'Народ хочет понять'. Русский барин против еврейского мальчика. О чем молчит преемник? Накануне Нового года и сразу после праздников Россия засомневалась в Медведеве. Нет, не вся Россия, но самая коренная ее часть. Государствообразующая, как принято ныне говорить. Короче говоря, в преемнике засомневались русские патриоты. Хуже того: они засомневались в Путине.

В ярком, литературно отточенном тексте на эту тему высказывается в своей газете 'Завтра' Александр Проханов. Обращаясь к наследнику, он задает ему нелицеприятные, жесткие вопросы. 'Медведеву придется объяснять, - заявляет Проханов, - почему при Путине так и не было запущено долгожданное развитие... Он должен дать ответ, почему по-прежнему деградируют наука и образование, множатся те, кто не умеет писать и читать, не знает, кто такой Пушкин и маршал Жуков... Народ хочет понять, почему русские углеводороды так и не стали источником благосостояния... В самой богатой стране народ задыхается от бедности, заводы добивают старое оборудование, а последние российские "атомщики" и "космисты" превращаются в бессильных стариков. Прежде, чем мы кинем в избирательные урны свои бюллетени, мы хотим знать, почему страна... стала добычей алчных богачей-космополитов, а великий народ обречен на вымирание, сидит в тюрьмах, побирается на папертях, глушит от тоски "горькую", спасается в наркотическом забвении'.

Там еще много такого, написанного сильно и стильно, что редкость у косноязычного Проханова. Неожиданного. Ибо в последние годы автор 'Господина Гексогена' прозревал в Путине мистическую сущность России и что-то такое еще, чисто прохановское, другим недоступное. А тут выясняется, что любимый президент обрек великий народ на вымирание, причем отвечать на эти вопросы должен почему-то Медведев.

Загадка. Попытаться ее разгадать можно, прочитав другой патриотический текст, размещенный на одном из 'сливных' российских сайтов. Там некто Бондарик, он же Николай Невский, он же Петров и т. д., прямо и просто выступает против преемника. А самое поразительное заключается в том, что сей автор, весьма известная фигура в узких радикально-патриотических кругах, альтернативу Медведеву видит в Михаиле Касьянове. В человеке, олицетворяющем на предстоящих выборах российскую демократию после того, как всех остальных либералов до этих выборов не допустили, или они сами, как Немцов с Явлинским, отказались в них участвовать.

Бондарик начинает издалека. Он цитирует свой телефонный разговор с неким расслабившимся 'деятелем кремлевского пула, близким к Сечину и т.н. силовому блоку', в котором угадывается Михаил Леонтьев. Этот деятель якобы известил Бондарика о том, что 'Путин уходит всерьез, навсегда и после ухода сольет всех в кремлевский сортир', в первую очередь Сечина, Иванова и связанных с ними силовиков, которым Запад не простил дела ЮКОСа и прочих рейдерских шалостей. Далее, в обмен на гарантии личной безопасности, Путин самоустраняется и передает власть в руки одной из приемлемых для Запада фигур. Скорее всего, это будет Медведев. Однако возможен и Касьянов, который так же, если не больше, устраивает западных покровителей ВВП.

Бред? Почти наверняка, но в этом изложении пьяных мыслей человека, похожего на Леонтьева, есть своя логика, которая развивается по своим прихотливым законам.

Дальше еще интереснее. Радикальный патриот Бондарик начинает их сравнивать: официального путинского преемника и Касьянова. Он вглядывается в них, прислушиваясь к своему русскому сердцу, и сердце стучит в ответ: Касьянов ему милее. По целому ряду признаков, самый главный из которых: экс-премьер - человек свой, а ставленник Путина - чужак в стане русских воинов. Бондарик это формулирует с необычным для патриотов изяществом: 'мальчик из семьи еврейской профессуры - против русского тургеневского барина'.

Тут надо оговориться: разговоры о якобы еврейском происхождении Дмитрия Медведева ведутся в националистической тусовке уже давно, но ни малейшего доверия не вызывают. Поскольку публика, которая все 'проклятые девяностые' посвятила себя рисованию на стенах речевок типа 'Банду Боруха Эльцина - под суд!', подозревает в еврействе всех подряд и в этом смысле достойна внимания психиатра, а не политического аналитика.

И когда тот же Бондарик, как о само собой разумеющемся, пишет, что после выборов 'давление на патриотические организации даже многократно возрастет - особенно учитывая еврейское происхождение Медведева', то ему можно только посочувствовать. Ибо диалог невозможен в принципе, даже если будут предъявлены доказательства абсолютной 'расовой чистоты' Дмитрия Анатольевича.

Да и незачем опускаться до таких диалогов. Лучше послушаем монолог. О Касьянове. Николай Бондарик размышляет о нем в манере пугливой, но при всем нерасположении к этому либералу не в силах скрыть нутряного: главное достоинство экс-премьера запечатлено в его внешности и душе, 'о которой, как известно, православное вероучение говорит так: 'душа всего живого - в крови его". По крови, по происхождению Касьянов - русский человек. Нравится это кому или нет... Надо признать это, как и то, что не очень-то он и старался снискать - если не любви, то хотя бы простого расположения в патриотической среде. Не считал нужным, наверное. Но вот его русское происхождение под сомнение не ставил никто. Я ни разу не встречал таких людей. Повезло Касьянову с внешностью. С таким лицом надо бы в актеры идти и сниматься в фильмах по романам Тургенева - в роли просвещенного русского барина Павла Петровича Кирсанова. Думаю, что в условиях противостояния с Медведевым этот фактор неизбежно появится на повестке дня и может сыграть решающее значение в исходе выборов. При условии, что сам Касьянов умело его использует'.

Разумеется, первое, что приходит в голову при чтении подобных текстов, - это мысль о компрометации Михаила Касьянова. Как говорил Бродский, если Евтушенко против колхозов, то я - за. Если Бондарик за Касьянова, то вся немногочисленная либеральная общественность должна грудью встать за Медведева. Вот только непонятно: для чего компрометировать Михал Михалыча, когда у него нет ни одного шанса на победу, а если появится, то его просто не допустят до выборов. Нет, компрометируют тут кого-то другого. По-моему, Медведева.

Проханов задает ему от лица народа литературно отточенные, исполненные пафоса, но бессмысленные вопросы. Бондарик как о само собой разумеющемся твердит о его еврейском происхождении. Оба, один тайно, другой явно, считают выбор Путина неправильным. Оба тяготеют к пресловутым силовикам, причем редактор газеты 'Завтра' - еще с ветхосоветских времен, с тех пор, как не за честь, но за совесть служил 'соловьем Генштаба', прославляя афганскую войну. И оба чего-то боятся, когда думают о президенте Дмитрии Медведеве.

И тут можно догадаться, кто их так напугал. Во-первых, сам Дмитрий Анатольевич, не замеченный за последние семь с половиной путинских лет ни в оголтелом патриотизме, ни в жестокости по отношению к оппонентам власти. Напротив, запомнилось, как Медведев осторожно вступался за Ходорковского и мягко возражал Суркову с его концепцией 'суверенной демократии'.

Во-вторых, отдельные либералы в России слишком явно обнадежились, прозревая в грядущей медведевской эпохе оттепель и распутинизацию режима. А это сильно не понравилось профессиональным патриотам, для которых такие надежды либералов - нож острый в самое сердце. Должно быть, поэтому столь красноречив г-н Проханов. И такими неожиданно теплыми чувствами к Касьянову проникается г-н Бондарик.

При этом вполне возможно, что ошибаются они все, страшась Медведева и возлагая на него последние надежды. Но пока этот аккуратный чиновник еще не выиграл выборы и не утвердился в Кремле, никто не знает, чего от него ожидать. Должно быть, он и сам этого не знает, с любопытством наблюдая, какие страсти кипят вокруг него, какие копья ломаются, какие страхи и надежды вспыхивают в сердцах.

____________________________

Премии за победу в первом туре ("The Wall Street Journal", США)

Как Медведев стал популярнее своего босса Путина ("Newsweek", США)