Россия, утверждают сторонники президента Владимира Путина, должна найти свой собственный путь к демократии. Стране необходим был сильный правитель, способный вытащить ее из хаоса, в который она погрузилась в 90-е годы, во время 'решительного броска' к свободному рынку. Россия слишком велика, слишком разнообразна в культурном отношении; наконец, ее история слишком сложна для того, чтобы в одночасье превратить ее в копию американской, французской или британской демократии. Так что не надо эмоций, говорят кремлевские политтехнологи.

Что ж, в этих аргументах есть доля истины. Однако после наблюдений за кампанией, предваряющей парламентские выборы, которые состоятся 2 декабря, верить им на сто процентов весьма и весьма трудно.

На прошлых выборах, проводившихся в России четыре года назад, власть сделала все, чтобы победила господствующая прокремлевская партия "Единая Россия" - предоставила ей самый выгодный доступ к СМИ и официальную поддержку. Тем не менее, тогда в выборах могли принять участие все желающие - хоть партии, хоть отдельные граждане. И, поскольку тогда половина из 450 депутатов парламента избиралась по одномандатным округам, в Думу попало около сотни независимых депутатов и членов малых партий.

На нынешних выборах все будет по-другому. Здесь Россия уже скатывается к стандартам, более характерным для таких ее авторитарных соседей, как Беларусь или Казахстан. И дополнительное тому свидетельство - вчерашнее решение Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе отменить приезд своих наблюдателей ввиду бюрократической волокиты с российской стороны и общего нежелания сотрудничать.

С 2003 года многое в стране изменилось. Требования закона к формированию партий стали столь жесткими (50 тысяч зарегистрированных членов и минимум 200 тысяч подписей за право участвовать в выборах), что на практике Кремль имеет полную возможность сам выбирать себе противников. Из предвыборной гонки исключено более полудесятка партий, среди которых - коалиция 'Другая Россия', во главе которой стоит бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров; 'зеленые' и Республиканская партия во главе с молодым антикремлевцем Владимиром Рыжковым, избранным в прошлый состав парламента в качестве независимого депутата.

Поскольку теперь система представительной власти сменяется на полностью пропорциональную, в этот раз Рыжкову в парламент не пройти; кандидаты, не представляющие какую-либо из зарегистрированных партий, баллотироваться не могут. Кроме того, чтобы участвовать в дележе парламентских мандатов, партия теперь должна набрать не пять, как раньше, а минимум семь процентов голосов. Если, как многие ожидают, "Единая Россия" получит по итогам выборов две трети мест, то даже многие старые партии - например, либералы 90-х 'Яблоко' и Союз правых сил - рискуют не набрать необходимого минимума. В результате получится разве что двухпартийный парламент, в котором прокремлевскому большинству будут противостоять остатки Коммунистической партии.

Сторонники Путина утверждают, что последние изменения в правилах нацелены на усиление партийной политики. Они говорят, что жесткие регистрационные требования не дадут начать партийную карусель, которая существовала в 90-е годы. Тем не менее, правила, принятые в России, жестче, чем во многих даже незрелых демократиях. Барьер для прохождения в парламент здесь тоже выше, чем во многих других странах. Выше, пожалуй, только у Турции - 10 процентов, - но в Турции в парламент могут баллотироваться одномандатники. А в России может получиться так, что если 100 миллионов ее избирателей придут на участки, то партия может набрать практически 3,5 миллиона голосов и, тем не менее, не получить ни одного места.

Кроме того, оппозиционные партии часто заявляют, что против них используются грязные трюки, более типичные для бывших советских республик - сначала им непонятно почему отказывают в аренде помещений для митингов, потом изымают агитационную литературу. Только в ноябре, по словам представителей Союза правых сил, полиция конфисковала 14 миллионов копий его манифеста, якобы для проверки на предмет нарушения законов 'об экстремизме'. По этим же законам преследуют Каспарова и многих других.

Никто не указывает на прямую причастность Кремля ко всем этим случаям. Однако именно Кремль создал среду, в которой чиновникам на всех уровнях выгодно не применять ко всем одни и те же правила, а всячески пытаться угодить своим политическим хозяевам.

Еще недавно путинская администрация могла утверждать, что обвинения в ее адрес в 'отходе' от демократии несправедливы, поскольку и Россия Бориса Ельцина отнюдь не являлась образцовой демократической страной. Но сегодня о ней можно судить уже по ее собственным стандартам - и год 2007-й выглядит шагом назад даже по сравнению с 2003-м.

Отказ наблюдателей ОБСЕ от приезда в Россию означает, что организация, во всем мире считающаяся наиболее авторитетной в вопросах оценки выборов, вообще не будет здесь присутствовать. Сначала российские власти заявили, что сократят общее количество международных наблюдателей на три четверти, а конкретно контингент ОБСЕ - с 450 человек до 70. Но, увидев, что наблюдатели за две недели до выборов ее не получили виз, организация решила хлопнуть дверью.

Самое смешное, что при таком сверхвысоком рейтинге, каков рейтинг Путина, "Единая Россия", во главе избирательного списка которой он стоит, выиграла бы даже самые свободные выборы, за которыми следило бы сколько угодно народа. Такое впечатление, что все, что происходит сегодня - некая реакция власти на 'цветные' революции на Украине и в Грузии. В Кремле их считают государственными переворотами, срежиссированными западными наблюдателями вкупе с западными же спецслужбами, неправительственными организациями и беглыми российскими 'олигархами', рвущимися повторить то же самое в России.

Но на Украине и в Грузии было по-другому - там изначально непопулярные режимы, цепляясь за власть, прибегали к выборным манипуляциям. В сегодняшней России даже самые упертые противники Кремля не верят, что пропутинской партии для победы могут понадобиться какие-то масштабные манипуляции. Зачем тогда все это? Затем, считают они, чтобы 'в случае чего' сфальсифицировать большинство или явку избирателей, чтобы - что весьма вероятно - использовать триумф партии для легитимизации политического будущего Путина или даже для внесения изменений в конституцию, позволяющих ему остаться президентом.

В сентябре в беседе с иностранными экспертами Путин говорил, что твердо намерен создать в России 'многопартийную систему' и 'нормальные политические партии'. Что ж, может быть, когда-нибудь он выполнит это обещание, если останется в России руководящей фигурой. Но если это так, то парламентские выборы 2007 года - уж очень странное и нездоровое для этого начало.

Нейл Бакли - глава московского бюро FT.

__________________________________________

Россия: демократия или империя? ("El Pais", Испания)

Россия: демократия с двойным дном ("The Financial Times", Великобритания)

Россия: Демократия - полезнее для здоровья нации ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.