Comment is free . . .

Российский президент - не глава чекистской клики. Он - типичный постсоветский бизнесмен, сумевший больше всего выиграть от своих контактов в деловых кругах

Существует весьма распространенный миф о том, что Владимир Путин - живое воплощение советского КГБ. По этой версии Россией сегодня правят путинские коллеги из спецслужб, создавшие нечто вроде 'чекистского' режима.

На деле же выходцы из КГБ не играют существенной роли в современной российской политике. Бесспорно, в начале 1990-х, после распада СССР и советской системы госбезопасности, многие бывшие офицеры КГБ заняли административные посты в государственных ведомствах и только что возникших частных корпорациях.

'Чекистов' охотно брали на работу: они считались надежными и квалифицированными управленцами. Однако они занимали - и до сих пор занимают - в основном технические должности, не связанные с реальным процессом принятия решений. Более того, нельзя вообще рассматривать всех 'выходцев из спеслужб' (т.е. бывших сотрудников советских органов безопасности) как сплоченную прослойку или корпорацию: не секрет, что КГБ традиционно и остро враждовал с Министерством внутренних дел, а у обоих этих ведомств были конфликты с военной разведкой.

Даже основные структуры самого КГБ - контрразведка и внешняя разведка - вели между собой тайную, но крайне жестокую 'междоусобную войну'. Таким образом, невозможно представить себе, что все представители органов безопасности вдруг превратились в единую профессиональную корпорацию, превращенную теперь в политическую структуру. Россия - не Турция, Чили или Аргентина.

Следует внимательно присмотреться к составу путинской команды, которую так часто ошибочно называют 'чекистской'. Большинство из ее представителей - те, кто способен реально влиять на процесс принятия решений - никак не связаны с КГБ: это относится и к миллиардеру-олигарху Роману Абрамовичу, и к преемнику Путина Дмитрию Медведеву, и к бывшему главе Администрации президента Александру Волошину, и к ее нынешнему руководителю Сергею Собянину, и к самому влиятельному из помощников Путина, Игорю Сечину, и к бывшему министру финансов [так в тексте. На самом деле - министру экономического развития и торговли - прим. перев.] и идеологу экономической политики Кремля Герману Грефу, и, наконец, к нынешнему премьер-министру Виктору Зубкову.

Среди влиятельных соратников Путина к спецслужбам имеют отношение только первый вице-премьер Сергей Иванов (проигравший Медведеву в борьбе за статус преемника), Борис Грызлов (спикер нижней палаты парламента - Государственной Думы) и Сергей Чемезов (глава недавно созданной корпорации 'Ростехнологии'). Но их вряд ли можно рассматривать как главных игроков на политической арене сегодняшней России.

Да и сам Путин - не позволяйте вас одурачить - отнюдь не воплощение 'классического' образа офицера КГБ. В системе советской госбезопасности он был чужаком. В 1990 г. полковника Путина (тогда ему было 38) отозвали из Германской Демократической Республики (где он занимал должность директора Дома советской науки и культуры в Дрездене) за несколько допущенных просчетов, и назначили на унизительно третьестепенный пост помощника проректора Ленинградского государственного университета. На деле это означало конец путинской карьеры в КГБ. Если бы СССР не рухнул, перспективы продвижения по службе у нынешнего президента Российской Федерации были бы равны нулю.

Однако Владимиру Владимировичу улыбнулась фортуна. Он вошел в команду Анатолия Собчака - одного из самых блестящих демократов перестроечной эпохи, мэра Санкт-Петербурга и ярого противника КГБ. Начав с должности помощника Собчака, он 'вырос' до первого вице-мэра. В частности, именно Путин сыграл важнейшую роль в налаживании контактов между мэрией и теневыми группировками, контролировавшими две трети экономики города (Петербург в те времена называли криминальной столицей России). Именно на этом посту он сформировался как администратор, менеджер, и, наконец, политик.

Путин - классический образец постсоветского бизнесмена. По образу мышления он очень похож на Абрамовича. Психологически эти двое весьма близки, и Абрамович счел, что Путин станет для него надежным партнером и другом. Именно поэтому в 1999 г. он рекомендовал Владимира Владимировича в качестве преемника Бориса Ельцина. Путина привело к власти окружение его предшественника, а отнюдь не некая мифическая 'корпорация выходцев из органов безопасности'. Став президентом, он не предал ни Абрамовича, ни ельцинскую 'семью'. Все их интересы были полностью обеспечены и гарантированы. За годы пребывания Путина у власти состояние Абрамовича увеличилось в 10 раз - владелец футбольного клуба 'Челси', формально оставаясь государственным чиновником (губернатором далекой Чукотки), живет в Лондоне в вызывающей роскоши. Тем не менее, мы ни разу не слышали, чтобы Кремль критиковал Абрамовича за такое поведение и образ жизни. Чем не свидетельство 'особых отношений' между российским президентом и бизнесменом, благодаря которому он оказался в Кремле?

Ельцинская 'семья' и Абрамович привели Путина к власти не для того, чтобы он восстановил или воссоздал СССР, а для решения трех главных задач: защиты и легализации итогов приватизации 1990-х, легализации на Западе капиталов правящего класса ельцинской эпохи, и демонтажа советской системы соцобеспечения, предоставлявший людям широкий ассортимент бесплатных услуг и льгот со стороны государства.

Пора понять: путинский режим - не 'милитократия', возглавляемая выходцами из спецслужб, а типичная 'клептократия', которую мы наблюдаем и во многих других странах Третьего мира. Естественно, с определенными оговорками: Россия, конечно, не Филиппины и не Заир. Это огромная страна с великой историей, ядерным оружием и унаследованным от СССР статусом постоянного члена Совета Безопасности ООН.

В течение двух своих президентских сроков Путин успешно защищал интересы крупного капитала, который помог ему прийти к власти. Абрамович, Олег Дерипаска, Михаил Фридман, Владимир Потанин, Виктор Вексельберг, Вагит Алекперов, Алишер Усманов - все эти люди при Путине стали богаче и влиятельнее, чем в 1990-е. Единственное исключение - Михаил Ходорковский, но здесь необходимо учитывать, что кампания против бывшего владельца 'ЮКОСа' не носила ни политического, ни идеологического характера. Это был конфликт между двумя крупными постсоветскими бизнесменами. Один из них одновременно занимал пост президента России. И победил, естественно, сильнейший.

__________________________________________________

Нельзя отступать перед шпионократией Кремля ("The Times", Великобритания)

Жестокий деспот, втягивающий Запад в новую 'холодную войну' ("Daily Mail", Великобритания)

Путина - в президенты . . . США! ("Asia Times", Гонконг)

Миф об авторитарной модели: путинская 'твердая рука' сдерживает развитие России ("Foreign Affairs", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.