Заявления президента Владимира Путина, сделанные им на заседании Международного дискуссионного клуба "Валдай", состоявшемся в прошлом месяце в Сочи, а также его решение возглавить избирательный список партии "Единая Россия" на декабрьских выборах в Государственную Думу позволяют сделать предположение о том, что Россия находится на пороге серьезного кризиса преемственности. Менять конституцию для того, чтобы разрешить Путину пойти на третий президентский срок подряд, уже слишком поздно. Вместе с тем, усиление полномочий премьер-министра за счет полномочий президента - неподходящее и маловероятное решение проблемы преемственности.

Вместо ухода Путина с государственной должности самым лучшим и самым подходящим решением будет уход с поста президента на непродолжительный срок, возможно, на один год, в течение которого президентом будет нынешний премьер-министр Виктор Зубков. Путин, став сначала премьер-министром, сможет снова баллотироваться на пост президента, когда Зубков уйдет в отставку "по состоянию здоровья". После избрания Путина первый заместитель премьер-министра Сергей Иванов может стать руководителем правительства.

Проблема даже такого непродолжительного "междуцарствия" заключается в том, что по конституции президент контролирует силовые министерства, в том числе армию, различные спецслужбы и правоохранительные органы. Президент является главнокомандующим вооруженных сил и назначает высшее военное руководство. Кроме того, он же назначает членов и главу Совета безопасности.

Контроль над силовиками обретает более все более важное значение по мере того, как с приближением выборов усиливается борьба между различными группами элиты. Это стало очевидным на прошлой неделе, когда были арестованы сотрудники Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, принимавшие участие в расследовании деятельности офицеров Федеральной службы безопасности, причастных к скандальному делу о контрабанде мебели компанией "Три Кита". После этих арестов директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Черкесов, близкий соратник Путина, предупредил о недопустимости развязывания войны "всех против всех" между различными силовыми ведомствами, входящими в их "корпорацию".

Но у президента есть и другие полномочия.

Кроме представления Государственной Думе кандидатуры премьер-министра на утверждение, президент выдвигает кандидатуры на посты руководителей Центрального Банка, Конституционного суда, Верховного суда, Высшего арбитражного сада и Генеральной прокуратуры.

Президент также выдвигает кандидатуры руководителей субъектов Российской Федерации, которых должны утверждать местные законодательные органы власти. Эти руководители в свою очередь назначают половину верхней палаты парламента - Совета Федерации. В дополнение к этому президент назначает своих представителей в семь федеральных округов, нескольких членов Центральной избирательной комиссии и одну треть членов Общественной палаты - совещательного, но тем не менее влиятельного органа.

Более того, у президента есть процессуальные права, он может формировать политику, то есть участвовать в заседаниях кабинета министров, вносить в парламент законопроекты, подписывать договоры с регионами и иностранными державами и определять внешнюю политику страны.

Короче говоря, президент является альфой и омегой политической системы государства.

Проблема сильной президентской власти могла бы быть решена, если бы Путин, будучи премьер-министром, выполнял президентские полномочия, не внося при этом официальных изменений в конституцию. Преемник Путина на посту президента может подписывать бумаги, однако все ключевые решения могут приниматься Путиным. В старые советские времена коммунистическое "государство-партия" руководило силовыми министерствами напрямую, несмотря на то, что они по конституции входили в состав правительства. Точно также премьер-министр может контролировать силовые министерства несмотря на то, что по конституции они подчиняются президенту. Однако и это может быть проблематичным, так как Путин и будущий президент будут не только де-факто, но и де-юре нарушать действующую конституцию.

Наихудшим сценарием будет раскол режима или конституционный кризис, в ходе которого будет неясно, кто на самом деле управляет страной.

Единственным выходом из этой проблемы может стать выполнение Путиным второстепенной роли при президенте. В то же самое время Путин может оказывать влияние на президента и сдерживать его своим авторитетом, популярностью и законодательным весом "Единой России", который она будет иметь благодаря своему большинству в новой Думе. Заняв пост премьер-министра и возглавив "Единую Россию", Путин создаст в политической системе страны жизнеспособную систему уравновешивающих друг друга центров власти. Таким образом Путин может расширить то, что профессор Джорджтаунского университета Харли Болзер (Harley Balzer) называет "контролируемым плюрализмом" - постсоветской версии явления, которому советологи давали определение "институциональный плюрализм".

И действительно, Путин, судя по всему, решил, что для сохранения стабильности после окончания второго срока его президентства необходима двухпартийная система, в которой ведущую роль будет играть "Единая Россия". На заседании клуба "Валдай" Путин исключил возможность построения однопартийной системы по подобию существовавшей когда-то в Тайване или Южной Корее, не говоря уже о системе государства-партии, характерной для коммунистических или фашистских режимов.

Более-менее плюралистичная система, в которой будет доминировать одна партия, может сохранить стабильность и экономический рост, как это было в Японии, Мексике и послевоенных Италии и Германии. Озвучиваемая Путиным поддержка жизнестойкой партийной системы и социально-демократическая направленность партии председателя Совета Федерации Сергея Миронова "Справедливая Россия" означают, что существование второстепенных партий будет разрешено.

Не отказываясь от плюрализма, Путин в качестве премьер-министра может использовать имеющееся у "Единой России" большинство в парламенте и для принятия нужных законов, и для сдерживания своего преемника, который согласится "отключить" президентскую администрацию, сократив свои возможности осуществлять самостоятельную политику.

И все же даже это может не снять полностью риск раскола режима или начала борьбы за власть между разными группами элиты. По иронии судьбы, именно осуществленная Путиным консолидация президентских полномочий и власти над силовиками теперь усложняет поиск решений выглядящей вечной для России и для него проблемы преемственности.

Гордон Хан - ведущий научный сотрудник, адъюнкт-профессор Монтерейского института международных исследований (Monterey Institute for International Studies), автор книги "Исламская угроза в России" ("Russia's Islamic Threat").

____________________________________________________________

Кремлеведы вновь в почете ("The Washington Times", США)

Они верят в Кремль - и готовятся ко второму пришествию Президента Путина ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.