В кабинете Михаила Касьянова на 19-м этаже многоэтажного здания на юге Москвы стоит старый медный телескоп, направленный на башни далекого Кремля. Ближе, скорее всего, Касьянову подобраться не удастся.

Когда-то и он принадлежал к 'ближнему кругу': при Борисе Ельцине был министром финансов, а при Владимире Путине - даже премьер-министром, но в феврале 2004 года был уволен. Увольнение многие посчитали расплатой за критику ареста и заключения бывшего нефтяника-миллиардера Михаила Ходорковского.

Уже в 2005 году - Кремль еще не вполне оправился от бесланской резни, по стране прокатилась волна протеста против провальной реформы льгот, на Украине прошла демократическая революция - он снова вышел на поверхность, уже как противник Кремля и потенциальный кандидат в президенты. Его квадратная челюсть стала часто появляться на страницах газет, сравнивавших Касьянова с новым президентом Украины Виктором Ющенко. С тех пор прошло три года.

Сегодня в России уже практически не осталось каких-либо перспектив для революции, подобной украинской. На парламентских выборах 2 декабря решительную победу наверняка одержит прокремлевская партия "Единая Россия", во главе предвыборного списка которой стоит сам Путин. Касьянов этим летом вышел из коалиции 'Другая Россия', 'зонтик' которой какое-то время выглядел достаточно прочным, чтобы консолидировать разрозненные силы российской оппозиции. Его уходу предшествовали столкновения с другим лидером 'Другой России' - бывшим чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым. В результате за месяц до парламентских и за четыре месяца до президентских выборов российская демократическая оппозиция оказалась еще более слабой и раздробленной, чем когда-либо.

- Оппозиция раздроблена, и эта раздробленность очень велика, - признает Касьянов. - Если мы хотим добиться поддержки большей части населения, мы должны как минимум объединить свои силы.

Главный фактор 'бледного вида', который сегодня имеет в России демократическая оппозиция - невообразимые рейтинги Путина, поддерживаемые нефтяным экономическим бумом. Кроме того, российские либералы так и не смогли дистанцироваться в сознании избирателей от экономических лишений 90-х годов, в особенности от финансового кризиса 1998 года.

Кремль, со своей стороны, сделал все, чтобы в стране не случилось такой же 'оранжевой' революции, как на Украине. Надавив на телекомпании, контролируемые государством, власть отлучила оппозицию от телеэфира; ее преследует как само государство - по закону о противодействии экстремизму, - так и пропутинская молодежная группировка 'Наши'. Электоральное законодательство также было ужесточено, чем власть осложнила жизнь небольшим партиям. Весной демонстрации 'Другой России' были разогнаны внутренними войсками с применением дубинок.

И все же шансы оппозиции на победу стали гораздо меньше в том числе и из-за ее хронической неспособности к объединению. Противоречия между двумя либеральными партиями 90-х годов - партией 'Яблоко', возглавляемой дважды баллотировавшимся в президенты Григорием Явлинским, и 'Союзом правых сил' (СПС), основанной главным архитектором российской приватизации Анатолием Чубайсом - так и не преодолены до сих пор. С 2005 года начали появляться новые политические движения, еще больше раскалывавшие демократический электорат: это и 'Другая Россия', и касьяновское движение 'Народ за демократию и справедливость', и Республиканская партия молодого независимого депутата парламента Владимира Рыжкова.

'Старые' либеральные партии так и не вышли из политической системы, существующей под управлением Кремля. Им позволяется участвовать в выборах, а взамен они играют по неписаным правилам - например, не критикуют публично Путина. 'Новые', напротив, в систему не допускаются: власть заявила, что они не выполняют требования к участию в выборах - например, в их рядах меньше 50 тысяч членов, - поэтому на выборах они тоже лишние.

Надо сказать, Кремль искусно манипулирует противоречиями в демократическом лагере. Но и сами ведущие личности оппозиции показали, что могут не только ссориться между собой: после спора о том, как выбирать единого кандидата в президенты, Касьянов и Каспаров теперь решили идти на выборы оба, при поддержке соответствующих движений. Третью попытку планирует и Явлинский из 'Яблока'. Иначе говоря, на президентских выборах за голоса избирателей с одинаковыми политическими взглядами будут бороться сразу три кандидата.

Что касается парламентских выборов, то и к ним либеральная оппозиция подходит в удручающем состоянии. В выборах будут участвовать СПС и 'Яблоко'. 'Другую Россию' не зарегистрировали, но она все равно намеревается провести полномасштабную кампанию, призывая своих сторонников писать на бюллетенях инициалы коалиции, надеясь тем самым повысить процент недействительных бюллетеней. Касьянов заявил, что не желает участвовать в 'антидемократическом фарсе'.

Не исключено - хотя и маловероятно, - что хотя бы к президентским выборам оппозиция подойдет с единой кандидатурой. По новым правилам, кандидат в президенты должен вступать либо от парламентской партии, либо собрать в свою поддержку 2 миллиона подписей граждан. Поскольку у 'Яблока' почти нет шансов набрать 7 процентов голосов - нынешний минимум для прохождения в парламент, - Явлинскому не удастся автоматически стать кандидатом в президенты как лидеру партии, и логично было бы, если бы он сел за стол переговоров с Каспаровым и Касьяновым, чтобы решить, кому идти на выборы, и, объединив усилия, набрать требуемые 2 миллиона подписей.

Касьянов уже сегодня заявляет, что у него для этого максимально сильные позиции: по его словам, у него в регионах уже собрано 30 тысяч добровольцев, а к концу года их будет уже 60 тысяч. По словам бывшего премьера, кандидат, представляющий на выборах весь демократический электорат, легко может набрать в первом туре процентов двадцать. Этого может быть достаточно, чтобы был объявлен второй тур, а там уже пойдет совсем другая борьба.

- Если мы объединимся, то народ поймет, что демократы наконец осознали свою ответственность перед страной. И тогда народ снова в нас поверит.

___________________________________

Большой раскол в 'Другой России' ("Rzeczpospolita", Польша)

Демократический тупик, или выборное единодержавие ("Preco?", Словакия)

Шахматный чемпион объединяет очень разных критиков Путина ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.