Если Владимир Путин решил, что кто-то заслуживает наказания - пощады не жди. В 2005 году он взялся за одного из главных олигархов ельцинской эпохи Михаила Ходорковского, который в то время был самым богатым человеком в России и вознамерился заняться политической деятельностью. Российскому президенту не составило особого труда устранить потенциального соперника, обвинив его в совершении налоговых преступлений. Это обвинение могло походить на правду, если бы не служило предлогом для сведения счетов.

Но Путину и его приспешникам показалось недостаточным вывести из игры президента ЮКОСа, конфисковав его компанию, одного из гигантов мировой нефтяной промышленности, в пользу друзей власти. Судя по всему приговор, вынесенный Ходорковскому, - восемь лет лишения свободы в сибирской колонии - показался им слишком легким наказанием. Теперь Ходорковскому предъявлено обвинение в отмывании денег. По новому делу ему грозит двадцать два года заключения.

Пытаясь утолить необъяснимую жажду мести, российская власть теперь взялась за ближайших сотрудников сибирского узника. Его адвокат Василий Алексанян на протяжении двух лет находится в следственном изоляторе. Он болен СПИДом, раком, туберкулезом, ему грозит слепота. Условия тюрьмы не позволяют оказать ему необходимую медицинскую помощь. Понадобились месяцы давления со стороны международной общественности, чтобы на этой неделе его перевели в специализированную клинику. Алексаняну, бывшему вице-президенту ЮКОСа, также предъявлены обвинения в налоговых преступлениях. Сам он свою вину категорически отрицает.

Эти варварские методы должны были бы заставить почитателей г-на Путина задуматься. Подобное ожесточенное упорство нельзя объяснить ни так называемыми российскими традициями, ни желанием достичь политической стабильности. Удерживая правосудие в рабской зависимости от властей, устранив из президентской гонки всех кандидатов, которые, пусть даже символически, могли бы оспорить владычество путинского клана над управлением Россией и богатствами страны, президент с истекающими полномочиями, только и мечтающий как бы остаться во власти, явственно демонстрирует, продуктом какой именно школы он является.

Школы секретных служб советского режима, которая взяла на вооружение методы царской России. По их мнению, контроль над людьми - мы даже не осмеливаемся говорить гражданами, - параноидальная защита власти и презрение к человеческой личности были и остаются основными принципами действия в посткоммунистической России.

Это не обязательно свидетельствует о сильной позиции. Напротив. Эти методы, не имеющие ничего общего с европейскими ценностями, сторонником которых порою провозглашает себя г-н Путин, скорее стоит расценивать как проявление слабости. Они говорят о чувстве неуверенности, присущему кланам, которые испытывают глубокое недоверие к презираемому и эксплуатируемому ими народу, и которые совершенно справедливо опасаются, что дни их сочтены.

__________________________

Ходорковский: "Все против Медведева" ("The Financial Times", Великобритания)

Псевдовыборы ("The Economist", Великобритания)

Почему мы склоняемся перед жестокой, циничной Россией? ("The Times", Великобритания)