Comment is free...

Слишком долго Запад был уверен в своем превосходстве. Следует похвалить российского президента за то, что он продемонстрировал ложность этого убеждения.

Есть одна болезнь, которой поражены сегодня стандартные внешнеполитические комментарии. Это остатки мышления в духе 'холодной войны'. Мы очень много говорим о 'Западе' и подразумеваем хороший, цивилизованный Запад, которому угрожают враги. Сталин умер 54 года назад, но за это время 'Запад' приобрел целый ряд новых врагов. Такое мышление и положения, принимаемые на веру, способствовали тому, что мы закрывали глаза на каждый акт вмешательства или агрессии со стороны Соединенных Штатов. Некоторые, впрочем, испытывали сомнения и делали оговорки, но официальные комментарии, правительство и во все большей степени новая, послушная Би-би-си, абсолютно убеждены в существовании общих западных интересов.

Соответственно, мы никогда не понимали и не понимаем Россию. Самую грубую степень этого непонимания олицетворяет Дональд Рамсфелд, раздраженно назвавший французов и немцев 'старой Европой'. 'Новая Европа' Рамсфелда явлена в виде балтийских государств, которые служат интересам Запада, отправляя солдат на американские войны. Отчасти ненависть к ЕС, которой пресса Мердока солит землю, связана с потенциально недостаточной лояльностью этой 'новой Европы' в отношении Соединенных Штатов. Западничество под руководством и командованием Америки - это подлинное таинство, перед которым склонились Тони Блэр и премьер-министр Испании Хосе Мария Аснар, полностью поддержав вторжение в Ирак в ходе встречи на Азорах в 2003 г.

Возможно, мы еще увидим, что триумф Америки в последние 20 лет был своего рода конвульсией, что триумф, породил катастрофу, а гордыню постигло воздаяние. Возможно, Соединенные Штаты переживают судьбу Испанской империи - будем искренне надеяться на это.

Но сначала наступает момент славы. Распад Советского Союза должен был послужить сигналом для американского триумфализма. Так и произошло, и неоконсервативная паранойя превратилась в оглушительный разгул неоконсерватизма. Роберт Каган (Robert Kagan) уловил это настроение, обосновав в небольшом памфлете долг Америки вмешиваться, когда она считает, что мир нужно изменить к лучшему, то есть, сделать его более американским. Отсутствие исторической памяти настолько поразительно, что заговорили даже о 'новом мировом порядке'.

Как и в прошлый раз, этот новый порядок, похоже, не работает. Судя по перемещению капиталов и диверсификации инвестиций, сегодня недостаточная лояльность более важна, чем любые слова, любые аргументы. Но в 1989 г. и на протяжении девяностых, когда посольство США в Москве по сути, управляло прозападным руководством России, американские президенты переживали свою эпоху Филиппа II.

Можно ли представить себе более жалкую фигуру, чем Борис Ельцин? Пьяный и неспособный управлять страной, он позволил группе коррумпированных приспешников разворовать национальные богатства. Он санкционировал отмену субсидий на продовольствие, в одночасье повергнув рядовых граждан в нищету. С точки зрения гордости и чувства собственного достоинства россиян он сыграл роль коллаборациониста, квислинга, занимавшегося самообогащением и утешавшего себя пьянством и восстановлением собора за большие деньги и без вкуса. Люди искали еду в мусорных ящиках, но Борис Ельцин был западником, великолепным человеком, свидетельством западного триумфа. Почему-то правительства США и Великобритании никогда не чувствовали того же по отношению к Владимиру Путину. Но не чувствовали и россияне.

Путин невероятно популярен. То, что он намерен продолжить свое правление за спиной компетентного, но не возражающего против своей подчиненной роли технического лидера, воспринимается там как хорошая новость. Думаю, нам стоит согласиться с российским народом. Они получают то, чего хотят, а хотят они этого потому, что Путин правит Россией для России и россиян, восстановил чувство собственного достоинства в стране, надир которой отражал зенит Америки.

Свою роль сыграл и счастливый случай. Благодаря росту цен на нефть, неповиновение и грубость в мировой политике стали приятными и полезными. Россия ведет себя плохо (с западной точки зрения), 'бегая, как сумасшедший с бритвой в руке'.

Подумайте о последствиях грядущих ударов по Ирану: об усилении активности террористов, ослаблении безопасности проамериканских правительств на Ближнем Востоке, подумайте о людях, которые погибнут, о том, что открывается путь к неминуемому росту напряженности, и слова Владимира Путина покажутся довольно умеренными.

Он оказывает сопротивление. То же самое должны были бы делать Браун, Меркель и Саркози, но давние похмельные мысли о западном превосходстве делают эту позицию психологически невозможной. Лидер России, поддерживаемый своим народом, говорит от имени страны, и его слова в высшей степени осмысленны. Но понять этот смысл нам мешает наш западный комплекс.

_______________________________________

Путин Дорвавшийся ("The Washington Post", США)

Без Путина Россия будет более опасной ("The Independent", Великобритания)