В течение двух последних десятилетий главный политический вопрос для России заключается в отношениях не между демократией и диктатурой, а между различными типами олигархии. Олигархия, сформировавшаяся при президенте Владимире Путине, крепче спаяна, более едина и дисциплинированна, чем ельцинская кучка междоусобствующих магнатов. Эту олигархию объединяет общая культура и этика, обусловленная общностью опыта многих ее членов, служивших в советских силовых структурах. Своим относительным успехом эта олигархия обязана именно этим качествам, а также удачным ценам на нефть и грамотному управлению экономикой.

Однако олигархия на то и олигархия, чтобы - если она, конечно, настоящая - ее выживание не зависело от личности лидера. Такая олигархия делает как раз наоборот: она стремится к властной ротации членов правящей элиты. В этом отношении российская олигархия - кто знает, радоваться этому или печалиться - еще не достигла необходимой степени твердости.

Путин в ней занимает скорее не трон диктатора, а кресло председателя совета директоров - однако его личная власть все же чрезвычайно велика. Такое впечатление, что без него правящая группировка рискует не только потерять престиж в глазах населения, но и впасть в состояние неконтролируемой внутренней борьбы. Отсюда и желание не только самого Путина, но и большинства членов его элиты сохранить за ним решающее влияние даже после того, как в следующем году он уйдет с поста президента.

Отсюда и кажущееся очевидным намерение Путина встать во главе проправительственной политической партии "Единая Россия" и превратить ее из сборища разного рода начальников и знаменитостей, объединенных лишь верностью президенту, в настоящую правящую политическую силу. Попутно действительно может получиться так, что Путин примет пост премьер-министра, что, в свою очередь, может закончиться либо скорой отставкой нового президента и уже вполне конституционным выставлением кандидатуры Путина на очередной президентский срок, либо переходом реальной власти от президента к премьеру.

Учитывая относительную молодость Путина (ему только что исполнилось 55 лет), его значительные, хотя и многими оспариваемые, успехи и чрезвычайно высокую популярность, было бы удивительно, если бы он сам не стремился сохранить возможность господствовать в российской политике. Другой вопрос, правильное ли это решение. Честно говоря, если бы он уж совсем не мог уйти, то гораздо лучшим выходом для него было бы изменение конституции с отменой запрета баллотироваться для президентов, отработавших два срока, и вынесением поправок на всенародный референдум.

В нынешней ситуации все возможные варианты действий Путина выглядят весьма и весьма проблематичными. Самый худший из них - сильный премьер-министр Путин при политически кастрированном президенте. Такая стратегия может привести к столкновению между президентом и премьером, что закончится разрушением всей выстроенной системы. И даже если его не произойдет, вместо старой системы будет создана новая, в которой власть свободно перетекает от одного поста к другому в зависимости от обстоятельств - ни тебе стабильности, ни тебе предсказуемости. То же самое получится, если новый президент выиграет выборы и тут же уйдет, уступая место Путину - преемственность власти, конечно, сохранится, но значение конституции будет низведена до уровня деревенской пантомимы.

Если говорить только об эффективности управления, лучший на сегодня вариант - это, скорее всего, сильный премьер Путин вместе с сильным президентом - скажем, нынешним первым заместителем премьер-министра Сергеем Ивановым. В теории - возникает идеальная комбинация на страх всем врагам. На практике - работа такой комбинации требует больше личного доверия, чем бывает между многими братьями.

Наконец, Путин может выбрать еще один путь - ограничиться ролью лидера "Единой России" и употреблять свое влияние для того, чтобы действовать с этой платформы. В Индии примерно то же самое делает Соня Ганди. В этом сценарии тоже есть большая опасность: он может привести к возрождению фактически однопартийного государства.

Однако не будем забывать, что поражение российской демократии после падения Советского Союза обусловлено как раз тем, что российское общество оказалось неспособно родить новые реальные политические партии. Если у Путина получится превратить "Единую Россию" в такую партию, то в конце концов его сегодняшние шаги - пусть и независимо от его сегодняшних намерений - на основе нового общества, созданного благодаря экономическому росту, все-таки будут способствовать возникновению в России нормальной демократической партийной политики. Но до того дня Россия вряд ли будет развиваться быстрее, чем позволит ей нынешняя олигархия, и может только надеяться на эффективность работы всех общественных механизмов под разумно стабильным и согласованным руководством.

Анатоль Ливен - профессор факультета военного дела Кингз-колледжа (Лондон) и старший научный сотрудник фонда New America Foundation. Его последняя книга ,написанная в соавторстве с Джоном Халсменом (John Hulsman) - 'Этический реализм: размышления о роли Америки в мире' (Ethical Realism: A Vision for America's Role in the World)

______________________________________________

Владимир Путин спас Россию от катастрофы. Поэтому давайте оставим его у власти ("The Times", Великобритания)

Должен ли Путин остаться? ("BBC World", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.