Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Вена. Для всех, кто еще сомневался в том, что представляет собой Путин, такой загадки больше не существует. Его недавние действия говорят о том, что он - новый российский автократ. Все просто и понятно: он - царь.

Семь лет, в течение которых Путин находился у власти в Кремле, были временем противоречивых сигналов. С одной стороны, он кажется образованным и динамичным лидером, приверженным идее модернизации России. С другой стороны, с помощью военно-промышленного комплекса КГБ - 'силовиков' - он систематически ослаблял или уничтожал любой контроль над собственной властью, одновременно укрепляя способность государства нарушать конституционные права своих граждан.

Путин заявил партии 'Единая Россия', что поставит свое имя во главе списка кандидатов от этой партии на парламентских выборах, назначенных на 2-е декабря, что может позволить ему стать новым премьер-министром России после президентских выборов в марте 2008 года. Конечно, по его словам, Россия должна будет избрать на пост президента 'порядочного, компетентного, эффективного и современного человека, с которым можно будет работать в тандеме'. Но, в действительности, это означает, что Россия должна будет избрать президента, выбранного Путиным для того, чтобы выполнять его приказы.

Если этот сценарий осуществится, это будет печальным днем для России, но не потому, что Путин останется у власти, что было давно известно всем в России. Действительно, Путин сосредоточил в своих руках больше власти, чем кто-либо в постсоветской истории России. Но большинство россиян считают его замечательным лидером, ставя ему в заслугу переход страны от банкротства и отчаяния ельцинской эпохи к богатству и процветанию всего за семь лет. Один опрос общественного мнения за другим показывает, что его действия пользуются поддержкой больше 70% россиян.

Надо признать, что Путин придерживается противоречивых взглядов. Он одновременно выступает в поддержку многопартийной демократии и централизованной власти. Он является сторонником свободной экономики, но хочет, чтобы государство могло контролировать то, как распределяется богатство и кто извлекает из этого пользу.

Как и их президент, большинство россиян не видят противоречия между повышением уровня жизни и международного статуса их страны с 1990-х годов и ослаблением демократических институтов. Конечно, формальные институты демократии в России остаются на месте, но при отсутствии свободной прессы, независимой судебной власти и свободных выборов в регионах (где власть захватили ставленники Кремля, как Рамзан Кадыров в Чечне) от них осталась лишь внешняя оболочка. Россияне скорее предпочтут иметь 'отца нации', независимо от титула, будь то царь, генеральный секретарь, президент или премьер-министр, чем следовать законам и правилам. В понимании этого и заключается политический гений Путина.

Даже если Путин и нашел способ сохранить власть без внесения поправок в конституцию - возможность, бесконечно обсуждавшаяся в редеющих рядах российских демократов, - недемократическая сущность его стратегии очевидна. Переход с одного высокого поста в Кремле на другой в Белом Доме (здание Российского парламента) - всего лишь формальность. Путин будет царем независимо от его официальной должности.

Что позволит этому плану сработать, так это то, что, как любой хороший агент КГБ, Путин является мастером по созданию видимости. Кто-то сказал, что президентская демократия только усиливает тенденцию российской политической культуры оказывать предпочтение правителям с 'сильной рукой', тогда как парламентская система позволила бы более 'горизонтальное' распределение власти. Так что будущий премьер-министр Путин сможет сказать - эй, мое правление основано на ультра-демократической итальянской парламентской модели. Что может быть демократичнее?

Но если Путин, посвятивший семь лет 'вертикализации' власти для того, чтобы восстановить стабильность и гордость, потерянную во время ельцинской 'демократизации' России, действительно хочет сделать хорошее для своей страны, он должен пойти по стопам Ельцина и сойти со сцены. Поскольку уроком долгих лет коммунистического правления является то, что ни один человек или партия не имеют достаточно знаний для того, чтобы управлять современной экономикой. Только демократические системы и свободные рынки посылают сигналы, необходимые правительствам для того, чтобы действовать эффективно.

В конце концов, благо демократических структур заключается в их предсказуемости. Только россияне с их привязанностью к правлению сильной личности все еще настаивают на важности роли личности в истории. И, наоборот, в успешных демократиях считается, что незаменимых нет. После 11 сентября 2001 года многие жители Нью-Йорка хотели, чтобы тогдашний мэр города Руди Джулиани остался на своем посту. Но демократия требовала выборов, и многие сегодня утверждают, что нынешний мэр Майкл Блумберг превзошел Джулиани в деле возрождения города.

Так что, если Путину небезразлична Россия, он должен отказаться от своего царского представления о власти и уйти со своего поста и вообще из политики. Как другие демократические лидеры он может найти себе место в частном секторе, подобно Герхарду Шредеру, или, еще лучше, писать книги и помогать жертвам цунами, как Билл Клинтон, или же стать защитником окружающей среды, как Михаил Горбачев.

Но это, наверное, означает просить слишком многого от бывшего агента КГБ Путина, для которого не существует разницы между потерей власти и достойным отходом от власти.

Нина Хрущева - преподаватель международных отношений в Университете Нью Скул в Нью-Йорке и приглашенный сотрудник Института гуманитарных наук в Вене. Ее книга 'Imagining Nabokov: Russia Between Art and Politics' (Представления о Набокове: Россия между искусством и политикой) будет опубликована осенью этого года.

_____________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2007.

Перевод с английского - Евгения Унанянц

_____________________________________

Путин движется к 'концу истории' ("Dziennik", Польша)

Путин - новый царь России? ("Dziennik", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.