Сегодня в американской администрации любят вспоминать, как на саммите 'большой восьмерки' промышленно развитых держав в Германии президент Буш, обернувшись к своему российскому коллеге Владимиру В. Путину, заметил, что они уже почти пережили всех тех, с кем встречались на таких саммитах еще недавно. В тот момент Жак Ширак (Jacques Chirac), Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) и Тони Блэр (Tony Blair) уже уходили или готовились к отставке.

- Через год, - ответил Путин, - останешься только ты.

На некоторое время ответ Путина убедил правительство Буша в том, что он сдержит слово и уйдет с поста президента в точно назначенный законом срок - за несколько месяцев до января 2009 года, когда свой пост следующему президенту передаст Буш. Однако сегодня планы Путина совершенно непонятны. В результате надежды Администрации на то, что Россия будет двигаться в направлении более свободного и демократического общества, сильно померкли.

В сентябре Путин застал Белый дом врасплох неожиданным заявлением о том, что он все же может остаться у власти - либо в качестве премьер-министра с новыми полномочиями, либо в качестве 'серого кардинала', опирающегося на поддержку 'партии власти'. В Администрации не знают, как относиться к человеку, который собрал в своих руках практически всю власть в стране, но которого продолжает называть 'своим другом' президент Буш.

Поэтому в течение всех двух дней переговоров, в которых участвовали госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) и министр обороны Роберт М. Гейтс (Robert M. Gates), в атмосфере чувствовался определенный дискомфорт.

- Если в стране нет институтов-противовесов, то власть любого президента становится проблемой для демократического развития, - заявила Райс в субботу, сопроводив это заявление выражением беспокойства относительно состояния российских судебной и законодательной систем, а также прессы, однако уклонившись от прямого упоминания Путина.

Журналисты неоднократно спрашивали ее - и еще один раз вопрос задавали правозащитники на встрече с ней в Спасо-хаусе, резиденции американского посла, - кто будет формальным или неформальным лидером России в следующем году и что это может значить, однако она отказалась обсуждать эту тему.

На совместной пресс-конференции с российскими министрами обороны и иностранных дел этот вопрос вызвал улыбку ее российского коллеги Сергея В. Лаврова и откровенный смех сидевших в зале военных из генерального штаба - как будто они считали смехотворной саму постановку вопроса.

- О том, кто будет президентом, собирается ли президент Путин занимать какой-либо из имеющихся постов или не собирается, сейчас очень много говорят, - сказала несколько позже Райс. - Мне кажется, что разговоры здесь вряд ли к месту.

А эти заявления обнажают уже другую реальность: Соединенные Штаты бессильны толкать Россию в направлении к демократии, хотя всего лишь шесть лет назад Путин сам выразил поддержку Бушу после терактов 11 сентября, и всем казалось, что наступает новая эра сотрудничества.

Тогда Буш, свято верящий в дипломатические связи на личном уровне, сказал, что в глазах Путина увидел надежного союзника по демократическому лагерю и по борьбе с терроризмом. Однако Буш все еще президент, а Россия быстро сползает в направлении авторитарной системы, которая более склонна вступать с Соединенными Штатами в противоречие по многим вопросам, нежели искать сотрудничества.

Время от времени Администрация пытается сделать России выговор, но до сих пор она добилась этим разве что укрепления антиамериканских настроений в Кремле и государственных СМИ. Даже начало переговоров в пятницу Путин ознаменовал самодовольным и саркастическим замечанием о планах США по развертыванию систем ПРО.

Кроме того, продвижение демократии в России со временем практически ушло с повестки дня Америки: его вытеснили другие, ясные и прагматически вопросы - разрешение противоречий вокруг противоракетной обороны, судьбы стратегических ядерных арсеналов двух стран и размещения в Европе обычных вооруженных сил. Именно эти вопросы, а также проблема иранской ядерной программы, обсуждались в Москве, и, по словам источника из американской делегации, сославшегося на крайнюю дипломатичность вопроса и потому отказавшегося назвать свое имя, последующие шаги Путина, скорее всего, не будут обсуждаться вовсе.

Среди тех, кто встречался с Райс в субботу, была глава российского правозащитного научно-информационного центра 'Демос' Татьяна Локшина. По ее словам, приоритет в рамках данного визита отдается вопросам безопасности, поэтому встреча с правозащитниками была, по большому счету, символической. Она также сказала, что Соединенные Штаты 'растеряли свой моральный капитал' и поэтому, если хотят говорить Путину, что дальнейший отход его страны от демократии дипломатически неприемлем, то должны делать это единым голосом с европейскими странами.

- В одиночку голос Америки уже не слышен, - сказала она после встречи с Райс. - На россиян он не влияет. - По ее словам, Райс резко отреагировала на критику, ответив: 'Мы никуда не растрачивали свой немалый моральный капитал'.

Иными словами, в Белом доме усиливается осознание того, что сосредоточению власти в руках Путина, его способности диктовать личность своего преемника или в каком-либо качестве остаться во главе страны на данном этапе США ничего не могут противопоставить. На прошлой неделе сенатор-республиканец от Индианы Ричард Лугар (Richard Lugar) заметил, что если даже Буш скажет своему другу: 'Владимир, тебе самому было бы реально лучше, если бы ты хоть немного подвинулся к настоящей демократии', все равно ничего не изменится.

На самом деле наиболее высокопоставленные представители Администрации уже не представляют себе сценария, в рамках которого Путин отходит в сторону и оставляет преемнику хотя бы ослабленный пост президента, не говоря уже о той колоссальной власти, которую он сосредоточил на этом посту за время пребывания в Кремле. Они уже готовятся к тому, что на следующем саммите 'большой восьмерки' или любой другой серьезной встрече Россию будет представлять некто, кто является ее лидером номинально, но не по-настоящему.

Фактически правительству Буша, в чем бы ни заключался сегодня план Путина, придется иметь дело с ним до тех пор, пока окончательно не отработает механизм российского преемничества. Райс, например, уже заявила, что не считает неясность в вопросе личности преемника препятствием к обсуждению вопросов, стоявших на повестке дня ее поездки в Россию.

Когда ей задали вопрос, не обманул ли Путин ее ожиданий с 2001 года, когда Буш впервые встретился с ним, она ответила, что нет.

- Я всегда понимала, что этот человек будет делать все, что, по его мнению, отвечает интересам его страны, и что в этом смысле его действия будут вполне прозрачны. Если у нас и возникают противоречия, то происходит это потому, что мы по-разному понимаем, в чем заключаются эти интересы.

____________________________________________

'Пролетарии всех стран, извините!': при Путине народ уже не смеется ("Le Monde", Франция)

Миссия почти невыполнима ("The Financial Times", Великобритания)

Московская миссия по смягчению отношений ("The Washington Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.