Среда, 24 Октябрь 2007

О. ПАШИНА - Добрый день. Я приветствую всех слушателей 'Эхо Москвы' и зрителей телеканала RTVi. И сегодня в студии 'Особого мнения' писатель Михаил Веллер. Здравствуйте.

М. ВЕЛЛЕР - Здравствуйте.

О. ПАШИНА - Начнем мы с темы последнего часа в новостях. Так называемый битцевский маньяк Пичушкин может быть приговорен к пожизненному заключению, во всяком случае, именно такого наказания просит обвинение. Как вы считаете, справедлив ли такой приговор за 48 жизней?

М. ВЕЛЛЕР - Ничего нового мы не узнали. Ничего кроме пожизненного заключения мы не могли просить и не могли дать. С точки зрения справедливости то, как писал когда-то классик: разруха начинается в головах. Так вот, уже не первый год и даже не десятилетие гниль завелась в головах власти. Гниль завелась в головах журналистики и оттуда она течет в разные остальные головы. На самом деле здесь нет предмета разговора. Потому что только народ может и должен являться источником закона и только народу решать, каков должен быть закон относительно этих вот уродов. И когда так называемые в этой области либералы пытаются говорить, что священная жизнь, это значит, он режет ребенка, а в это время закон заявляет, что его жизнь священна. Это необыкновенно лицемерная постановка вопроса. Хотя трудно судить, чего здесь больше: лицемерия или глупости насчет жизни человека, подразумевая не человека, а именно не человека, убийцу. Мы 18-летних пацанов призываем в армию и там их обучают профессии солдата. Профессия солдата заключается в том, что убивать тех, на кого укажут командиры. Это его ремесло, его долг, его обязанность, иначе его пристрелят. И вот когда солдат убивает другого солдата, который ему ничего плохого не сделал, который вот также оказался, это его долг. А пристрелить вот эту мразь это означает замахнуться на священность человеческой жизни. Мы наблюдаем дегенерацию нашей культуры, нашей цивилизации, к которой Россия стремится приобщиться. И в частности к моему величайшему прискорбию нашей страны тоже. Место ему в лучшем случае на виселице в знак особой милости.

О. ПАШИНА - А как народу в данном случае проявить свою волю? Суд присяжных это не есть воля народа.

М. ВЕЛЛЕР - Нет, суд присяжных выносит вердикт: виновен или не виновен. А законы устанавливает не народ. Потому что если бы народ устанавливал законы, то у нас многие бы сейчас были пристрелены и многие бы сейчас были экспроприированы и многие бы сейчас почли за счастье сбежать за границу и многие бы сейчас не смели повышать цены. А то вырвут все, что можно вырвать.

О. ПАШИНА - Кстати говоря, о ценах. Мы ждем с минуты на минуты подписания соглашения между производителями и поставщиками о замораживании цен на некоторые продукты питания. Между тем министр финансов Алексей Кудрин сегодня заявил, что это не та мера, замораживать цены не надо, надо работать над их стабилизацией. Как вы считаете, надо или нет замораживать цены на продукты?

М. ВЕЛЛЕР - Я считаю, что, что ни делает дурак, все он делает не так. Если говорить о том, что необходимо делать сегодня, именно сегодня, в качестве пожарных мер, вот дом уже горит, квартиры граждан водицей заливать надо или не надо. Надо, иначе сгорят. Но вообще гражданам жить в воде не надо, они не водоплавающие. Они не лягушки. Не существует антимонопольного законодательства, не существует механизмов приведения этих законов в действие, и в результате люди, которые выкачивают из народа огромные деньги, это называется, лоббируют свои законы, то есть в переводе с русского на русский: покупают власть. Наш рост цен это следствие монополий, которые правят страной. Так вот душить надо монополии.

О. ПАШИНА - Хорошо, душить монополии. А не приведет ли удушение монополий просто к пустым полкам в магазинах. Мы придем, монополии удушены, цены низкие, а покупать нечего.

М. ВЕЛЛЕР - Не надо монополии уподоблять исключительно всем производителям. Не производителя надо душить, это скорее монополии душат производителя. А душить надо тех, кто с одной стороны держит за горло людей, производящих продукты. . .

О. ПАШИНА - То есть посредники.

М. ВЕЛЛЕР - С другой стороны выворачивают руки тем, кто хочет их купить, с третьей стороны жестоким образом контролирует тех, кто торгует. А вы говорите, их не надо душить. Нет, отчего же. С ними, как говорил когда-то Дон Вито Корлеоне: необходимо разобраться.

О. ПАШИНА - То есть нужно обратить свое внимание на посредников.

М. ВЕЛЛЕР - Нужно обратить свое внимание на то, что у нас нет и близко никакого свободного рынка, а у нас рынок рэкетируется группировками, создавшими рынок жестоких монополий.

О. ПАШИНА - Кстати, на экономическую тему есть вам вопрос от Вальтера Литвиненко из Нальчика: 'Как Вы относитесь к построенной вертикали власти Путина, и не лучше ли бы построить горизонтали, а начать с НЭПа?'

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, когда академика помнится, Скоблина в 1921 году спросили в анкете: как он относится к советской власти, он написал: с удивлением. Так вот как я отношусь к вертикали Путина. Понимаете, президент это не человек, президент - это функция. Это куст отправляемых государственных должностей. Президент это точка соглашения основных сил, господствующих в стране. Вот общая точка их равновесия. Таким образом, когда мы говорим о вертикали Путина, это не вертикаль лишь какого-то государя-императора вседержителя Наполеона, который был реальным императором, это вертикаль власти существующей, которая в основном остается конспиративной. Мы не знаем, в каком процентном соотношении поделен властный пирог. Тем более что за каждый процент сегодня идет борьба. Так вот, очень трудно судить о схватке бульдогов под ковром по тем трупам, которые иногда оттуда выбрасывают. А выбрасывают не трупы. Зурабов что, ответил за свою деятельность? Ну что вы, ему выразили благодарность и отпустили в свободное плавание. Там уже для правнуков золотые зубы собакам вставлены. И это относится ко всем совершенно. У нас наверху имеется полное согласие всех ребят, они подписали, по-моему, своего рода контракт: не причинять друг другу серьезного зла. Вот и вся вертикаль власти, слушайте.

О. ПАШИНА - Вполне логично. Сергей из Тюмени спрашивает: как в таком случае вы понимаете план Путина, что это такое. Если вы понимаете, что это такое, поясните нам.

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, я не понимаю, что такое план Путина, и если вы понимаете, что это такое, то поясните, пожалуйста, мне. Проходит 5 лет, 10 лет, 15 лет - не существует никакого внятного плана ни одного развития страны. Ни в экономическом плане, ни в политическом, ни в геополитическом. Ни в каком вообще. Совершенно пустые словеса, напоминающие когда-то первые полосы советских газет. Взвейтесь, развейтесь, ответим ударным трудом, еще выше поднимем. Когда нам говорят, что экономика растет, это наглое вранье. Не растет она. Растут цены на энергоносители, поэтому мы за то же самое получаем больше денег. Вы расскажите, пожалуйста, в тоннах хлеба, тоннах металла, в метрах текстиля, в парах сапог мы чего больше производить-то стали, кроме того, что качаем нефть, которая кончится. Это время уже не за горами. Так что я не знаю, что такое план Путина. По-моему главный план это план администрации - продлить существующее положение вещей на время как можно более долгое. Для того чтобы вот это положение, как сейчас сохранилось по возможности навсегда. И те, кто стоят у кормила, не от слова 'на корме рулить', а больше от слова 'кормушка', стояли бы всегда, а все остальное уже вытекает из этого понятного человеческого намерения.

О. ПАШИНА - Судя по тому количеству людей, которое поддерживает 'Единую Россию', план Путина, может быть не всегда понимая, как и мы с вами, что это такое. Это устраивает не только тех, кто непосредственно стоит у кормушки, а всех остальных, многих наших с вами сограждан. Может быть, и нужно продлить эту ситуацию как можно на более длительное время, раз всем хорошо. Все довольны.

М. ВЕЛЛЕР - Насчет того, чтобы всем хорошо, если у нас отменят запрет на свободное создание политических обществ и партий, шествий и демонстраций и так далее, они вам всем покажут, как им всем хорошо. Когда пенсионерка учительница просит милостыню у магазина, ей очень хорошо. Когда кандидат наук, радиоинженер на старости лет торгует воблой у метро, то ему просто отлично. О чем вы говорите.

О. ПАШИНА - А кто же тогда все эти десятки тысячи людей, которые поддерживают "Единую Россию", которые говорят, они отвечают социологам, если выборы будут завтра, я буду голосовать за "Единую Россию" и план Путина. Кто же они все?

М. ВЕЛЛЕР - Когда в 1941 году немцы входили в Советский Союз, можно было набрать достаточно кинохроник, где население встречало немцев как отцов родных с улыбками и цветами, и хлебом с солью. А можно было набрать другие фотохроники, где люди вешались, расстреливались, валились во рвы и так далее. Это называется PR, политтехнологи, масс-медиа, можно нагнать людей, которые будут кричать Путину 'ура', а можно нагнать людей, которые из политкорректности мы не скажем, что будут кричать и кого куда. Понимаете. Но у нас больше такой полупроводник стоит на масс-медиа, который пропускает 'ура', а наоборот он не пропускает. И еще одна нехитрая вещь. Вот у вас есть миска с чем-то таким серо-буро-малиновым. Условно говоря, профильтруйте цвета и отделите из этой миски один кубический сантиметр весь в белом. Это будет президент, который никогда ни в чем не виноват, который отдает наказы правительству, который высказывает только правильные хорошие вещи, который всегда прав. А если под ним делается что-то плохо, они не правы. Народ он как ребенок, толпе можно внушить, к сожалению, абсолютно все. Вот получается, президент хороший, бояре плохие. Если у президента плохие бояре, то и президент плохой. Потому что президент это исключительно то, что делается при нем в государстве. А не его внешность, не его речи, не его костюм и не его собака.

О. ПАШИНА - Вот спрашивает Михаил Соловьев из Питера: 'Уважаемый Михаил Иосифович! Посоветуйте, пожалуйста, как вести себя на грядущих парламентских и президентских выборах? Идти на них или нет? Что делать с бюллетенями? И за кого голосовать? Хотел задать Вам этот вопрос на Вашем вечере 19 октября, но не решился'.

М. ВЕЛЛЕР - Еще месяц назад я говорил: идете вы голосовать или не идете, идете вы выпить в выходной или идете в баню, эффект будет один. Сегодня я говорю: голосуйте за коммунистов. Я не коммунист. Я никогда не сочувствовал этой партии. Я не разделяю ее программу. Но сегодня коммунисты это единственная реальная оппозиция существующей власти. Сегодня коммунисты это единственная партия, у которой есть хоть что-то, отдаленно напоминающее программу, и которая представляет хоть что-то, отдаленно напоминающее угрозу для сегодняшней зажравшейся власти. Чем больше голосов наберут коммунисты на этих выборах, тем больше с ними будут считаться. Тем лучше будет для нас. Потому что когда правящая группировка находится под угрозой свержения, она начинает раскрывать амбары для народа, чтобы ее больше любили.

О. ПАШИНА - Вообще коммунисты были у нас у власти не один десяток лет. Мы можем себе представить, что нас ожидает.

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, все меняется. Когда они были у власти. . .

О. ПАШИНА - Вот у нас в опросах 70% тоскуют по социализму. Призываете нас обратно в социализм?

М. ВЕЛЛЕР - Ни в коем случае.

О. ПАШИНА - А что нового могут предложить коммунисты?

М. ВЕЛЛЕР - Во-первых, то, что было у нас, это условный относительный социализм. Во-вторых, все равно не вернемся.

О. ПАШИНА - Думаете, Зюганов предложит нам настоящий?

М. ВЕЛЛЕР - Нет, дело в том, что через 10 лет коммунисты могут оказаться теми негодяями, которых нужно будет убирать от власти. В политической борьбе, в жизни нашей меняется все. Нельзя сказать, купите плащ, ходите в нем всегда. В дождь вам нужен плащ. Зимой вам нужен полушубок. Летом вам нужна рубашка с короткими рукавами. Хотите пить - вода, хотите есть - хлеб. Нельзя, чтобы было одно. Так вот сегодня коммунисты это лучше, чем кто бы то ни был другие. Вчера они были хуже. И завтра они могут быть хуже. А сегодня они лучше. Потому что сегодня то давление, которое они могут оказать на власть, конкретно на ближнем этапе может принести пользу стране и народу.

О. ПАШИНА - Елена из Москвы и не только она спрашивает по поводу открытого письма Владимиру Путину, которое написал Зураб Церетели, Никита Михалков и другие деятели искусств от имени всех представителей творческих профессий. Я напомню, что они попросили Путина остаться на третий срок. Ваше отношение к этому посланию.

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, у прекрасного ленинградского писателя, бывшего подводника Александра, ну надо же вылетела фамилия, Саша, я не виноват. На букву 'п'. Есть чудесное выражение: пропеллерообразное движение копчика. Я полагаю, что просьба деятелей русской культуры к главе правительственной администрации остаться подольше на третий срок притом, что это не Рузвельт, который вытащил страну неизвестно откуда, а кругом идет Вторая мировая война, и так далее. У меня эти просьбы ассоциируются с желанием сохранить свои завоеванные высоты. Свои академии, свои куски икры черной и красной. Свои миллионные заказы, короче, на мой взгляд, это выглядит неблаговидно. А пользы реальной принести не может. Потому что я повторяю, не смотрите на лицо президента, фигуру, речь, слова, костюм и обещания. Смотрите на то, что делается в государстве. Это единственный критерий.

О. ПАШИНА - Наши слушатели интересуются вашим отношением к оппозиции, в частности к оппозиционной коалиции 'Другая Россия'.

М. ВЕЛЛЕР - Слушайте, я даже толком не знаю, что это, скажите, это Миронов? Да?

О. ПАШИНА - Нет, это Каспаров. И Касьянов.

М. ВЕЛЛЕР - Простите великодушно. Понимаете, на самом деле это необыкновенно смешная и нелепая троица. Один, которого народ знает, это не я придумал, 'Миша два процента', и который так классно процветал, пока ни выступил не в ту сторону, оказалось там дачка незаконная, ну, все все знают. Другой на самом деле профессиональный скандалист и привлекатель к себе внимания. Против советской власти или против демократии или против Америки, неважно, все равно, привлечь к себе внимание. И третий гениальный шахматист, который, на мой взгляд, будучи абсолютно порядочным человеком, не очень хорошо понимает в политике. Объединение их вместе это буквально крыловская басня: однажды лебедь, рак и щука и прочие эти самые. Я бы на месте существующей власти всячески бы их поощрял. Они бы сами переругались, развалились, потащили в разные стороны. Но я полагаю их право на политическую деятельность, на шествия, демонстрации, высказывание своих точек зрения, священным конституционным правом любого гражданина страны. Они могут быть идиотами, это не повод для того, чтобы лишать их естественных гражданских прав.

О. ПАШИНА - Такие вопросы уже пошли скорее философские от Дмитрия Шевченко с Украины: 'Интересно Ваше мнение. Что важнее, судьба одного человека (пусть даже самого что ни на есть малозначимого) или государственные интересы и всеобщее благо?'

М. ВЕЛЛЕР - Это классический литературный конфликт. Что важнее: укрыться от дождя или съесть кусок хлеба. Так вот, дело в том, что это никогда не совмещается идеально. Постоянно человечество устроено так, что вступают в конфликт интересы одного и интересы всех, не всегда нет, но сплошь и рядом, да, кто-то на амбразуру, кто-то призывается, кому-то ногу отдавливает паровой каток. Если рассуждать арифметически, мы оставим одного затыкать телом плотину или утонут все, то понятно, что благо всех важнее и так всегда и было. Но. . .

О. ПАШИНА - Но вы готовы стать. . .

М. ВЕЛЛЕР - Простите. . .

О. ПАШИНА - . . . тем человеком, который заткнет своим телом плотину?

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, миллионы приличных людей во всех странах и в течение всей истории добровольно брали на себя этот груз, эту ответственность, эту трагедию отдать свою жизнь для того, чтобы жил их народ. Вот впоследствии эти люди назывались героями. А вот стать той самой лагерной пылью, тем самым быдлом, которого не имеют за человека и прочее, это не только не готов, а категорически против. Но это разные вещи. Беда в том, что грязные политиканы всех эпох эксплуатировали тот лозунг, что благо всех выше, думая на самом деле или о своем благе или о чьем-нибудь еще. Поэтому не надо это противопоставлять, по-хорошему оно не противопоставляется. По-хорошему это одно едино, когда ты жертвуешь своей жизнью, то твоя родина, страна, народ, это твоя семья, твои дети, твои родители, твой дом. За них ты жертвуешь жизнью.

О. ПАШИНА - Очень много вопросов от наших слушателей, видимо, по совместительству ваших преданных читателей. Они касаются вашей книги 'Великий последний шанс', Виктория спрашивает: 'Прочитала книгу, во многом согласна, в том числе и с необходимостью диктатуры в нынешней России'. Речь идет о просвещенной диктатуре. 'Но кто примет сейчас законодательные акты на ее введение'. Действительно, зачем нынешней власти, пусть она такая плохая и бесчеловечная принимать такой закон, которую эту же власть первым делом и уничтожит. По-моему, среди наших власть предержащих самоубийц не наблюдается.

М. ВЕЛЛЕР - Я думаю, что сегодня это еще менее реально, чем два года назад, когда эта книга вышла. Генеральная мысль к действию, в ней проста: для того чтобы придти к реальному народовластию, чтобы власть осуществлялась народом для себя, по своему разумению, в своих интересах, необходимо пройти через период хотя бы в несколько лет, когда всякая мразь, пристроившаяся сосать кровь из народа и выкручивать из него жилы, была жестоко и однозначно подавляема. Без этого волки овцам равноправия не устроят. Это вы бросьте. К сожалению, народ обычно понимает только одну часть: вы за диктатуру. Я не за диктатуру. Я за реальную демократию. Потому что сейчас у нас никакой демократии нет. Ну что за бред. Это и так всем понятно. Сейчас есть демократия правящих трех процентов. Так вот для того чтобы к ней придти, нужна диктатура. Как сделать ее сейчас, иногда охватывает отчаяние. Потому что там, где у французов корсиканец Наполеон берет власть и разгоняет проворовавшуюся Директорию, у нас князь Трубецкой из столбовых дворян, назначенный диктатором, вообще не приходит на площадь. Он передумал. А потом кается перед царем.

О. ПАШИНА - А просвещенной диктатуре мы продолжим говорить через несколько минут.

НОВОСТИ

О. ПАШИНА - Мы продолжаем. И в студии писатель Михаил Веллер. Все это время он просвещал меня по поводу просвещенной диктатуры. Наш слушатель Виктор из Торонто задает вопрос: 'Диктатура это когда сила ставится выше закона, так вот просвещение и диктатура вещи несовместные'. Я тоже никак не могла понять. Если диктатура контролируется, чем-то ограничивается, то это уже не диктатура

М. ВЕЛЛЕР - Вы знаете, справедливо сказал уже 4 века назад, считайте известный английский поэт Вильям Блейк: ни одну истину нельзя сказать, чтобы люди ее поняли. Остается лишь сказать ее так, чтобы в нее поверили. В течение двух лет, я повторил бессчетное количество раз и как человек не гордый, буду повторять еще столько, сколько надо, что диктатура это не тирания, где есть воля одного и ничего больше. Не деспотия, где власть захвачена и такой условно турецкий султан. Диктатура это наличие высшего государственного чиновника, наделенного на определенный срок особыми полномочиями для решения конкретных проблем. Диктатура в римском смысле слова, потому что мы воспринимаем: Сталин Гитлер, Муссолини - что хотят, то и делают. Нет. Когда вручаются полномочия конкретному человеку, ему говорится: твоя задача сделать это, это и это. Вот так и вот так. Можешь делать все, что угодно, можешь издать завтра указ всех наркоторговцев расстрелять на месте. Потому что законы не способны с ними справиться и наша система не может создать законов, чтобы справиться с ними. Остается расстрелять их внезаконными диктаторскими методами. Потому что мы не можем демократическим путем показать, что частная собственность каждого, его квартира, его жилье, его кров неприкосновенен. И понадобится некому олимпийскому комитету или некоему градоначальнику или некой фирме эта земля, пусть они стреляются. Или пусть они платят столько, сколько люди захотят за свои квартиры, или пусть ищут землю в другом месте. Кров неприкосновенен.

О. ПАШИНА - Мне кажется, у нас уже действует вот это просвещенная диктатура. Только власти нужна эта земля, на которой стоят дома этих людей, где должны быть построены олимпийские объекты. Власть говорит, мне нужна эта земля, меня не интересует, что на ней стоит твой дом. Пошел вон.

М. ВЕЛЛЕР - Оксана, так вот, если вы не хотите переход к реальной демократии, где человек говорит: моя страна это я. Вот у меня в огороде стоит флаг моего государства, это мое государство.

О. ПАШИНА - Между прочим, запрещено использовать государственную символику.

М. ВЕЛЛЕР - А у нас вылезают идиоты и говорят, что это символика. А какое вы имеете право. И народ говорит: не моя страна эта страна. Вот чтобы народ имел страну, которая моя, нужен жесткий период, когда вся мразь, которая дышать же не дает, которая стыд всякий потеряла, которая рост цен называет инфляцией и так далее, была придавлена. Ей было объяснено поколения на два-три вперед, что больше они так делать не будут. Законными образами это сделано не будет. Потому что покупаются все. Начиная от мелких чиновников и кончая самыми не мелкими. И с самого начала должен быть отработан механизм диктатуры, для чего она нужна, куда она не имеет права соваться. За какие пределы. И когда и как она кончится. Кончится в любом случае, даже если весь народ встанет на колени, и взмолит, чтобы президент батюшка не уходил, она кончится с последним ударом часов и ни секундой позже. Иначе президент диктатор, кто угодно вне закона. Вне закона, значит, долг каждого пристрелить его. Вот для того чтобы народ был в стране хозяином, для того чтобы создать за это время и запустить демократические институты. Не хотите, будете иметь диктатуру, которая совсем не собирается строить для вас демократию.

О. ПАШИНА - Наши слушатели спрашивают: а как вы считаете, нынешний наш лидер президент Путин он подходит на роль просвещенного диктатора? У него есть задатки, считают некоторые наши слушатели.

М. ВЕЛЛЕР - И об этом я отвечал. В 99 году он прекрасно подходил на эту роль. По каковой причине администрация президента Ельцина и советом негласным олигархов и был рассмотрен и одобрен на должность будущего президента. Естественно. То есть человек исполнительный, аккуратный, взвешенный, в общем, не честолюбивый, не властолюбивый и так далее. Сегодня это уже невозможно. Потому что он исчерпал свой политический ресурс, потому что он повязан с определенными политическими силами. Сегодня у него уже другое прошлое. Сегодня ни в коем случае.

О. ПАШИНА - Не подходит. Прямо сейчас вы можете задать свой вопрос Михаилу Веллеру. Алло. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ - Добрый вечер. Я из Москвы. Михаил Иосифович, я вам задаю вопрос, надеюсь, что вы на него ответите. Хотя вопрос риторический. Меня интересует просто ваша реакция на этот вопрос. Каким образом крупный политический деятель страны может за время своего правления стать богатейшим человеком Европы? Я думаю, что вы понимаете, о ком я говорю.

М. ВЕЛЛЕР - А вы кого имеете в виду? Вы договаривайте. Я может, не совсем понял.

СЛУШАТЕЛЬ - Владимира Владимировича Путина, я имею в виду это лицо.

М. ВЕЛЛЕР - Понятно, я не располагаю информацией о размерах состояния Путина. До меня время от времени, как до многих людей, которые живут в стране, ходят по улице доходят какие-то слухи именно на уровне слухов, о каких-то, о чем-то непонятно чем, о какой-то яхте, которая то ли есть, то ли нет, конкретнее больше ничего не знаю. Хотя молва приписывает огромные состояния, сделанные за эти деньги. Ну, молва приписывала большую личную скромность товарищу Сталину. Понимаете, молва это, к сожалению, не уровень аргументации. Если оказывается, что действительно человек за время своего пребывания на высшем посту делается обладателем гигантского состояния, то в любой нормальной стране такого человека приглашают в Верховный суд и просят объяснить источники своего состояния. Только и делов. Я, разумеется, Верховный суд заменить не могу, да и обвинение пока никому никак не предъявлено. Вот все, что я могу сказать.

О. ПАШИНА - Алло. Мы слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ - Добрый день.

М. ВЕЛЛЕР - Добрый.

СЛУШАТЕЛЬ - Я звоню из Германии, меня зовут Лия. Я хотела задать вопрос, может быть не совсем хорошо относящийся к сегодняшней передаче. Но мне бы очень хотелось его задать. Я живу уже 17 лет в Германии, смотрю разное российское телевидение. Мне бы хотелось узнать, почему в России раздувается так пропаганда, что Запад Россию все-таки не любит, что нужна разбитая Россия, слабая Россия. И так далее. Мы живем и здесь этого совершенно не наблюдаем. Россия нужна крепкая Западу и действительно большой интерес проявляется, я бы даже сказала любовь в некотором роде.

М. ВЕЛЛЕР - Во-первых, всегда были люди в любой стране, кстати, в разных только пропорциях, которые все плохое, происходящее в своей стране объявляли происками и кознями внешних врагов. Были они всегда и в России, есть и сейчас. Второе, когда в стране не все ладно, когда в стране многое делается очень по-глупому, а многое во вред самой стране, а на пользу узким группировкам, формирование в сознании масс образа внешнего врага это обычный извечный тысячелетний пропагандистский прием. Мы живем плоховато, потому что все хотят, чтобы нас вообще не было. Ну что здесь еще объяснять.

О. ПАШИНА - Это был писатель Михаил Веллер. На этом программа 'Особое мнение' закончена. Желаю всего доброго. Спасибо, до свидания.

М. ВЕЛЛЕР - Спасибо, всего доброго.

_____________________________________________

Л.Радзиховский: Великий национальный позор России" ("Эхо Москвы", Россия)

С.Доренко: Путин не знает сегодня, нет у Путина кандидата ("Эхо Москвы", Россия)

А.Проханов: "Мы предотвратили крах России" ("Эхо Москвы", Россия)

В.Новодворская: Я не знаю, где лежит моя порция полония ("Эхо Москвы", Россия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.