Тридцатитрехлетняя блондинка с грудным голосом, которая посвятила все свои знания и умения в области пиара заранее обреченному делу. И это - 'враг народа'? Жизнь пресс-секретаря Гарри Каспарова, самого убежденного оппозиционера Владимира Путина, не обходится без постоянных административных препон, арестов, угроз по телефону. 'В сегодняшней России если ты против Путина, значит ты - против государства', - заявляет Марина Литвинович, сидя в своем маленьком московском кабинете, заставленном картонными коробками.

Накануне президентских выборов (2 марта) стратегической задачей оппозиции является выживание. Бывший чемпион мира по шахматам отказался выставлять свою кандидатуру на выборы. 'Марши несогласных' утратили свою популярность, а самые отважные активисты, которым надоели угрозы и побои, попросили политического убежища - кто на Украине, кто в Великобритании.

Но этого не достаточно, чтобы сломить дух Марины. Эмиграция не для нее. Марина - в руке - мобильный телефон, на ногах - кроссовки,- изо дня в день занимается организацией акций протеста против режима, борется с несправедливостью, ведет один из самых популярных блогов в Живом Журнале, Интернет-форуме продвинутой молодежи, который по счастливой случайности цензура обошла стороной.

Из-за своего интереса к политике в стране, где большинство предпочитает занимать пассивную позицию, она выглядит белой вороной. 'Быть в оппозиции, значит стать объектом для преследований, обречь себя на безденежье. Большинству молодежи такой стиль жизни не кажется привлекательным', - признает она.

Одно время, когда Марина ездила по стране, полицейские поджидали ее в пункте прибытия прямо у вагона и задерживали. В конце концов, Марина поняла: 'В железнодорожных кассах были списки оппозиционеров, и, как только она покупала билет, кассиры сообщали об этом в полицию'. Она не отказалась от поездок, просто теперь она не покупает билеты, 'приходится хитрить'.

Ее самое страшное воспоминание? Мартовский вечер 2006 года, когда на нее напали на выходе из офиса. На улице ее догнали двое мужчин. Она даже не успела обернуться, как ее повалили на землю, и начали избивать кулаками и ногами. 'В основном метили в лицо'.

Перед тем как Марина потеряла сознание, она услышала, как один из нападавших произнес: 'Нужно быть благоразумней, Марина!'. Когда она очнулась, ее лицо распухло до неузнаваемости, она лишилась двух зубов. Медики констатировали сотрясение мозга.

В ходе расследования была выдвинута версия, что молодую женщину сбила машина. Дело так и не было раскрыто, но Марина с тех пор не выходит на улицу без телохранителей. Чувствует ли она страх? Не боится ли она отравления, как Гарри Каспаров, который ничего не пьет и не ест, когда летает внутренними рейсами? 'Я об этом не думаю. Яд? Зачем такие сложности - пуля в голову намного эффективнее'.

Марина уверена, что на нее напали из-за ее расследования событий в Беслане, городке Северном Осетии, где в результате захвата школы террористами в сентябре 2004 года погибло 334 человека, в том числе 186 детей. Сразу же после трагедии Марина приехала в Беслан и сняла там комнату. На протяжении шести месяцев она проливала слезы вместе с женщинами, пила водку вместе с мужчинами. 'Беслан - мой второй дом', - любит повторять Марина. Борьба семей, которые хотят пролить свет на обстоятельства смерти своих детей, стала и ее борьбой. Она вне себя от возмущения из-за того, что против матерей Беслана затеян судебный процесс по обвинению их в экстремизме.

По официальной версии находившиеся в школе террористы - чеченские и ингушские сепаратисты - привели в действие взрывные устройства, что привело к многочисленным жертвам и спровоцировало начало штурма. Депутат Юрий Савельев, эксперт по баллистике и взрывчатым веществам провел свое расследование. Его версия опровергает официальную: взрывы в школе были сделаны из огнемета с крыши соседнего дома, стреляли спецподразделения ФСБ (службы безопасности).

Выводы, сделанные депутатом - которого впоследствии вывели из состава парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане - канули бы в Лету, но Марина взяла на себя смелость опубликовать полный текст доклада Савельева на своем сайте (www.pravdabeslana.ru). Она написала бы об этом книгу, но где найти время? Она полностью отдается активистской деятельности, с трудом улучает часы, чтобы побыть со своим шестилетним сыном, которого воспитывает одна. Ей самой было семь лет, когда умерла ее мать, воспитывал Марину отец.

Казалось, самой судьбой ей было уготовано сделать блестящую карьеру пиарщика в близких к Кремлю структурах. Она проявила недюжинные способности в создании Интернет-сайтов, и ее в 22 года взяли на работу в близкую к власти фирму, занимавшуюся связями с общественностью.

Для этой самой обычной москвички без связей, дочери инженеров-авиаконструкторов, это было хорошее начало. И вот она оказалась в самом центре пропагандистской машины. 'Именно там я всему и научилась'. В 1999 году она участвовала в предвыборной кампании Владимира Путина, разрабатывала сайт президента. В то время она верила в Путина.

Ее отношение к президенту России - история утраченных иллюзий. Первое разочарование ее постигло в августе 2000 года, когда затонула подлодка Курск с 118 моряками на борту. Тогда Владимир Путин не счел нужным прервать свой отпуск, который проводил на вилле на берегу Черного моря, чтобы встретиться с семьями моряков. Она до сих пор удивляется 'подобной черствости'.

Через два года - взятие заложников в театре, где шел мюзикл 'Норд-Ост': 129 погибших, большинство умерло от газа, который применили спецслужбы перед началом штурма. После этой трагедии ее разочарование стало еще сильнее. Многих людей можно было спасти, если бы ФСБ сообщила врачам состав газа, но это был 'секрет государственной важности'. Спустя сорок месяцев безрезультатного расследования, семьи жертв получили компенсацию - 18 долларов. Руководивших штурмом офицеров ФСБ ни в чем не упрекнули, их представили к наградам.

Марина, которой опротивела ложь властей, ушла из кремлевских структур, и примкнула к оппозиции. Ее недоброжелатели называют Марину экспертом по связям с общественностью, готовым работать на того, кто больше заплатит. Если бы это соответствовало действительности, говорит Марина, она бы сейчас занималась чем-нибудь не таким опасным и гораздо более прибыльным, 'продажей автомобилей класса люкс, например'.