Грандиозная эпопея Толстого, действие которой происходит в период наполеоновских вторжений [так в тексте - прим. перев.] в Россию, сама провоцирует баталии внутри издательской индустрии.

Не прошло и двух лет с тех пор, как издательство Viking выпустило 'Войну и мир' в новом переводе Энтони Бриггса (Anthony Briggs), и вот к борьбе за читательские симпатии изготовились еще два перевода-конкурента. Издательство Alfred A. Knopf издает роман Толстого тиражом в 52000 экземпляров в переводе супружеской пары - Ричарда Пивера (Richard Pevear) и Ларисы Волохонской (Larissa Volokhonsky); книга появится в продаже на следующей неделе. Супруги оказались в центре внимания несколько лет назад, когда Опра Уинфри (Oprah Winfrey) выбрала именно их перевод 'Анны Карениной' в качестве 'книги месяца' для своей передачи 'Клуб книголюбов' - после этого его издание в мягкой обложке разошлось тиражом более 900000 экземпляров.

С 'Войной и миром' Knopf конкурирует выпущенный издательством Ecco 'первоначальный вариант' этого романа о жизни нескольких дворянских семей, и сражениях, решивших их судьбу. Это издание (оно уже появилось в магазинах) публикуется в переводе Эндрю Бромфилда (Andrew Bromfield) - именно он познакомил англоязычного читателя с триллерами Бориса Акунина и книгами ряда других современных российских писателей. Объем первого тиража Ecco установило в размере 16000 экземпляров.

Поскольку речь идет о романе, печально известном своим объемом, у книги Ecco есть одно потенциальное коммерческое преимущество: она на 400 страниц короче так называемой 'канонической версии' - отчасти из-за того, что в ней отсутствуют многие философские отступления и исторические экскурсы, которые Толстой добавил позднее. Кроме того, в знакомом сюжете возникают неожиданные повороты - в более поздних вариантах романа автор менял судьбы персонажей, а некоторых - просто 'ликвидировал'.

'Первоначальная' 'Война и мир' Ecco основана на тексте, который в начале 1980-х собрал воедино один исследователь из рукописей Толстого и других источников, утверждая, что он представляет собой первый вариант романа. Knopf называет свое издание, где в качестве оригинала использовался текст, взятый из собрания сочинений Толстого, опубликованного в Москве в 1962 г., 'новым переводом эталонного варианта'. Именно издание 1962 г. г-н Пивер считает 'эталонным'; на него же ссылаются многие ученые, цитируя 'Войну и мир'.

За несколько месяцев до того, как Ecco опубликовало свою версию, Knopf поручило г-ну Пиверу подготовить специальное заявление относительно своего перевода, предназначенное для торговых агентов издательства - на тот случай, если их начнут расспрашивать владельцы книжных магазинов, не уверенные, какой из публикаций следует отдать предпочтение. В заявлении - его текст передается рецензентам по их просьбе - г-н Пивер утверждает, что Толстой коренным образом переработал первый вариант романа, после чего и появилась 'та 'Война и мир', которую мы знаем'.

На прошлой неделе глава Ecco Дэн Хэлперн (Dan Halpern) распространил собственное заявление, называя свой вариант 'столь же аутентичным'. В предисловии к изданию переводчик Бромфилд поясняет, что вариант Ecco призван 'не столько заменить, сколько дополнить каноническую версию'.

По словам г-на Хэлперна, ему 'и в голову не приходило, что мы будем конкурировать' с Knopf, а общего мнения о том, 'какую версию считать канонической', не существует. Поэтому он поручил г-ну Бромфилду сделать также новый перевод наиболее известного текста 'Войны и мира'; Ecco планирует выпустить его через три-четыре года. 'В конечном итоге, мы, вероятно издадим оба текста - первоначальный и конечный', - объясняет г-н Хэлперн.

Коммерческий успех книги гарантирует издательству-'победителю' стабильные доходы в течение нескольких лет - особенно если именно его публикацию университетские преподаватели будут рекомендовать студентам.

Некоторые специалисты полагают, что спор вообще идет не по существу. ''Эталонного' издания не существует, - считает Энн Лонсбери (Anne Lounsbery), доцент Нью-Йоркского университета и куратор программ для старших курсов на кафедре российских исследований и славяноведения. Она поясняет: 'Сам Толстой, закончив роман, не проявлял к нему особого интереса. Он позволял самым разным людям вносить изменения в текст'.

_____________________________

Джозеф Эпштейн: Наследник Толстого ("The Wall Street Journal", США)

Лев Толстой как зеркало современного бизнеса ("The Financial Times", Великобритания)

Прорыв в теннисе , за которым стоят Толстой и Курникова ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.