Летом 1867 года Российская империя уступила Аляску Северо-Американским Соединенным Штатам. Не торгуясь, за половину первоначальной цены - за 7,2 млн. долларов (около 10 млн. рублей золотом по курсу тех времен). Много ли это? Судите сами. На картине Ивана Айвазовского 'Смотр Черноморского флота в 1848 году' российские парусные линкоры-гиганты идут бесконечной чередой - и хвост кильватерной колонны теряется в голубой дымке на горизонте. Что и говорить, красивые были корабли, не зря же художник так любил их. Но я о другом. На эти деньги можно было построить четыре таких линкора. Что любопытно, продажа Аляски и впрямь связана с этими великолепными кораблями.

Ах, эти парусники, эта романтика! Дубовые, полуметровой толщины борта (чугунные ядра отскакивали, как горох!), надраенная до солнечного сияния медь рангоута, тяжелые пушки в трех деках, сверкающая палуба . . . Флаги и вымпелы. Облачные громады парусов на могучих мачтах. Лихие матросы и безупречные аристократы-офицеры, снимающие белые перчатки, чтобы дать в морду матросне. Флот, традиции - как это прекрасно! Классическая, имперская красота, на которую не жаль никаких средств.

Увы, если разобраться, то именно флот погубил Россию. Его можно сравнить с чеховским ружьем - вот уже триста лет висит оно заморской экзотикой на серой стене российской истории и рано или поздно стреляет. Только всегда почему-то в обратную сторону . . .

И это очень дорогое ружье. К началу Крымской войны в состав Черноморского флота входило 14 новых парусных линкоров - последний ввели в строй перед самой войной. Среди них четыре 120-пушечных, лучших в мире, и уже строились первые винтовые. Плюс 11 парусных и столько же паровых фрегатов и корветов, а всего более 120 кораблей и судов. На Балтийском море кораблей было еще больше, в том числе 26 линкоров. Сколько сил и средств ушло на очередную, третью по счету после Петра I и Екатерины I попытку стать великой морской державой! Полтораста лет страна строила флот, растила моряков и вышла на третье место в мировой табели о рангах.

Это был прекрасный, новейший флот! С таким сразу хочется чего-то глобального. Но для этого нужны еще и мозги (в смысле - государственный ум), а с ними не сложилось. Исторически. Для войн со Швецией и Турцией такие мощные флоты не нужны, а тягаться в морях с Францией или с Англией - мечтать, конечно, не вредно, но есть же и пределы.

В тот раз занесло... Впрочем, не в первый и не в последний. В тот раз едва только Корнилов и Нахимов замечательно сожгли турецкий флот в Синопской бухте, как эти странные англичане неожиданно вступились за басурман. И французы да сардинцы с ними заодно. Но французов хотя бы понять можно - их Наполеон III хотел отомстить за дядю, за взятие Парижа и собственные унижения. Он, бедняга, и барона Дантеса в Петербург присылал (того самого), и дружбу предлагал, а грубый Николай I не захотел пойти навстречу, даже не назвал братом, как равного. А итальянцы? Посулили им кусочек Австрии - и они туда же! Да и сама Габсбургская империя, которую всего лишь пять лет назад (в 1848-1849 годах) спасли российские войска, также пригрозила оружием. Даже Пруссия прислала несколько тысяч 'добровольцев'... Даже швейцарцы прибыли. Ну почему русских все так не любят?

В ответ на легкомысленную атаку Синопа союзники вошли в Черное море. В Севастополь прибыл английский пароходик и передал наглое требование могучему русскому флоту - сидеть и не высовываться! И Нахимов сидел. Союзники устроили базу в Варне - Нахимов сидел. Бомбили Одессу - и носа не высовывал. Турки помогали чеченцам - все равно сидел. Так он просидел восемь месяцев, пока в начале сентября 1854 года союзная эскадра не начала высадку войск в Евпатории. 350 кораблей и судов. Одних линкоров - 36! Правда, 24 из них перевозили солдат и военное имущество, так что прикрывали десант всего 12 британских линейных кораблей. Таких же, деревянных и парусных, как и русские.

Самое время смелому Нахимову ворваться в их гущу и устроить второй Синоп! Терять ведь было уже нечего, погибать - так с музыкой! Вместо этого он затопил пять своих белокрылых красавцев на входе в бухту Севастополя - еще до подхода врага к базе флота - и отправился копать окопы. За что и произведен был в адмиралы. Остальные корабли утопили через год, перед сдачей 'города русской славы'.

В чем же дело? В том, что англичане и французы поставили на нескольких линкорах в дополнение к парусам слабенькие паровые машины и гребные колеса, хотя для этого пришлось убрать большую часть пушек. Получились неуклюжие, тихоходные, плохо вооруженные гибриды, но независимость от ветра перекрывала недостатки и делала их сильнее любого парусного властелина морей! А перед самой войной союзники ввели в состав своих флотов быстроходные винтовые линкоры. Сильные, многопушечные, но тоже пока еще с парусами и деревянные - французский 'Наполеон' и британские 'Агамемнон' и 'Санспейр'.

Этого и десятков пароходо-фрегатов - вооруженных деревянных пароходов - оказалось вполне достаточно, чтобы убрать прекрасный, романтичный, но совершенно бесполезный русский флот с голубой арены. На Балтике ситуация аналогичная - две навигации подряд пришлось отсиживаться в Кронштадте. Далеко глядел Петр I, закладывая крепость! Было где отсидеться. Только англичане загоняли балтийцев туда раза три, по-моему. Кораблей можно много настроить, но где взять смелых и предприимчивых моряков для них в холуйской стране?

Только умной и по-женски привлекательной Екатерине I удалось пробудить в некоторых подданных чувство собственного достоинства - подняв предварительно чувство достоинства мужского. Поэтому при ней и состоялись все главные русские морские победы. Собственно говоря, не флот главная проблема России, а люди, народ. Так что очень пригодился Кронштадт. Большую часть всех военных лет Балтфлот отсиживался в мощной крепости. И в 1917-м 'высидел' революцию.

Чем закончилась Крымская война - известно. Обнажила, мол, язвы самодержавия и послужила катализатором реформ. Есть, однако, и другое мнение: именно та давняя война и именно флот погубили великую Россию! Поскольку сразу после потери флота власти приступили к его возрождению. Но ситуация изменилась - и резко. Пришла эпоха паровых двигателей и стали. Стоимость кораблей возросла многократно, для их постройки понадобились не мужики с топорами, а современные заводы, железные дороги и много чего еще. И в первую очередь деньги! А их-то и не было.

Русские самодержцы всегда очень удивлялись этому неприятному обстоятельству. Все как будто в твоей власти, если только гвардейцы не задушат шарфом или не пробьют табакеркой висок. Все, кроме денег. И штамповать их пробовали больше, и печатать, а толку все равно не было. Воевать надо, а не на что! На войну их уходит чрезвычайно много. В 1853 году дефицит бюджета Российской империи составлял 53 млн. рублей, а в 1855 уже 307 миллионов. Сумма огромная. Это стоимость сорока Алясок или 120 первоклассных парусных линкоров. И что делать? То ли не строить их вообще, жить себе тихо-мирно и не попадать в такие ситуации, то ли наоборот - строить еще больше и попытать счастья еще раз? Как поступают в таких случаях истинные последователи имперской идеи? Вот именно.

Сначала помог Бисмарк. Пристроил русские государственные облигации на немецкой бирже. Тут взревновали недавние враги французы и тоже дали взаймы. И пошло-поехало! Страна прочно села на кредитную иглу. А поскольку Александр III немцев недолюбливал, то главным кредитором станет Франция. С известными последствиями. Из-за этих кредитов придется ввязаться в совершенно ненужную, гибельную большую войну, вылезть из которой уже не удастся.

Но мало этого! Мало в буквальном смысле слова - кредитов не хватало для модернизации армии и особенно флота. Поэтому Александр Освободитель пошел на отмену крепостного права - ради выкупа, наложенного на крестьян. Такое 'освобождение' крестьяне еще припомнят в 1917 году. А когда и этого оказалось мало - пришлось продать Аляску. На что только не пойдешь ради великой цели.

Что ж, флот снова построили. Большой. Океанский. И снова захотелось куда-нибудь влезть. В этот раз - в Корею. Кто же думал, что эти странные японцы обидятся? Никто. Да и черт с ними, пусть себе обижаются! На то и строили броненосцы. А на обиженных воду возят. Но позорная Цусима подкралась незаметно - и страна снова осталась без флота. К слову сказать, Синоп так и остался последней крупной победой российских моряков, хотя флот строили еще не раз. Полтора века прошло с тех пор . . .

Думаю, вы не удивитесь, узнав, для чего после Русско-японской войны 1904-1905 гг. империя брала все новые и новые кредиты. Потеряв броненосный флот, бросились строить дредноутный! И когда подлые австрийцы обидели дорогих русскому сердцу сербов - разве можно было сдержать справедливый гнев? Разве это не повод к войне? Увы, новые, чудовищно дорогие линкоры всю долгую войну простояли в Кронштадте точно так же, как и старые, затем их экипажи взбесились от безделья - и флот окончательно погубил Россию.

Корабли вообще сыграли в ее судьбе роковую роль. Об одном из них Уинстон Черчилль писал, что он сильнее любого иного корабля изменил мировую историю - и в этом смысле равных ему нет! Речь идет не об 'Авроре', а о немецком линейном крейсере 'Габен'. В начале Первой мировой войны он прорвался в Стамбул и заблокировал проливы, о которых мечтала еще Екатерина I, наняв своему внуку Константину Павловичу дядьку-грека. Последний так и не стал новым императором Византии, и не сорвал со Святой Софии полумесяц, вернув на законное место крест.

'Габен' перекрыл России кислород, лишил ее жизненно важных военных поставок и фактически обрушил крупнейшую монархию мира. Попутно рухнули еще две империи - Османская и Австро-Венгерская. Нет, даже три - забыл о самой Германии. Между прочим, то же самое - закрыть Босфор - могли сделать в свое время Нахимов с Корниловым - и не пришлось бы им копать окопы у Севастополя. Увы, не тот масштаб у этих храбрых командиров кораблей. Не флотоводцы они.

В сравнении с этим подвигом крейсер 'Аврора' оказывается на задворках истории. И все же ее выстрел, даже если его и не было, символичен и тоже служит весомым аргументом в поддержку изложенной гипотезы. Ну а роль флота в судьбе СССР - тема отдельного разговора, хотя по большому счету коммунизм лишь развил и укрепил национальные традиции. О новой России судить пока рано, но если там снова заговорят об океанском флоте . . .

Впрочем, уже заговорили. Владимиру Масорину, главкому ВМФ России, уже понадобились атомные авианосцы, хотя бы штук шесть. Так он заявил в июле, на праздновании дня флота.

Мониторинг: читатель ИноСМИ - Symonov

Советы превосходят нас в кораблестроении' ("Вокруг света", Россия)

___________________________________

'Одержим ли мы победу над русскими?' ("The New York Times", США)

Швеция вооружается, опасаясь российской агрессии в Заполярье ("The New York Times", США)

Как Англии лучше всего вести войну с Россией ("The New York Times", США)

В 11:35 перед проклятыми московитскими пушками . . . ("The Times", Великобритания)

Насколько сильна Россия? ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.