Россия накануне президентских выборов. Выборов ли?

Сегодня в Москве моден театр марионеток. Герои представления, управляемые кукловодом, признаются друг другу в любви, плетут интриги, ненавидят, гибнут, считают деньги... Зрителей в зале немного.

Этот театр напоминает российскую политическую сцену, которая уменьшилась до размеров маленькой коробочки: несколько актеров выполняют движения, понятные только избранным, сидящим в первом ряду. А остальное общество? Оно спектакля не видит. Для него есть дешевые зрелища и такая же дешевая пропаганда. Кроме того, закрытый театр кремлевских марионеток никого особо не интересует.

Неожиданный ход Путина

Недавно президент Путин ненадолго перестал таинственно улыбаться и сделал два хода. Он отправил в отставку премьера Михаила Фрадкова, технического недотепу, и посадил в освободившееся кресло Виктора Зубкова, технического лоялиста. Определение 'технический' является здесь ключевым, потому что российской системой власти на политическом небосклоне предусмотрено только одно-единственное светило - неважно, называется ли оно царем, генеральным секретарем партии или президентом.

В такой системе премьер может быть только 'техническим'. Он не может выказывать собственных амбиций, ибо за это могут скинуть с местной Тарпейской скалы в политическое небытие. Премьеру Михаилу Касьянову, которого Путин получил 'в наследство' от Ельцина и который выбивался из общей массы соратников Владимира Владимировича, достаточно было дважды высказать в телеэфире особое мнение по вопросу осуждения хозяина 'ЮКОСа', чтобы распрощаться с правительственным кабинетом. Сегодня он борется за политическое выживание в роли одного из лидеров прижатой к стене демократической оппозиции.

Его преемник Фрадков, обезоруживающе обаятельный внук брянского мясника, уже не имел таких амбиций. Он послушно выполнял распоряжения, поступавшие из единственного центра власти: президентского кабинета в Кремле.

Почему же он пал? По данным хорошо информированных источников, Фрадков был неожиданно вызван к президенту прямо с заседания правительства, чтобы узнать, что он перестал быть премьером и возвращаться в зал заседаний незачем. О том, кто станет новым главой правительства, не знали даже придворные политологи - такие, как Сергей Караганов или Вячеслав Никонов, которые стараются выглядеть не только разбирающимися в дворцовых интригах, но и создающими кремлевскую реальность. У обоих лица вытянулись от удивления, когда они узнали о решении президента.

Ничего не знал даже вице-премьер Сергей Иванов, который прежде был претендентом на звание 'преемника Путина'. За три часа до этого коллеги поздравляли его с 'помазанием', потому что в кулуарах разнесся слух о том, что Путин, наконец, принял решение по операции 'Преемник', и им станет Иванов.

Загадки Сфинкса

В этом как бы нет ничего нового: уже несколько лет Кремль ставит политикам, чиновникам, наблюдателям, аналитикам и журналистам трудные задачи из области прогнозирования. Президент и его ближайшее окружение играют всеми ими, как кошка с мышкой. Путин то набирает воды в рот, то говорит загадками, запутывает следы, подает противоречивые сигналы. Он словно играет в догонялки - резко сворачивает, перебегает через пути прямо перед трамваем и доволен, видя, что уходит от преследования.

Так что уже не менее четырех лет политологи теряются в догадках: как будет решена 'проблема 2008 года', то есть, что произойдет, когда в будущем году закончится второй - и, согласно конституции, последний президентский срок Путина.

Запутывая следы тем, кто хочет решить эту загадку о преемниках, Путин и его команда превзошли самих себя. Ведь нужно неплохо натренироваться для того, чтобы создавать видимость демократии при полном ее отсутствии, отдать власть и сохранить ее, а при этом удовлетворить всех заинтересованных лиц таким образом, чтобы они не мешали (бороться за общественное мнение незачем, народ и так любит своего вождя, нужно сосредоточиться на удовлетворении элит). Ну и не запутаться в сложных комбинациях (о них ниже).

Похоже, что недавние перестановки в высших эшелонах власти -тоже элемент этой игры в неискренность. И никто не говорит, что сам автор этих хитроумных ходов уже принял решение о том, за что идет борьба (равно как о том, что решение в герметично замкнутом властном пространстве уже принято). А также о том, какими средствами он хочет добиться этой цели.

Из кожи вон

Но обо всем по порядку. Сначала происходит смена премьера. Об отставке Фрадкова говорили давно, она не стала сюрпризом. Зато назначение Зубкова - полная неожиданность. Потом Путин объявляет, что на декабрьских выборах он поддержит партию 'Единая Россия' и возглавит ее избирательный список. Это тоже неожиданность. В чем же дело? Вариантов несколько.

Под первым номером в списке возможных сценариев фигурирует следующая комбинация: 'Единая Россия' получает большинство мест в парламенте (возможно, даже триста голосов, что дало бы ей право вносить поправки в конституцию), Путин, будучи лидером парламентского большинства, после окончания президентского срока становится премьером. При поддержке Путина нынешний премьер Зубков принимает участие в президентских выборах, побеждает, а через несколько месяцев неожиданно заболевает, теряет веру в себя - неважно что еще. Короче говоря, он уходит в отставку, а досрочные президентские выборы выигрывает Путин, о котором за несколько месяцев отсутствия на верху властной пирамиды еще не забыли. У этого варианта есть несколько подвариантов: например, все четыре года Зубков остается слабым, послушным премьеру Путину президентом, а Путин возвращается после очередных выборов в 2012 г., чтобы двумя годами позже с помпой открыть Зимние Олимпийские игры в Сочи.

Второй вариант предполагал бы изменение конституции после ухода Путина с поста премьера и 'перемещение' власти из президентского центра в сторону парламента и правительства. Еще один сценарий предусматривает, в частности, досрочную отставку Путина и оглашение новогоднего послания в ельцинском стиле, назначение досрочных выборов и очередные перетасовки в кругу посвященных. Так или иначе, власть должна остаться в руках тех же самых людей.

Все эти сценарии одинаково вероятны и невероятны. От чего они зависят? От массы мелких, крупных и абсолютно принципиальных элементов. Один неправильно положенный камешек может поколебать эту конструкцию. Ведь структура власти в России, вопреки видимости, хрупка: она опирается не на демократический избирательный механизм, определяющий ротацию в высших эшелонах, а на хитроумных 'технологических' маневрах, призванных гарантировать правителям дальнейшее пребывание у руля.

Да, сегодня легитимность Путину придает его популярность в народе. Но не будем забывать о том, что она связана и с традиционным поклонением правителю и с отсутствием альтернативы на выкошенном подчистую политическом поле, и с тем, что у России, благодаря хорошим ценам на нефть, нет таких драматических финансовых трудностей, которые она переживала 10 лет назад. Путин воспринимается как отец успеха, позволившего России свернуть с пути упадка.

Однако популярность политика на исходе второго срока не решает проблему преемника и не дает ни ему, ни людям из его окружения никаких гарантий безопасности. Поэтому Путин наверняка не уйдет и никому не отдаст свои полномочия.

Но удастся ли ему это? Этого, видимо, не знает он сам. И поэтому сейчас он лезет из кожи вон. Еще все возможно.

Однопартийная Дума

Так или иначе, любые выборы - парламентские в декабре этого года или президентские в марте будущего - будут сведены к референдуму о популярности Путина и его соратников. В сегодняшней России нет институтов, благодаря которым выборы могли бы фактически стать конкурсом персоналий и идей - Путин старательно выкорчевал все структуры, которые могли бы осуществлять контроль над избирательным процессом и действиями властей. Борьба идет в тиши кабинетов, без участия избирателей.

Выборы стали формальностью, имитацией, пародией. Они будут преднамеренно использованы для реализации одного из перечисленных выше сценариев (а, может, какого-то другого, который сегодня не готов и даже не планируется). Впрочем, кого это волнует.

За полтора месяца до выборов в Государственную Думу ни на улицах российских городов, ни где-либо еще не видно избирательной кампании - изредка на городской улице или сельской дороге можно заметить плакат, прославляющий 'план Путина' или положения так называемой программы партии 'Единая Россия', прозрачные, как мечты чиновника о большой взятке без неприятных последствий.

Избиратели тоже не забивают себе голову вопросами о выборах. 'За кого голосовать? Я об этом не думал, какой смысл?'. Теперь, после маневра Путина с выдвижением во главе партии 'путиноидов' многие россияне наверняка подумают, что вождь, наконец, избавил их от груза ответственности за выбор и указал подданным, что надо делать: идти к урнам и проголосовать за победителя. Большинство людей не может разобраться в маневрах Кремля, да и жалко тратить на это время. Процент голосов, который получит 'Единая Россия', имеет определенное значение для дальнейшего хода операции 'Преемник'. Ведь он станет критерием эффективности манипуляций, а также исследованием уровня популярности Путина. Если 'Единая Россия' возьмет слишком много, то остальным игрокам останется мало или ничего. Шанс преодолеть высокий, семипроцентный избирательный порог есть у коммунистов и второй 'партии власти' - 'Справедливой России' (под руководством спикера верхней палаты парламента Сергея Миронова). Судьба радикально-комической ЛПДР Жириновского под вопросом, поражение раздробленных правых демократов представляется неминуемым.

Огромная, подчиняющаяся Путину фракция в 'карманной' Думе - это важный фактор, который поможет в борьбе за власть. Но не решающий.

Закройте глаза

Успех спецоперации 'Преемник' в значительной мере зависит от консенсуса в окружении Путина. Возможно, последняя декларация президента ('Из политики не ухожу, остаюсь в высших эшелонах власти') связана с тем, что Путин осознал: если он уйдет, то элите не удастся достичь такого консенсуса, и начнется кровавая борьба за доступ к государственным нефтедолларам и прочим благам, а в этой битве погибнет и он сам. Возможно, глядя на своих преторианцев, которые за несколько лет обросли перьями и имуществом и уже сегодня бросаются друг на друга, он пришел к выводу, что, если даже он сам не совсем справляется с ними, то 'новому' уж точно не справиться.

Возможно... В общем, очередные домыслы. Плотная завеса, покрывающая процесс принятия решений в Кремле, позволяет лишь плодить домыслы.

Во всех решениях проблемы передачи власти в России, сформулированных методом дедукции, таится масса опасностей для участников игры, а, прежде всего, для главного раздающего. Перестав быть президентом, выпустив из рук кольцо власти, заняв 'техническую' должность премьера или еще менее значимый пост председателя парламента, Путин подвергнется деградации, потеряет майку лидера. Он сможет рассчитывать лишь на то, что назначенный им кандидат в президенты не отправит его в лучшем случае на почетную пенсию, а в худшем - по следам Миши Ходорковского. Он может только рассчитывать, уверенным быть не может.

Игра продолжается. Путину на руку то, что в стране спокойно. Москва упивается благополучием, купается в шампанском, бьет дорогие машины, строит загородные дворцы. И не думает о завтрашнем дне. А далекий, провинциальный Братск мечтает о том, чтобы перенестись в Москву или за границу, потому что душная атмосфера и правление властных структур, сросшихся в один организм с карательными органами и мафией, делают жизнь невыносимой.

Коломна - небольшой город по дороге из Москвы в Рязань - работает над реставрацией запущенных в годы коммунизма памятников архитектуры, реанимирует память о пребывании в городе 'известной авантюристки Марины Мнишек' и не хочет лезть в политику. Молодая руководительница художественной галереи, когда ее спросили, можно ли повесить в зале плакат по случаю первой годовщины гибели журналистки Анны Политковской, нахмурилась: 'Это не самое лучшее место для такого плаката. Галерея - культурное заведение. Зачем напоминать о таких печальных событиях? Нет, не надо вешать'.

Не надо напоминать о печальных событиях. Закройте глаза, стисните зубы и соглашайтесь на все.

________________________________________

Дом, который построил Путин ("Business Week", США)

Путин-кукловод ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.