Когда в 1991 году распался СССР, Тьерри Вольтон (Thierry Wolton), специалист по КГБ, советской политической полиции, уже было решил, что 'золотая жила', питавшая его исследования, истощилась. КГБ, переименованный с ФСБ, в переходный период в 1992 году был частично расформирован и, казалось бы, его ждало забвение. Через 17 лет в России Владимира Путина чекисты (ЧК - предшественница КГБ) вновь обрели силу и власть. Из всех институтов бывшего СССР КГБ сохранился лучше всего. ФСБ вездесуща, она контролирует СМИ и НПО, надзирает за проведением выборов, следит за перемещениями граждан Федерации, имеет собственные тюрьмы, царствует во всех ключевых секторах экономики. Следуя в кильватере Владимира Путина, который гордится, что в прошлом был подполковником органов, сотрудники последних внедрились в политические и деловые круги, госучреждения и образовали систему власти, которую русские называют 'корпорация'.

Именно о стремительном восхождении этих людей, которые менее чем за 10 лет вернули России черты 'военно-полицейского' государства, увлекательно повествует книга-расследование 'КГБ у власти', написанная Тьерри Вольтоном. Его взгляд историка, искушенного в хитросплетениях советской системы, позволяет понять, почему Россия отказалась от политики открытости, притормозила процесс демократизации, и снова скатилась к 'национал-патриотизму'.

Идя вразрез с устоявшимся мнением, автор объясняет, что перестройка, политика реформ Михаила Горбачева, была проектом, который разрабатывался - ни много ни мало - на Лубянке, в штаб-квартире КГБ, еще во времена Юрия Андропова (1914-1984). Этот генерал органов, ставший в 1982 году Генеральным секретарем ЦК КПСС, осознал, что СССР с его раздутой и отсталой военной промышленностью, разваливающейся армией, плачевным уровнем жизни населения верным курсом шел к катастрофе.

Для спасения коммунистической системы были необходимы реформы, которые бы не затрагивали идеологию. И одновременно планировалось создать новый образ чекиста: на смену 'чекисту-палачу на службе сталинского террора' должен был прийти 'добросовестный чиновник, работающий на благо страны и народа'. И хотя перестройка провалилась, успех операции по реабилитации КГБ превысил все ожидания. Западные советологи даже называли эту организацию эквивалентом Национальной школы администрации (ENA, Ecole nationale d'administration).

Именно при Владимире Путине началось ретуширование деятельности КГБ в советскую эпоху (массовые репрессии, депортации, расстрелы без суда и следствия). Большинство россиян (53%) теперь положительно отзываются о Сталине. Чтобы в настоящем не приходилось держать ответ за прошлое, его нужно контролировать.

Самый интересный раздел книги описывает, как чекисты прибрали к рукам экономику. Плод уже давно был с червоточиной. В советские времена КГБ был причастен к деловой жизни. И когда мафия превратилась в одного из главных игроков параллельной экономики, КГБ заключил с ней союз. Симбиоз произошел в 1990-е годы, когда создавались частные охранные предприятия под руководством офицеров с Лубянки. Этот симбиоз существует по сей день.

Именно в этом контексте и произошел карьерный взлет Владимира Путина, невзрачного агента, которого коллеги по КГБ прозвали 'молью'. Население России, уставшее от выходок демократической власти, лишенное накоплений во время кризиса 1998 года, поверило обещаниям Путина восстановить порядок. Результат, правда, получился далеким от ожидаемого: благодаря созданной Путиным вертикали власти возникла система, где царят взяточничество, коррупция, кумовство, и которая приносит дивиденды в том числе и ему самому'.

Тьерри Вольтон, 'КГБ у власти: система Путина', издательство Buchet Chastel

____________________________

Путинская Россия: как создавалось новое 'государство КГБ' ("The Economist", Великобритания)

Президент Владимир Путин: стоит ли бояться бывшего агента КГБ? ("The Independent", Великобритания)

Вся президентская рать: большая победа КГБ ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.