли получится. Для этого нет соответствующих условий: отсутствует традиция института влиятельных советников, российская власть никогда не дробилась, правитель должен иметь все или он тогда не правитель. Доведенный до логического конца централизм отражен в ментальности общества в образе справедливого, сильного главы страны, решающего все проблемы и держащего бояр в кулаке. И это большая проблема, решение которой, судя по всему, до сих пор не найдено.

Также сложно говорить о техничности будущего кандидата. Самый серый из толпящихся у трона может опериться и забыть, из чьих рук он принял власть. Российская история полна таких примеров. Взятый из худого дворянского рода Михаил Романов оказался родоначальником дома, царствовавшего 300 лет. Весельчак и гурман Леонид Брежнев тоже многим казался временной фигурой, да и сам Путин был выбран именно из-за своей незаметности. А что получилось? И возрастные параметры тут не играют никакой роли. Аденауэр принял разрушенную Германию в возрасте 73 лет, а оставил ее цветущей, когда ему было 87. Ведь никто не даст гарантию того, что технический президент вдруг откажется, например, через два года правления от своего поста то ли по состоянию здоровья, то ли по какой-то другой причине. Обещать можно все, а выполнить... Могут возникнуть проблемы и большие. Именно решением задачи квадратуры круга российской власти и занят сейчас российский президент.

Старая актриса из Comedie Francaise учила героиню романа Сомерсета Моэма 'Театр' Джулию Ламберт: 'Не делай паузы, если в этом нет крайней необходимости, но уж если сделала, тяни ее, сколько сможешь'. Назначением Виктора Зубкова Путин продлил паузу и продолжает держать российскую политическую элиту в напряжении. Время пока есть, вот он тянет и продолжает операцию 'Прикрытие'. До открытой фазы операция 'Преемник' еще не дошла.

________________________________________

Владимир Путин: 'Я буду гарантом путинской революции' ("24 Heures", Швейцария)

Пришла очередь Путина заказывать музыку ("День", Украина)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.