From The Economist print edition

Попытавшись несколько дней назад установить контроль над ценами на основные товары, российское правительство прекрасно осознавало, что делает. Оно делает президенту Владимиру Путину 'правильную' предвыборную кампанию: резкое повышение цен на продукты стало бы для его репутации - особенно в среде бедных пенсионеров - гораздо более тяжелым ударом, чем все слова об отсутствии в России свободы слова или демократии. И Путину это хорошо известно.

Итак, крупные розничные сети и производители продовольствия пошли на добровольное соглашение с правительством. В нынешних российских реалиях слово 'добровольно' означает, что розничные сети имеют полное право не принимать предложений правительства - особенно если им не терпится свести знакомство с особо придирчивыми налоговыми инспекторами, судебными приставами и, в конце концов, конкурсными управляющими. Так что неудивительно, что возражений ни у кого не возникло. Цены на основные товары будут зафиксированы на уровне прошлой недели до 31 января 2008 года, в каковой период - весьма удобно для власти - попадают парламентские выборы, где победитель, скорее всего, будет только один. Зовут его господин Путин, и возглавляет он партийный список прокремлевской 'Единой России'.

Замораживание цен в столь раздробленной отрасли, как российская розница, вряд ли окажет на российскую экономику сильное влияние и не нанесет ей существенного ущерба. Рост инфляции, которая уже перешагнула заданную правительством на этот год планку в 8 процентов, в основном продиктован внешними факторами, которые Россия контролировать не может. Кстати, Путин и сам понимает, насколько опасно может быть замораживание цен.

- О негативных последствиях игр с ценами на рынке он может получасовую лекцию прочесть: дефицит, черный рынок и прочее, - говорит Рори Макфаркуар (Rory MacFarquhar), исполнительный директор московского отделения Goldman Sachs.

Что касается нынешней попытки заморозить цены, то она, по идее, должна создать впечатление об активности и эффективности нынешнего правительства.

По данным недавнего опроса общественного мнения, практически половина населения России считает, что повышение цен на продукты - не какая-то там глобальная тенденция, а результат сговора между производителями и спекулянтами. Так что следующий шаг, не исключено - наказание 'особо провинившихся' бизнесменов, наживающихся на народном горе.

И все же попытка регулирования цен - тревожный симптом: он показывает, что правящая элита до сих пор верит в силу приказа. По словам Андрея Илларионова, ранее советника Путина, а сегодня одного из самых яростных его противников, Кремль настолько привык, что все и вся ему подчиняются, что там начали думать, будто стоит крикнуть 'цены - стой, раз, два!', как цены моментально остановятся. Однако на практике виноваты структурные проблемы российской экономики - в первую очередь слабость сельского хозяйства и банковской сферы. И их не решить даже самыми громкими командами.

_____________________________________

Инфляция в России ("United Press International", США)

Экономический бум, который обеспечивают гастарбайтеры ("The International Herald Tribune", США)

Денег много, с репутацией хуже ("The International Herald Tribune", США)

Там, где капитализм превыше демократии ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.