Сэр! Я думаю, ни у кого не вызовет удивления то, что я соглашусь с мнением Мартина Вульфа (Martin Wolf) о том, что Владимир Путин "восстановил экономику, государство и место России на международной арене" (статья "Почему власть Путина - угроза и для России, и для Запада" от 13 февраля). Однако это, пожалуй, единственное его мнение, которое я разделяю.

Факты не подтверждают утверждение о сворачивании экономических реформ. Благодаря осуществляемой правительством программе реформ запасы валютных резервов выросли до 478 миллиардов долларов США, объем рыночной капитализации вырос в 22 раза, только за последний год средние доходы выросли на 10,4 процента. В прошлом году приток иностранного капитала в страну достиг рекордной отметки в 82,3 миллиарда долларов, что позволяет с оптимизмом смотреть на будущее российской экономики. Правительство, не снижающее темпы реформ, на прошлой неделе представило программу дальнейшей модернизации экономики, на которую предусматривается выделить триллион долларов - при этом большая часть средств поступит за счет частных инвестиций.

Можно с уверенностью сказать: Россия вошла в 21-й век современным государством, открытым для всего мира и продолжающим развивать политические институты, базирующиеся на демократических принципах. Так как Россия является полностью интегрированной в мировую экономику страной и партнером по целому ряду международных вопросов, наши западные партнеры нуждаются в нас, а мы нуждаемся в них. Эта взаимозависимость определяет природу всех наших взаимоотношений. Однако подобное положение дел не должно мешать нам заявлять о наших национальных интересах и активно защищать их при возникновении подобной необходимости.

Я опасаюсь, что г-н Вульф, называя нынешнее положение дел между Россией и Западом "холодным миром", возвращается к языку и подходу эпохи, которую Россия уже давно покинула.

Юрий Федотов - посол Российской Федерации в Великобритании

___________________________________________________________

Почему власть Путина - угроза и для России, и для Запада ("The Financial Times", Великобритания)

Новая Европа, старая Россия ("The Washington Post", США)

Почему мы склоняемся перед жестокой, циничной Россией? ("The Times", Великобритания)