Monday, February 25, 2008; A15

Дмитрий Медведев, назначенный Владимиром Путиным в победители на президентских выборах в России, которые пройдут в ближайшее воскресенье, настолько рабски предан своему покровителю, что уже физически начал под него мимикрировать. По словам журналиста агентства 'Рейтер' Олега Щедрова, он 'так же кладет руки на стол, так же подчеркивает в своей речи ключевые слова', не говоря уже о том, что он уже начал 'ходить такими же быстрыми и отрывистыми шагами'.

Скорее всего, Медведеву не придет в голову воспользоваться своей президентской властью и отправить в отставку премьер-министра, которым собирается стать Путин - во всяком случае, в обозримом будущем. Тем не менее, сорокадвухлетний коротышка, бывший преподаватель права, за последние две недели успел сделать сразу несколько интересных заявлений.

Например: 'Россия - это страна правового нигилизма. Таким всеобщим пренебрежением к закону не может похвастать ни одна европейская страна'. Или вот: 'Свобода неотделима от реального признания народом власти закона. Верховенство закона должно стать одной из наших основных ценностей'. Или даже: 'Одним из ключевых элементов нашей работы в течение ближайших четырех лет должно стать обеспечение независимости нашей судебной системы от исполнительной и законодательной ветвей власти'.

Трудно поверить в то, что Медведев говорил это серьезно. Ведь человек, преемником которого он собирается стать, по подсчетам российских и западных аналитиков, скопил за время своего пребывания у власти состояние размером в 40 миллиардов долларов - от акций в российских энергетических компаниях до квартиры в Париже. Ведь за время его пребывания у власти было убито 14 журналистов - почти все они критиковали Кремль, и ни в одном случае убийцы не привлечены к ответственности. При нем до состояния заморозки охладились отношения с Великобританией из-за того, что Путин отказался принимать меры против бывшего агента КГБ, на которого Скотланд-Ярд собрал улики и обвиняет его в отравлении противника Кремля в Лондоне.

Однако преступность в России - это не только Кремль. Преступность - это, пожалуй, самая серьезная проблема всей страны. Средний гражданин России стонет от того, что для получения простейших государственных услуг нужно давать взятку; от того, что полиция постоянно вымогает у него деньги; от того, что судьи одинаково быстро отзываются и на деньги, и на политические указания власть имущих. Поэтому обещание торжества закона - даже если оно не будет касаться Путина и его ближнего круга - это, скорее всего, действительно самое заманчивое предвыборное обещание, какое Медведев может только придумать.

Как бы там ни было, именно на это обещание обратил внимание Лев Пономарев, мужественный и прагматичный лидер российского 'Движения за права человека', которое борется сегодня с могущественным противником - возвращением России к советскому беззаконию. В феврале Пономарев приехал в Вашингтон лоббировать программы своего движения в правительстве Буша и в предвыборных штабах; он разъясняет, что переход президентской власти в России - это редкая возможность надавить на Москву из-за рубежа и заставить ее придерживаться хотя бы самых основных международных стандартов.

- У меня нет никаких особых иллюзий, - сказал мне Пономарев. - Думаю, Медведев - это не более чем другое лицо Путина. Но, с другой стороны, появляется возможность заставить его держаться своих слов о торжестве закона. Если Медведев говорит 'А', то его, наверное, можно заставить сказать и 'Б'. Что это может быть за 'Б'? Скорее всего, конкретные шаги по восстановлению и соблюдению правовых норм.

По словам Пономарева, первым шагом для президента Буша и его преемника могло бы быть обращение к Медведеву с требованием перестать использовать закон в качестве инструмента политических репрессий. Это означало бы прекращение преследования либерально настроенных ученых по сфабрикованным обвинениям в шпионаже, принудительного помещения активистов оппозиции в психиатрические лечебницы или призыва в армию, а также кампаний против правозащитных и других гражданских организаций по поводу якобы имеющей место неуплаты ими налогов или нарушений актов местных органов власти.

Затем необходимо будет разобраться с проблемой, которую Пономарев называет 'пыточными лагерями': в России появился новый ГУЛАГ из примерно пятидесяти колоний, закрытых для внешнего мира, где заключенных систематически подвергают насилию и избиениям. Организация Пономарева задокументировала все это в фотографиях и видеозаписях, тайно снятых в этих лагерях, многие из которых управляются теми же самыми людьми или кланами, которые управляли ими в советское время.

И, наконец, Медведев должен прекратить преследование людей, рассказывающих миру эту горькую правду. В минувшую пятницу государственные обвинители предъявили обвинение самому Пономареву в том, что он распространяет клевету на генерала Юрия Калинина, возглавляющего систему тюремных лагерей. У Пономарева отобрали документы, по которым он выезжал за границу; его адвокаты считают, что таким образом власть наказывает его за то, что он рассказал о ней правду в Соединенных Штатах.

- Казалось бы, страна, являющаяся членом "Группы Восьми" [группы богатых демократий, куда Россию впустили десять лет назад], не должна позволять себе иметь политических заключенных и пытать людей в тюремных лагерях, - сказал мне Пономарев.

Также этой стране не следует позволять преследовать правозащитников, старающихся помочь делу торжества законности. Поэтому президент Буш и другие западные лидеры должны потребовать у Медведева ответа на то, как его слова о прекращении 'правового нигилизма' сочетаются с обвинениями в адрес Пономарева. Причем сделать это нужно еще до того, как новый президент России получит свое первое приглашение на саммит 'большой восьмерки'.

* * *

Посетители сайта washingtonpost.com оставили 3 комментария к данной статье.

Просмотреть все комментарии

В настоящее время комментирование данной статьи закрыто.

Правила обсуждения статей на сайте washingtonpost.com

* * *

dcurules, 25 февраля 2008 г., 1:51:40 AM

Мне кажется, здесь будет много шума и дыма, но мало действий. Кое-кого из высокопоставленных чиновников арестуют и осудят, чтобы показать преступникам, кто главный, и успокоить общественность. Но тех, кто поддерживает Путина, это, скорее всего, никак не коснется (кроме тех, кто потеряет его благосклонность или тех, кто контролирует что-нибудь, на что положил глаз сам Путин или кто-нибудь из его шайки). И в конце концов у них в руках окажется еще больше власти над своим полицейским государством.

Steamboater, 25 февраля 2008 г., 2:41:37

Пономарев, конечно, прав - но противник, с которым ему надо сразиться, чтобы добиться каких-то реальных изменений в России, уж очень силен. Когда русских ставишь перед фактом, что они продолжают потворствовать варварству, они почти всегда сразу становятся в оборонительную позицию. Однако, когда Пономарев говорит, что 'страна, являющаяся членом "Группы Восьми", не должна позволять себе иметь политических заключенных и пытать людей в тюремных лагерях', его аргумент - по крайней мере, на русских - вряд ли подействует, потому что мы делаем то же самое. И первое, что надо сделать, чтобы такого не было - дать Бараку Обаме или Хиллари Клинтон выиграть президентские выборы и наконец прекратить пытки утоплением и другие тайно используемые пытки против людей, которых мы держим в тюрьмах.

wanderer3764, 25 февраля 2008 г., 3:13:45

Здесь надо вспомнить кое о каких фактах. В те времена, когда руководителей СССР не интересовало, что пишут про них в The Washington Post, на территории Российской Федеративной Советской Социалистической Республики рождалось примерно 2,2 миллиона детей в год, а смертей было 1,4 миллиона. Потом советские и российские политики начали прислушиваться к тому, что думают о них западные СМИ. . .

Судя по всему, ошибочка вышла. К 1999 году в Российской Федерации количество рождений снизилось до 1,4 миллиона в год, а смертей - до тех самых 2,2 миллиона. И население России уже не росло на 800 тысяч человек в год, а сокращалось на те же 800 тысяч.

Потом к власти пришел Путин, и у России снова появился лидер, которого больше интересует, хорошо ли живет его народ, чем хорошо ли пишут о нем в передовицах западных газет. Рождаемость в России с начала власти Путина выросла на 25 процентов, а количество смертей снижается.

И, Джексон, было бы совсем здорово, если бы подобная 'конструктивная критика' исходила не от страны, которая, восседая на куче лжи, вторгается в другую страну, и не от страны, которая пытает заключенных, и не от страны, которая ценит соглашения с Россией, например Основополагающий акт Россия-НАТО, или международные договоры, например Устав ООН, не дороже туалетной бумаги.

На этом фоне подобная 'конструктивная критика' на самом деле представляется не чем иным, как выплескиванием политической желчи. Российские политики это знают - и правильно делают, что не обращают на это внимания, потому что в глубине души путинофобов из западных редакций не интересует качество жизни русских - их даже не интересует, есть они на свете или нет. Главное для них - чтобы российское правительство делало то, что они говорят.

'Собака лает - караван идет'. Хайатт, Хогланд, Аппельбаум, Диль - угадайте сами, о ком это.

____________________________________________

Чей это Кремль? Экономический план Медведева раскачивает лодку ("The International Herald Tribune", США)

Двуглавый медведь на троне ("Tygodnik Powszechny", Польша)

Товарищ Медведев облачается в костюм путинского 'дофина' ("Liberation", Франция)