Мнения о Владимире Путине охватывают весь диапазон. На Западе его считают сторонником авторитарной власти, автократом, даже диктатором, в то время как в России большинство людей находят его самым демократичным из руководителей на том основании, что он сделал больше его предшественников для того, чтобы улучшить судьбу простых людей. Но есть один пункт, по которому соглашаются оба лагеря: Путин намерен остаться у власти на неопределенный срок.

Это заключение вытекает из недавнего заявления Путина о том, что после ухода с должности президента в марте следующего года он мог бы стать премьер-министром. Но независимо от того, что делает Путин, его личное влияние и стратегическое направление, в котором он повел Россию, останется доминирующим на годы вперед.

Учитывая такую действительность, в настоящее время имеет значение то, как эта 'система Путина' будет работать, что в ней будет зависеть от институционных структур и методов. Как для России, так и для всего мира под угрозой находятся стабильность и законность, а следовательно, и перспективы для устойчивой политической и экономической модернизации.

Законность и стабильность на практике неотделимы, потому что для поддержания стабильности при отсутствии законности, в конечном счете, потребуются репрессии в стиле Тяньаньмэнь. Но для сегодняшней России это можно исключить, потому что отсутствуют инструменты для их осуществления - особенно армия, повинующаяся приказам косить людей на улицах.

Большая часть результатов опросов общественного мнения показывает, что президентство - это единственное учреждение, которое русские признают законным (в отличие от законодательной и судебной власти, считающихся коррумпированными и неэффективными). Это неудивительно, учитывая историю и культуру страны. Более важно то, что почти в равной степени значительное большинство ценит власть нанимать и увольнять своего царя - в ходе свободных выборов, проводимых через равные промежутки времени в соответствии с Конституцией.

В сегодняшнем политическом цикле России, который достигнет апогея в ходе президентских выборов в марте 2008 года, не будет никаких трудностей в плане выполнения главного условий законности: уважения конституционных норм о проведении регулярных свободных выборов на пост президента. Учитывая популярность Путина, это правило не представляет никакой угрозы для власти правящей группы. Избиратели с энтузиазмом изберут любого, кого благословит Путин.

Но в ожидании следующего политического цикла в 2012 году или следующего за ним в 2016 году, нет никакой гарантии, что сегодняшние условия все еще будут применимы. Непобедимая популярность может испариться. Даже при самом 'розовом' экономическом раскладе надежды на растущий уровень жизни опередят действительность, вызвав разочарование.

Если к тому времени политическая система не приобретет больше институциональной амортизации, а уникальная законность президента будет продолжать основываться - как в настоящее время - просто на одобрении обществом должностного лица, окруженного теневыми и вздорными кремлевскими фракциями, существует высокий риск хронической дестабилизации. При таких обстоятельствах изолированный и все более непопулярный режим может решить отменить или подстроить президентские выборы, когда придет срок.

Именно это произошло в Украине в ноябре 2004 года с революционными последствиями. Было бы поспешным предполагать, что исход в России будет таким же мягким, как оранжевая революция в Украине.

Интеграция президентства в более широкие политические структуры и процедуры - особенно в партийную политику - уменьшила бы этот риск. Политическая партия, подстегиваемая обычным инстинктом самосохранения, произвела бы новое лицо для участия в правомерных президентских выборах, заменив непопулярное должностное лицо и его близких друзей.

Как раз в настоящее время Путин укрепляет уже доминирующую партию 'Единая Россия' своим решением возглавить список кандидатов партии на парламентских выборах в декабре. Может ли Россия тягаться с моделью послевоенной Японии, в которой единственная доминирующая партия возрождает и модернизирует страну?

Как и все исторические аналогии, эта может оказаться ошибочной, но она не является абсурдом. Фактически однопартийное государство в Японии является скорее демократичным, чем авторитарным, благодаря не только его структуре, основывающейся на законе, но и его культуре отчетности. Элита Либерально-демократической партии (ЛДП) всегда реагирует на настроение и проблемы народа - часто воруя идеи своих противников.

В то время, как она уступает открытой смене власти между двумя или более политическими партиями, эволюция 'Единой России' во что-то подобное ЛДП все равно оставила бы Россию в гораздо лучшей форме, чем режим личной власти, ограничивающейся Кремлем. Несмотря на историю России после 1917 года, одна доминирующая политическая партия предпочтительнее, чем вообще ни одной.

Недавние публичные заявления Путина указывают на такую точку зрения: доминирующая правоцентристская правящая партия с (некоммунистической) социал-демократической альтернативой, которая за кулисами ждет момента поддержать стабильное правительство в случае нерешительности главной партии. Как это часто случается в политике, многое будет зависеть от того, насколько после ухода с поста президента действия Путина будут соответствовать его словам.

Если он захочет использовать свое громадное остаточное влияние через 'Единую Россию' (с ее неизбежным большинством во вновь избранном парламенте), мы будем знать, что он имеет в виду то, о чем говорит. Если в отличие от этого он оставит президентский пост, назначит себя премьер-министром и переделает Конституцию, чтобы переместить власть от первого к последнему, то мы будем знать, что в конечном итоге он стремится к режиму личной власти.

Ослабление избранного президента, единственного источника политической законности в России, приведет к хаосу. Привычка менять правителей, чтобы сохранить власть, останется после того, как сильная личность в конечном счете уйдет со сцены, но поверхностная стабильность его правления не сохранится.

Кристофер Гранвиль - бывший британский дипломат в Москве, управляющий директор Trustedsources, независимой исследовательской службы по развивающимся рынкам.

N188, четверг, 1 ноября

___________________________________

Почему русские любят Путина ("Panorama", Италия)

Гадание на Путина ("The Washington Post", США)