Новая армия Путина, пусть и не такая мощная как в коммунистические времена, гордо выпячивает грудь вперед. Правда, она так и не избавилась от ряда дурных привычек. Репортаж из рядов российских Вооруженных Сил

'Что мы получили после распада СССР? Новое спальное помещение и тренажерный зал'. Полковник Борис Романенко снимает фуражку, приглаживает волосы расческой и обнажает золотые зубы в широкой улыбке. После длительной переписки и многочисленных телефонных переговоров российская армия соглашается открыть двери для иностранцев. Нам предлагается посетить 56-ой окружной учебный центр, расположенный в 30 километрах к северу от Санкт-Петербурга. Казарма рассчитана на 300 человек. 'Мы здесь любим своих солдат', - говорит офицер, сидящий рядом с двумя старыми дисковыми телефонами. 'Раз в неделю им показывают кино, вот это, например - добавляет он и показывает DVD диск, на котором написано 'Строевая подготовка'. - И они имеют право на один выходной в неделю'.

Время учений. Микроавтобус отвозит небольшую группу журналистов на полигон. Снайперы стреляют, солдаты бегут, дымовые шашки дымят, танки маневрируют в грязи. Солдаты тяжело дышат, потеют, краснеют от натуги. Гостям тоже предлагают попробовать свои силы в стрельбе из гранатомета. 'Очень хорошо, Вы убили 20 террористов!', - шутит офицер. Чуть поодаль солдат торопливо разбирает свой автомат Калашникова. 'Двадцать секунд, отлично', - бросает ему лейтенант глядя на часы. 'Ну что, тебе нравится в российской армии?', - спрашивает журналист шведского телевидения у новобранца. Тот густо краснеет под грозными взглядами офицеров. 'Да, все нормально, все хорошо :', - бормочет он. Тут вступает в разговор капитан Максим Ишимов: ' Я горд тем, что я россиянин, наша армия имеет право защищать себя, как и все другие'. Уф! Командование будет довольно.

Блеф и провокации

В путинской России настало время, когда можно надувать щеки. Образ армии в 'лохмотьях', унаследованных после развала Советского Союза, остался в прошлом. Вы уже не увидите солдат в ветхом обмундировании и ржавеющие в степях остовы БТР. Российская армия возрождается! Таков, по крайней мере, официальный посыл. Американцы планируют разместить противоракетный щит в Польше и Чешской Республике? Путин в ответ угрожает нацелить свои ракеты на Европу. НАТО хочет взять российскую империю в кольцо, завербовав Украину и Грузию, две бывшие советские республики? Москва организует вместе с Китаем широкомасштабные совместные военные учения, в которых участвуют 6 500 человек. Невиданное дело с момента падения 'железного занавеса'. И это еще не все. В августе Путин отдал приказ своим бомбардировщикам, способным нести ракеты с ядерными боеголовками, возобновить патрулирование. Два из них даже долетели до американского острова Гуам в Тихом океане, чтобы подразнить пилотов ВВС США. 'Мы с американцами обменялись в воздухе улыбками', - радуется высокий чин российских ВВС.

Провокации продолжаются. На этот раз местом действия стала Арктика. Прошлым летом подводная лодка установила под толщей полярных льдов на глубине 4 261 метров российский флаг из титана. Посыл ясен: Россия претендует на половину территорий Северного Полюса. Запад предупрежден. Военная сверхдержава, чья казна набита нефтедолларами, снова в строю. И она готова вновь начать 'холодную войну'.

Блеф? И да, и нет. Нет, потому что деньги текут рекой. С момента прихода к власти Владимира Путина в 2000 году, оборонный бюджет страны увеличился в четыре раза (31 миллиард долларов), возобновили работу исследовательские лаборатории. Путин также распространил влияние страны за ее пределы. Каким образом? Вооружая на всю катушку своих соседей: Иран, Сирию, Индию, Индонезию, Малайзию. Эта стратегия из тех, что окупаются сторицей. Теперь России принадлежит 37% рынка военных заказов стран Азии, а США - лишь четверть. 'Американцы построили крепость. А мы - возведем свою', - предупреждает властелин Кремля.

Мечты, мечты . . . Угрозы, но также и пускание пыли в глаза. Во-первых, потому что современным российским Вооруженным Силам еще очень далеко до мощи Красной Армии и ее 5 миллионов человек (1,13 миллионов сегодня). Очень далеко им и до военных расходов США, которые превышают российские . . . в двадцать пять раз! И наконец потому, что Россия витает в облаках в том, что касается военного планирования. 'Они собираются построить шесть авианосцев до 2015 года, - рассказывает западный военный эксперт, - но у них нет ни одного соответствующего порта'. 'В стране только 12 пилотов, способных садиться на палубу!', - добавляет Александр Гольц, московский военный аналитик. 'Мы не выполнили все поставленные задачи', - признал в апреле генерал-лейтенант Владимир Михеев, заместитель Начальника вооружения Вооруженных Сил РФ. Зато Министерство обороны усиленно расхваливает технологические новинки. Например, суперсовременную ракету Булава. 'Хороша при запуске, обладает хорошей скоростью, но не очень точно поражает цель', - считает западный эксперт. А что говорить о технике, стоящей на вооружении, и проблемах с ее ремонтом и техобслуживанием. 'Из имеющихся 22 500 танков в рабочем состоянии находятся только 8 000, - говорит Виктор Баранец, полковник в отставке, военный обозреватель газеты 'Комсомольская правда. - И лишь 25% из 2500 самолетов способны подняться в воздух'. В результате тренировочное время российских летчиков - шестьдесят часов в год, против 180 часов европейских пилотов.

Кошмар призывников

Но главная трагедия в другом. Боевой дух солдат хуже некуда. Коррупция, жестокая дедовщина, рэкет . . . Армия становится кошмаром большинства из 300 000 новобранцев, которых армия ежегодно призывает под свои знамена.

Катя с волосами сиреневого цвета - жительница уральского Екатеринбурга. Она приехала вчера в Москву и эту ночь провела на скамейке на вокзале. Ее сын, двадцатилетний Сергей, в августе дезертировал из армии после того, как провел там одиннадцать месяцев. 'Смотрите, это последняя эсэмэска от него', - сдавленным голосом говорит она. 'Мама, я боюсь, я не хочу здесь больше оставаться', - написал ей сын. К счастью, Катя нашла его следы. И теперь она стоит у входа в Психиатрическую больницу им. Алексеева, где ее сын содержится перед тем, как его опять отправят в армию. 'Сергей! Сергей! Выгляни!', - кричит Катя.

Открывается окно. В нем появляется прыщавое лицо Сергея. Он боится говорить. Вокруг много людей. Приходится долго ждать, пока появляется возможность поговорить без посторонних, через оконную решетку. 'Они меня били каждый день. Ночью - кулаком в живот. Иногда меня уводили в комнату и требовали, чтобы я долго находился на полусогнутых ногах, держа перед собой стул, на который они ставили стакан воды. Если стакан падал, меня били табуретом или железным прутом от кровати'. - 'Кто они?' - 'Деды, те, кто отслужили полтора года'. - 'А офицеры?'. - 'Огни закрывали дверь, когда проходили мимо комнаты'. Так Сергей рассказывает о своих злоключениях в части, расположенной на юге от Москвы. Перед медосмотром его и других солдат, чтобы скрыть следы побоев, деды заставляли мазаться кремом. 'Если пожалуешься - опять изобьют'. Рассказал Сергей и о нескончаемом вымогательстве денег. 'Мое ежемесячное денежное довольствие 480 рублей (13.70 евро). Деды оставляли мне 80 рублей, остальное забирали себе. А еще меня заставили два раза подряд сдать кровь. Я получил за это 420 рублей, которые тоже пришлось отдать'. - 'А как с едой?'. - 'Перловка, картошка. Мы пытались выдавить сок из апельсиновой кожуры, которую нам оставляли, и раз в два дня нам давали мясо, замороженное еще в 1955-1968 годы'. 'Я тебе сейчас куплю что-нибудь поесть', - взволнованно говорит его мать. А затем шепотом добавляет: 'Я не узнаю своего сына, он заикается, постоянно просит прощения'. Тут рядом с нами появляется Игорь, который тоже испытал на себе прелести службы в армии. Он сметает листву с дорожек больничного парка, одет он в широкую пижаму в клетку. 'Я попал сюда, потому что вскрыл себе вены. Я не хотел жить', - говорит он. Попросив мобильный, чтобы позвонить семье, он отходит от нас. Игорь выжил. Другие - нет. По официальным данным за четыре первых месяца этого года 68 призывников покончили жизнь самоубийством. НПО считают эту цифру сильно заниженной. 'Ежегодно в армии умирает 3000 человек, из этих смертельных случаев 30-40% самоубийства или убийства, замаскированные под самоубийства', - утверждает Анна Каширцева, из фонда 'Право матери'.

Массовые дезертирства

Чтобы спастись от ужасов призыва, у молодежи всего два пути: поступить в ВУЗ (студенты освобождены от воинской службы) или платить. Говоря иными словами, сунуть конверт с 3000-5000 долларами в карман врачу, который согласится оформить фальшивый белый билет. Можно еще дать на лапу офицеру военкомата. Есть еще два крайних средства: проглотить ядовитое вещество или, положив руку на унитаз, с помощью товарища сломать себе предплечье. Таким образом 89% юношей удается избежать срочной воинской службы. В здании московского 'Комитета солдатских матерей', организации, которая выявляет злоупотребления в армии, толпятся родители и будущие солдаты. В этот день двое сотрудников комитета чистили картошку на обед. Именно здесь можно получить полезный совет. Марат, 21 год, пришел сюда с отцом. Он чеченец и боится самого худшего, если попадет в армию. С ним разговаривает Валентина Мельникова, маленькая рыжая женщина с пронзительным голосом. 'Скажи мне, у тебя есть какие-нибудь проблемы со здоровьем, - спрашивает она. - Плоскостопие? Отдышка? Ты слишком быстро рос : Может быть, у тебя хрупкие кости?'. Марат неловко переминается с ноги на ногу. 'Я с четырех лет ни разу не болел', - бормочет он. 'У него прыщи на спине!', - вступает в разговор его краснолицый отец. 'Нужно что-нибудь найти, скажи, что желудок болит, и не забудь дать немного денег доктору', - говорит в заключении Валентина.

Для пессимизма призывников есть причина: российской армии не хватает компетентных кадров. На самом верху - генералы. Многие из них 'спекулянты' . . . 'Они сколотили состояния в миллионы долларов, втихаря перепродавая армейские земли', - уточняет полковник в отставке Виктор Баранец. Правительство пытается избавиться от самых продажных. Десять таких вояк недавно лишились погон. Но чистка обещает быть долгой.

Потом идут офицеры низших званий - они демотивированы, потому что зарплата их очень мала, несмотря даже на ее недавнее повышение, и проблема с жильем по- прежнему стоит очень остро (160 000 обещанных квартир так и не были построены). И наконец в самом низу иерархической пирамиды находятся молодые контрактники, которые нанимаются в армию на три года. Но они очень быстро разочаровываются и массово дезертируют. 'Командование молчит, но около трети ежегодно убегают из армии', - считает Владимир Евсеев, военный эксперт Академии Наук. Вот, например, Павел, 35 лет, худое лицо, на подбородке - ямочка. Он провел восемь месяцев в Чечне и уже неделю как дезертировал. В один прекрасный день в 15 часов он сел в поезд на вокзале Грозного, заплатил контролеру 8000 рублей (230 евро) за молчание и больше туда не вернулся. 'Там каждый день мы недосчитывались одного человека', - вспоминает он, сидя за чашкой кофе. А ведь Павел верил в эту работу. Он крутил баранку и получал ежемесячно 21 000 рублей (600 евро). Он считал, что эта зарплата позволит ему прокормить семью, оставшуюся в Волгограде, и еще останется на его хобби - картинг. Но реальность оказалась иной. В его полку из 2000 человек за все приходилось платить. Даже профессиональному солдату. 'Мне пришлось платить за выходные, обмундирование, консультацию зубного врача, лекарства, запчасти для машины, которую я водил'. Познакомился Павел и с местными нравами. 'Люди там делятся на тех, кто пьет, и тех, кто сидит на наркотиках. Если Вы не принадлежите к одной из этих групп - у Вас начинаются проблемы'.

Прискорбные выводы

Давайте вернемся в Санкт-Петербург, в 'образцовую казарму'. Плохое обращение? 'Это иногда случается, но тогда командиров наказывают, - заверяет нас Юрий Хелов, отвечающий за связи с прессой. - И у нас есть телефон'. Телефон? Красный аппарат, установленный по просьбе родственников в коридоре казармы, по которому можно позвонить в прокуратуру. Если происходит ЧП, солдат сразу же может позвать на помощь. Нам сейчас покажут, как это работает . . . Не повезло, связи нет. 'Это тот номер?', - спрашивает офицер. 'Ну-у-у. Мне кажется, что это - пожарники', - с сомнением говорит его коллега. На том демонстрация и закончилась.

В петербуржском ресторане Руслан Линков веселится от души: 'Ни один солдат не осмелится подойти к этому телефону!'. Руслан - член группы активистов, которые фиксируют неблаговидные действия армии в регионе. Каков его вывод? Печальный. 'В прошлом году три солдата были вынуждены заниматься проституцией в парке Екатерины Второй, и мы уже два года не имеем известий о 77 новобранцах'.

Настала пора уезжать из учебной части. Западных журналистов провожает группа офицеров. 'Самое главное - не воевать друг с другом', - говорит один из них. Золотые слова!

_________________________________

Пробуждение российской армии ("Le Monde", Франция)

Армии будущего ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.