Человека, который придет на место Путина, зовут Путин. Президент, который может стать премьер-министром, сорвал вчера последнюю маску, развеяв еще остававшиеся сомнения относительно имени того, кто будет управлять Россией в последующий период. Это будет все он же.

Никакого президентства в государственном конгломерате энергетики, никакого воображаемого супер-кресла в российском государственном секторе, никакого применения хитрой тактики для получения третьего президентского мандата. Со стратегической ловкостью тех, кто выходит из коридоров Лубянки, и с крючкотворством тех, кто умеет подчинять себе политику, соблюдая форму, он решил не решаемое уравнение тех, кто должен уйти, но хочет остаться.

Именно в этом заключается смысл слов, произнесенных вчера российским президентом по случаю съезда 'Единой России'. Путин объявил, что возглавит список партии на выборах 2 декабря, лично заняв место, которое возрожденное племя кремлеведов приписывает возможному кандидату в президенты. Он также охарактеризовал 'вполне реалистической' гипотезу о его возможном премьерстве.

Имя Владимира Владимировича во главе списка 'Единой России' означает, что правящая сегодня партия выиграет парламентские выборы, набрав раздутый процент голосов. Триумф 'Единой России' был делом решенным, но популярность президента принесет ей гораздо больший успех, чем предполагалось. А Путину будет гарантирована широчайшая парламентская поддержка, которая позволит ему продолжать осуществление власти. Каким образом? Он сам выдвигает гипотезы. Если он станет премьер-министром, то будет железным премьером, поддерживаемым огромным большинством, вероятно, большим, чем то, которое получит будущий президент. Его преемник будет чувствовать постоянное присутствие главы правительства, который уже дважды был главой государства, пользуясь исключительной популярностью. И не только это. Он возглавит настолько многочисленную парламентскую группу в Думе, что сможет подталкивать, если ему это будет необходимо, к конституционным реформам в парламентском ключе.

Власть следующего президента России рискует оказаться урезанной вдвое, учитывая эффект от премьерства Путина в соответствии с народной волей и латентной угрозой со стороны парламента, имеющего возможность изменить баланс силы между властями в государстве. Или же, что более вероятно, он станет президентом одного единственного проекта, исключительной целью которого является гарантия того, что после Путина вновь будет Путин.

_________________________________________

А теперь следующий фокус: я превращаюсь. . . в премьер-министра ("The Times", Великобритания)

Путина на царство? ("The Times", Великобритания)