Владимир Сорокин принадлежит к поколению московских авторов начала 80-х годов, которые выступали против официальной советской литературы, против культа классиков и неонационалистической деревенской прозы. Романы Сорокина - это своего рода сведение счетов с утопичными общественными теориями и мифами о будущем.

В Германии вышел перевод нового романа Владимира Сорокина 'Один день опричника'.

'Всю свою жизнь я пытаюсь разгадать, в чем смысл насилия. Я думаю, люди убивают друг друга, потому что испытывают страх перед обществом и перед тем, что является отражением их самих. Но главное здесь страх. Люди тонут не потому, что не умеют плавать, а потому, что когда они тонут, они боятся утонуть. Так же и с убийством: человек убивает другого человека не потому, что хочет его уничтожить, а потому что боится'.

У Владимира Сорокина много ролей: иллюстратор детских книжек и пианист, кремлевский критик и эстет, непризнанный автор и любимец миллионов, драматург, сценарист и романист. Он родился в 1955 году, сразу после наступления пришедшей на смену сталинскому режиму эпохи хрущевской 'оттепели'. Его детство и юность прошли в 'кошмарной атмосфере мечты о коллективном будущем', которую Сорокин воспринимал очень болезненно, в пятнадцать лет он стал заикой.

'Комяга (главный герой книги 'Один день опричника') - государственный служащий. Он прибывает в состоянии эйфории от того, что служит государству, которое сделало его настоящим монстром. Однако Комяга при этом обладает весьма привлекательными чертами характера. Он пытается честно исполнять свой долг. И его никак нельзя назвать мошенником. Русская поэтесса Анна Ахматова написала однажды о прислужниках Сталина так: 'Ночами они пытают людей, а днем завязывают банты своим дочерям'. Насилие - это темная сила, которая наполняет человека, но в то же время имеет обыкновение быстро исчезать. Абсолютного зла не существует'.

Владимир Сорокин, подобно своему отцу - специалисту в области нефтехимии и газовой промышленности, получил образование инженера. Эстетическое воспитание он прошел в кругу представителей соцарта, его учителями были художники Илья Кабаков и Эрик Булатов. Именно тогда он окончательно утратил интерес к диссидентскому искусству и провозгласил принцип 'разрушения посредством утверждения'. Первые рассказы, романы и драмы Сорокина были ловкой имитацией социально-реалистичной литературы, призванные в конце концов стать вакханалией насилия.

В первом романе Сорокина 'Норма' рассказывается о том, как советские граждане ежедневно и невозмутимо выполняют один и тот же ритуал - поедают свои собственные экскременты. Alter ego Сорокина в произведении 'Месяц в Дахау' проводит свой отпуск в концлагере, где подвергается пыткам со стороны надсмотрщицы по имени Гретхен/Маргарита. В трилогии 'Лед' Сорокин пытается разузнать о таинственном эзотерическом Ордене, известном своей склонностью к насилию. Агент спецслужб Комяга из романа 'Один день опричника' стал воплощением целого ряда героев Сорокина, которые знали, что такое насилие:

'Образ Комяги интересует меня подобно скорпиону под микроскопом. Однако у него есть даже некоторые привлекательные черты. Но мне бы не хотелось, чтобы подобные люди были в моем окружении - и, конечно, у меня есть к нему вопросы морального характера. И в отличие от моих героев, я бы не хотел

служить государству.

Как говорил французский писатель Флобер: 'Госпожа Бовари - это я'. Будучи писателем, я подобно актеру, могу играть роль злодея, но это совсем не означает, что в жизни я являюсь преступником. В отличие от моего героя Комяги, у меня никогда не возникало потребности изнасиловать женщину. Могу с уверенностью сказать: Комяга - это не я'.

В последние годы Сорокин сознательно ориентирует свои произведения на массового читателя. При этом он, как и прежде, игнорирует табу, разрушает законы истории и литературные мифы. В жизни 52-летний молодящийся Сорокин не соответствует образу 'enfant terrible': он живет в загородном доме под Москвой со своей супругой и двумя борзыми, вращается в кругу московской богемы, снимается в глянцевых журналах и различных ток-шоу.

В то же время Сорокин принадлежит к самым жестким критикам режима Путина. И в отличие от своих коллег-писателей он всячески избегает встречи с Президентом России.

Перевод: Томилова Евгения

_________________________________________

Владимир Сорокин: 'Хомо путинус' ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Владимир Сорокин: Россия возвращается во времена феодализма ("Liberation", Франция)

Владимир Сорокин: 'Быть писателем в России всегда было опасно' ("Spiegel", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.