Журнал Time на прошлой неделе назвал президента России Владимира Путина "Человеком года". Объявляя об этом выборе, редактор журнала Ричард Стенгел (Richard Stengel) пишет: "Если Россия станет процветающим суверенным государством, уважаемым членом семьи наций, этим она будет обязана одному человеку - Владимиру Владимировичу Путину". Тем самым он присоединился к хору голосов, восхваляющих Путина за возрождение России, хотя на самом деле абсолютно не ясно, заслуживает ли он этих почестей.

Согласно общепринятому мнению, повторяемому журналом Time, при Борисе Ельцине в 90-е годы российское государство не действовало, экономика сокращалась, а население страдало. С приходом в 2000 году Путина вернулся порядок, экономика начала расцветать, а среднестатистический россиянин стал жить лучше, чем когда-либо прежде. Да, говорят сторонники такой точки зрения, Путин отошел от прежних демократических достижений, но это были необходимые жертвы, принесенные на алтарь стабильности и развития.

Но эта расхожая теория глубоко ошибочна, поскольку основана она на ложном сопоставлении. Действительно, возникновение российской демократии в 90-е годы совпало с упадком государства и экономическим спадом, но демократия не является причиной ни того, ни другого.

Точно так же, восстановление самовластия в России при Путине совпало с мощным экономическим ростом, но и оно не было причиной такого роста. Можно сказать, что поворот Путина в сторону автократии в последние несколько лет привел к ослаблению демократических завоеваний. Сохранись в стране демократия, в выигрыше были бы все.

Конечно, при Путине российское государство окрепло и усилило свою роль. В некоторых областях оно действует намного лучше, чем в 90-е годы: вовремя выплачивает пенсии и зарплаты государственным служащим, строит дороги, увеличивает расходы на образование. Но если учитывать рост его мощи и ресурсов, огромное удивление вызывает то, насколько плохо пока это государство работает. Если говорить об общественной безопасности, здравоохранении, коррупции и защите прав собственности россиян, то здесь ситуация в стране за последнее десятилетие нисколько не улучшилась, если не стала хуже.

При Путине участились нападения террористов, выросло количество убийств. В период с 2000 по 2005 годы среднегодовые расходы на здравоохранение составляли лишь 6 процентов от ВВП, в то время как в 1996-1999 году они были равны 6,4 процента. Начиная с 1990 года, наблюдается уменьшение численности российского населения, что вызвано снижением рождаемости и ростом смертности. Но спад этот особенно усилился с 1998 года. В конце 90-х годовое потребление алкоголя на взрослого человека составляло 10,7 литра. К 2004 году эта цифра увеличилась до 14,5 литра. Короче говоря, все эти данные опровергают широко распространенное мнение о том, что более властное государство это также более действенное и эффективное государство, способное решать важные для России политические проблемы.

Но путинские сторонники могут ответить, что его самовластные методы правления, по крайней мере, обеспечили мощный экономический рост в России. Действительно, при Путине средние темпы экономического развития составляют внушительные 6,7 процента в год. Начиная с 2000 года, реальные чистые доходы населения увеличиваются более чем на 10 процентов ежегодно, потребительские расходы стремительно растут, безработица снижается, а вместе с ней уменьшается и бедность.

Но такое экономическое возрождение типично для всего посткоммунистического мира. Весь этот регион пережил экономический спад, а затем, через несколько лет после начала реформ, он начал восстанавливать свои позиции. Российская экономика движется по той же общей траектории. Она двигалась бы по ней как при диктатуре, так и при демократии.

Путин появился на сцене в хороший момент российского экономического цикла. Ему еще больше повезло в связи с тем, что цены на нефть во всем мире выросли. Но усиление диктаторских тенденций внутри России не имеют к этому никакого отношения.

Если между авторитаризмом и экономическим ростом в России и имеется какая-то случайная связь, то она носит лишь негативный характер. Укрепление автократической системы за последние несколько лет привело к росту коррупции и ослаблению прав собственности. Передача активов, по сути дела, поставила процветающий частный энергосырьевой сектор под контроль государства и снизила его эффективность. Ренационализация вызвала снижение показателей работы в прошлом частных компаний, уменьшила стоимостную ценность самых доходных российских фирм, а также замедлила темпы инвестиций - как внешних, так и внутренних.

Возможно, самым наглядным доказательством того, что путинская автократия навредила, а отнюдь не помогла российской экономике, станет сравнение с другими странами региона. В 1999-2006 годах Россия по средним темпам роста занимала девятое место в ряду 15 бывших советских республик. Точно так же, уровень инвестиций в России, составляющий 18 процентов ВВП и превышающий прежние объемы, все же намного ниже средних показателей демократических стран региона, таких как Польша или Эстония.

Остается лишь задуматься над тем, насколько быстрее Россия могла бы развиваться в условиях демократической системы. Укрепление институтов подотчетности, таких как настоящие оппозиционные партии, подлинно независимые средства массовой информации, неподконтрольная Кремлю судебная система, помогло бы укротить коррупцию, защитить права собственности и тем самым способствовало бы увеличению инвестиций и ускорению роста. Короче говоря, для обеспечения устойчивого развития России и серьезной перестройки российского государства Медведеву нужно будет перешагнуть через автократическое наследие Путина, а не подражать ему. © The International Herald Tribune

Майкл Макфол - профессор политологии, директор Центра демократии, развития и законности Стэнфордского университета. Кэтрин Стонер-Вайс - заместитель директора по научной работе этого центра. Полная версия статьи выйдет в номере Foreign Affairs за январь/февраль.

____________________________________________________________

Странный выбор Путина человеком года ("U.S.News", США)

Почему мы выбрали Путина ("Time", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.