Разговор происходит в одном из модных кафе в центре Владивостока. Задумчиво помешивая свой каппучино, Катя говорит: 'Ну, на президентских выборах я бы проголосовала за Путина или того, кого бы он предложил себе на смену. Но на парламентские выборы я не собираюсь. В чем смысл?'

Кате 25 лет, и у нее сравнительно неплохая работа - в одном из инвестиционных банков в городе на берегу Тихого океана. Она бегло говорит по-английски, имеет собственную машину и квартиру. И, как у многих тысяч молодых россиян, финансово преуспевших в последние несколько лет, у нее нет времени на политику, и она ограничивается расплывчатой поддержкой президента Владимира Путина.

'Я не говорю о политике с друзьями и коллегами, - говорит она, смеясь, как будто сама мысль об этом смехотворна. - Разве что если она затрагивает бизнес, но начать за обедом разговор о политике - нет'.

Менее, чем за две недели накануне выборов, назначенных на 2 декабря, Кремль столкнулся c проблемой, созданной отчасти им самим: никого не волнуют итоги. По мнению аналитиков, интерес к партийной политике достиг рекордно низкой отметки, что связано как с рядом мер Кремля по удушению реальных политических дебатов, так и с убежденностью в том, что голосование ничего не изменит.

Во Владивостоке, как и в Москве - на семь часовых поясов западнее - и как в каждом городе между ними, улицы украшены плакатами пропутинской партии 'Единая Россия', которая, как ожидается, получит около 60 процентов голосов. У партии практически нет реальной идеологии, если не считать непоколебимой поддержки Путина, и она фактически обладает монополией на телеэфир. Плакаты ее кампании просты: российский флаг и лозунг 'План Путина - победа России'.

В октябре Путин согласился возглавить избирательный список партии, а добиться поддержки избирателей она может, лишь связав себя с президентом - единственным политиком в России, пользующимся действительно массовой популярностью. Сам Путин на прошлой неделе совершил тщательно выверенную атаку на партию, заявив, что к ней 'стараются примазываться всякие проходимцы', но, тем не менее, 'лучше все равно у нас ничего нет'.

Партия 'Справедливая Россия', созданная в прошлом году при поддержке Кремля и призванная стать контролируемой оппозицией 'Единой России', по данным опросов набирает катастрофически мало голосов и может не пройти в Думу, парламент России.

Широко распространенное безразличие по отношению к партиям может быть отчасти объяснено циничным характером российской политики. 'Никто из претендентов на места в Думе, за исключением коммунистов, не отстаивает реальные идеи, - говорит владивостокский аналитик, пожелавший остаться неизвестным. - Все остальные пользуются партийной платформой для продвижения своих личных или деловых интересов. А проблема с коммунистами, разумеется, в том, что их идеи уже не так привлекательны'.

После последних выборов был принят целый ряд мер, призванных не пропустить в Думу мелкие партии. Регистрировать политические партии стало сложнее, порог для прохода в Думу был поднят с 5 до 7 процентов, а пункт 'против всех' был отменен, так что единственный способ протеста - испортить бюллетень или не идти на выборы. Семипроцентный барьер, скорее всего, не позволит пройти в Думу российским либеральным партиям.

Одним из депутатов Думы двух последних созывов от Владивостока является Виктор Черепков, бывший мэр, заявляющий о своих связях с космическими силами. 'Он полный сумасшедший, - говорит Александр Гельбах, бывший журналист, а ныне пенсионер. - Но люди помнят, что, когда в 1990-е он был мэром, система работала. И, в отличие от всех остальных, он не коррумпирован'.

Но если раньше определенное число депутатов избиралось по одномандатным округам, то новая Дума будет полностью избрана по партийным спискам. Это означает, что в ней не будет места для таких людей, как Черепков или критик Кремля Владимир Рыжков.

По данным интернет-источников и блогов, на сотрудников таких государственных учреждений, как школы и больницы, оказывается давление с тем, чтобы они проголосовали за 'Единую Россию', а в некоторых случаях им велят сфотографировать свой бюллетень, чтобы доказать это.

'Апатия может сработать двояко, - говорит Борис Дубин, аналитик московского Центра Левады, объясняя, почему все-таки ожидается явка не менее 60 процентов. - Людей беспокоит то, что может произойти, если они не проголосуют. Поэтому, раз для них это все равно формальность, они думают, что лучше пойти и проголосовать за 'Единую Россию' и избежать потенциальных проблем'.

Мало кто в этой атмосфере апатии встает на путь протеста. Самые радикальные из них вступили в коалицию 'Другая Россия', возглавляемую бывшим чемпионом [мира] по шахматам Гарри Каспаровым и неоднозначно оцениваемым писателем Эдуардом Лимоновым. Деятельность коалиции не освещается в СМИ, она имеет слабую поддержку и исключена из участия в выборах.

Выступая вчера на большом митинге своих сторонников, Путин обозвал 'Другую Россию', не называя имен ее лидеров, 'шакалами', поддерживаемыми из-за рубежа. О маршах оппозиции, намеченных на выходные, он сказал: 'Вот сейчас еще на улицы выйдут. Подучились немного у западных специалистов, потренировались на соседних республиках, теперь здесь провокации будут устраивать'.

Во Владивостоке у 'Другой России' 70 членов. Ее региональный координатор Татьяна Корчевная утверждает, что население не апатично, но считает, что любое сопротивление 'Единой России' бесполезно.

Выборы в цифрах

41.5% - Процент телеэфира в прайм-тайм, посвященного в октябре Путину

29% - Процент новостного телеэфира в прайм-тайм, посвященного в октябре 'Единой России'

1.2% - Процент новостного телеэфира в прайм-тайм, посвященного в октябре другим партиям

29% - Доверяют, по последним данным, Думе

83% - Доверяют, по последним данным, президенту Путину

_________________________________________

Есть среди нас те, кто шакалит у иностранных посольств ("The Financial Times", Великобритания)

Путин осуждает западное вмешательство ("The Guardian", Великобритания)