Интервью с российским политологом, заведующим отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергеем Маркедоновым.

- Господин Маркедонов, как Вы прокомментируете итоги ежегодной пресс-конференции президента России Владимира Путина?

- Сразу скажу, мне не понравилась стилистика общения Владимира Путина на его ежегодной пресс-конференции. Ибо не должен президент такой огромной, великой и влиятельной страны, как Россия, использовать в своих ответах фразы типа 'шиш', 'есть землю' и прочее. Это стилистика дворового хулигана, а не президента великой державы. Я уверен, что более выигрышно ответы на поставленные перед президентом России вопросы смотрелись при наличии иной формы ответов на них.

Увы, не были в фокусе внимания пресс-конференции президента России темы Южного Кавказа, и куда большее внимание было уделено внутренним проблемам и достижениям. России... Увы, не были затронуты и темы ситуации в Ингушетии, и темы исламского фундаментализма, хотя эти проблемы существуют.

О теме коррупции говорилось вскользь, хотя президент такой влиятельной страны, как Россия, должен системно анализировать причины существующей проблемы и механизмы борьбы с ней. В целом же, я считаю, что Владимиру Путину следовало бы быть более самокритичным в оценке как своих достоинств, так и в оценке недостатков.

- Как Вы прокомментируете ответ Владимира Путина касательно судьбы Косово?

- На мой взгляд, этот вопрос не целиком зависит от России, как это может показаться в Азербайджане, Грузии или на Западе. В частности, тут многое зависит и от позиции Белграда. Что же касается позиции России по косовскому вопросу, то, как об этом и заявил Владимир Путин, для нас во главе угла - международное право. Но тут необходимо помнить о том, что проблема Косово не связана напрямую с проблемами иных самопровозглашенных республик на территории бывшего СССР.

Напомню лишь о том, что проблема Косово еще никоим образом не находилась в центре внимания мировой общественности, когда Нагорный Карабах или Приднестровье уже объявили о своей независимости. Как вы помните, Нагорный Карабах объявил о своей независимости в 1991 году, и тогда о проблеме Косово, если и говорили, то лишь в рамках общебалканского кризиса. Иными словами, признание независимости Косово вряд ли повлияет на поползновения в иных непризнанных республиках на территории бывшего СССР.

Другой вопрос, что судьба Косово может влиять просто как лишний инструмент для попыток собственной легитимации в этих непризнанных самообразованиях.

- А насколько правильным является заявление Владимира Путина о том, что негоже Западу, 'который вот уже 40 лет не признает независимости Республики Северного Кипра, настаивать на признании независимости Косово'?

- Начнем с того, что проблема Северного Кипра существует не 40 лет, а 26 лет. Но это - детали. И я согласен с Владимиром Путиным в том, что необходимо выработать общие критерии решения всех проблем с непризнанными, самопровозглашенными республиками. Но весь вопрос как раз и состоит в том, каковы будут эти критерии. К примеру, нужно уяснить, является ли тот факт, что та же Республика Северного Кипра уже достаточно давно существует, как критерий необходимости ее признания мировым сообществом?

То есть, нужно выявить и обозначить, существует ли временной критерий признания всех самопровозглашенных республик, или все же за основной критерий будет взята необходимость сохранения территориальной целостности государств, из состава которых вышли эти самообразования?

Иными словами, мало говорить о необходимости принятия какого-либо решения, нужно еще и обозначить, каким оно должно быть.

- Увы, на пресс-конференции Владимира Путина практически не удалось выслушать острых, критических вопросов. Как на Ваш взгляд, существует ли механизм выборочности того или иного СМИ из той или иной страны, желающей задать вопросы президенту России со стороны организаторов его пресс-конференции?

- Безусловно, такого рода механизм существует. В частности, достаточно было внимательно наблюдать за пресс-конференцией Владимира Путина, чтобы увидеть, что с самого ее начала в зале сидел журналист из Ингушетии, который махал плакатиком и стремился задать вопрос президенту России. Увы, такой возможности ему не представили, и тема Ингушетии на пресс-конференции не звучала вообще, хотя она активно обсуждается в нашей стране.

Что же касается отсутствия на пресс-конференции президента России вопросов по поводу судьбы Нагорного Карабаха, то это вполне объяснимо. Ибо данная тема не является приоритетной для руководства России. На сегодняшний день главной задачей политической элиты России является обеспечение преемственности власти во всех ее проявлениях.

- Иными словами, можно ли говорить о том, что одной из основных целей пресс-конференции Владимира Путина был PR Дмитрия Медведева в качестве будущего президента России?

- Безусловно! Ведь не зря Владимир Путин, отвечая на вопросы, отсылал слушателей к господину Медведеву. Таким образом, и данная пресс-конференция действующего президента России была отчасти превращена в кампанию по презентации будущего президента нашей страны.

- В таком случае, какова будет Ваша оценка деятельности Владимира Путина на посту президента России?

- Я не считаю, что президентство Владимира Путина не стало временем усиления России по многим параметрам. Так, одним из основных итогов этого правления, на мой взгляд, является усиление бюрократии, что выразилось в том, что порядка 15% мужского населения России занято не в производственной, а в чиновничьей области.

Значительно увеличилась и зависимость экономики России от сырьевого фактора, и был явно заметен конфронтационный стиль во взаимоотношениях России в ее отношениях с Западом и соседями по СНГ. В каких-то случаях эта конфронтация была оправдана, а в каких-то нет. Безусловно, еще одним итогом президента Путина является полная деградация в вопросах демократизации России и свободы слова. В целом, особенно второй президентский срок Путина можно охарактеризовать как превалирование кулуарной политики над открытой. В качестве примера кулуарной политики Путина можно назвать и процедуру выдвижения на пост президента России Дмитрия Медведева. Что же касается российско-азербайджанских отношений, то несмотря на то, что с конца 2006 года наметилось некое ухудшение в отношениях между нашими странами, в целом они развивались позитивно.

___________________________

Владимир Путин: Я никогда не чувствовал зависимости от власти ("Focus", Германия)

Долгое прощание: затянувшая конференция пролила свет на Россию после Путина ("The Independent", Великобритания)