МОСКВА - Когда Алене Швайбман было 7 лет, в их московскую квартиру пришли незнакомые люди, собиравшиеся эту квартиру купить. Таковы ее первые воспоминания, связанные с Израилем. Случилось это в 1990 году, на пике мощной волны еврейской эмиграции из России. Многие жившие в их районе еврейские семьи уже уехали, но родители девочки колебались. В итоге они решили остаться. Спустя несколько лет оказалось, что их решение было верным, по крайней мере, с финансовой точки зрения.

В юности у Алены Швайбман были двойственные чувства в отношении иудаизма. 'Папа несколько раз брал нас с собой в синагогу, но мне там не нравилось, там было очень много народу, - говорит она. - Я знала, что какая-то связь с религией у меня должна существовать, но я ее просто не ощущала'.

Несмотря на сомнения, со временем у нее возникли определенные чувства по отношению к Израилю. Она приезжала туда с семьей, затем побывала одна в рамках программы 'права по рождению'. Алена также работала консультантом в нескольких еврейских программах в Москве.

Сейчас ей 24 года, и она работает помощником продюсера в крупной российской телевизионной компании. У нее есть друзья и родственники в самых разных уголках Израиля. Ее молодой человек израильтянин, он сотрудник Еврейского агентства. Для Алены переезд в Израиль - это лишь возможный вариант, но не более.

'В Москве я живу очень интересной жизнью, и я играю важную роль в деятельности местной общины. Если когда-то я пойму, что Израиль - это то место, где я должна жить вместе с детьми, то я эмигрирую', - говорит Швайбман.

Алена - одна из тех 700 с лишним россиян, которые участвовали в образовательном и культурном мероприятии под названием 'Лимуд-2007', проведенном в конце прошлой недели в подмосковном пансионате. Это было первое совместное мероприятие, устроенное здесь для еврейской молодежи крупными международными еврейскими организациями, включая Еврейское агентство, JOINT (Совместный американо-еврейский распределительный комитет), программу 'права по рождению' и студенческую организацию 'Гилель'.

Многие из поколения Швайбман - образованные и вполне успешные люди. Благодаря экономическому росту последних лет значительная часть этих людей выбралась из бедности и переместилась в средний и высший классы общества. Для многих этого недостаточно, и теперь они хотят осознать свое еврейство. Они неоднократно посещали Израиль, им нравится там отдыхать во время отпуска, однако центром их жизни остается Москва или Санкт-Петербург.

'Они отличаются от евреев своего возраста из других мест, таких как Соединенные Штаты, - говорит Меир Краус (Meir Kraus), исполнительный директор проекта 'Таглит' или 'права по рождению', благодаря которому примерно 7500 молодых людей из бывшего Советского Союза смогли съездить в 10-дневную поездку в Израиль. - Они более зрелые, они открыты для восприятия и знают, чего хотят в этой жизни'.

'Эта молодежь имеет интеллектуальные наклонности и любит знания. К сожалению, многие из российских иммигрантов в Израиле все это уже утратили, - говорит доктор наук Михаил Ядовицкий, директор отдела образования Еврейского агентства в странах СНГ. - Почти у всех родители имеют ученые степени. Те, кто остался в России, по-прежнему составляют часть ее культуры, а молодое поколение россиян в Израиле уже влилось в местную израильскую культуру'.

Иудаизм на берегу озера

Лимуд изобрели не в России. Конференции Лимуд в Англии проводятся уже 26 лет. Бывший казначей Еврейского агентства Хаим Чеслер (Haim Chesler) предложил проводить такие же мероприятия и в России. В Англии характерной чертой этих событий является очень свободная атмосфера. Среди лекторов и участников нет четкой иерархии, участвовать в мероприятиях Лимуд могут евреи любой конфессиональной принадлежности - светские, религиозные, реформаторы, консерваторы и ортодоксы. Чеслер попросил, чтобы такие же правила были сохранены и в России с адаптацией к российской специфике.

За три десятилетия работы в Еврейском агентстве и еврейских общинах по всему миру Чеслер часто попадал в пламя политических баталий, ему нередко приходилось сталкиваться с капризами крупных спонсоров. Он хотел, чтобы на конференции в России всего этого не было, поэтому решил провести ее в просторной зоне отдыха в пятидесяти километрах к востоку от Москвы, где есть озеро, рестораны и даже небольшой зоопарк. Участникам предложили на выбор целый комплекс мероприятий, включая лекции, семинары, уроки танцев и фильмы.

'Дважды побывав в Израиле и увидев, насколько трудно там живется эмигрантам, я пришла к выводу, что русским в Израиле быть тяжелее, чем евреем в России', - говорит Анна Горфинкель, студент-психолог из Санкт-Петербурга. Как и Швайбман, она не испытывала особой привязанности к своим еврейским корням. Ее мать не еврейка, а отец не прилагал особых усилий, чтобы приобщить девушку к еврейскому наследию. Родители даже не думали о том, чтобы уехать в Израиль.

Интерес появился тогда, когда она познакомилась со студенческой организацией 'Гилель', и в 18-летнем возрасте поехала в Израиль в рамках программы 'права по рождению'. В прошлом году, во время второй ливанской войны, она вновь отправилась в Израиль вместе с делегацией российских студентов-волонтеров. 'В последние годы я повидала мир, - говорит Горфинкель, - и я знаю, что хочу жить в России. Мне лучше жить и быть еврейкой здесь, чем в Израиле'.

Как и Горфинкель, которой 22 года, многие участвовавшие в конференции Лимуд молодые люди не являются евреями по еврейским нормам. К ним относится и Виктория Борома, студентка Санкт-Петербургского университета, специализирующаяся на связях с общественностью и переводе. Борома, отец которой еврей, активно участвует в жизни общины. Однако она понимает, что поскольку ее мать не еврейка, у нее могут 'возникнуть определенные проблемы в случае переезда в Израиль'.

По ее словам, она пока не задумывается об отъезде, но хочет 'быть в контакте с Израилем'. 'Я хотела бы работать в такой международной компании, которая дала бы мне возможность жить как в России, так и в Израиле. Когда я бываю в Израиле и вижу, насколько свободно ведут там себя дети, я хочу, чтобы и мои дети жили там. Я также хотела бы, чтобы мой сын служил в силах обороны Израиля, это намного лучше, чем служить в российской армии', - говорит Борома.

Чувства собственного достоинства недостаточно

Молодые участник Лимуда - не первые, кому приходится сталкиваться с трудностями жизни еврейской общины в России. При царизме создание общинной организации в масштабах всей страны было немыслимо, отчасти из-за черты оседлости, введенной для евреев. В коммунистическую эпоху власти не разрешали создавать никакие организации в рамках общины. С падением коммунизма образовался некий вакуум, который вначале заполнили такие организации, как JOINT и 'Хабад'.

В это время в Россию прибыл главный раввин Москвы Пинкас Голдшмидт (Pinchas Goldschmidt). 'Мы приехали в Россию 17 лет назад и предложили им еврейское чувство собственного достоинства - и нам это удалось, - говорит он. - Сейчас Россия вновь становится сверхдержавой, ее экономика развивается, и еврейского чувства собственного достоинства сегодня уже недостаточно. Русская Православная Церковь укрепляется и становится фактически государственной религией. Мы должны предложить оставшимся здесь евреям своего рода вызов. Невозможно говорить им лишь о том, кем они не являются. Мы должны предложить им российско-еврейское самосознание'.

Эту роль берут на себя молодые люди, участвующие в Лимуде. 'В последние десять лет здесь возникло новое явление, - говорит возглавляющий московское представительство Еврейского агентства Хаим Бен-Яаков (Haim Ben Yaakov), - родители узнают об иудаизме от своих детей. Большая часть тех, кто остался в России, не участвует в работе еврейских организаций. В начале 90-х все руководство ветеранов общины эмигрировало в Израиль, и понадобилось создать новое поколение лидеров. По сути дела, получается так, что каждый раз, когда мы готовим новое поколение лидеров и учителей, они уезжают, направляясь в Израиль. Это прекрасно, но им на смену приходится готовить новых людей. Сейчас мы должны создавать мост между теми, кто планирует продолжать жить в России, и Израилем, а также еврейским миром'.

___________________________________________________________

Российские новые отказники-евреи ("The Jerusalem Post", Израиль)

Главный раввин России использует кремлевские связи для усиления своей власти ("The Wall Street Journal", США)