Марионетка ускользает из рук кукловода. Сценарий нарушен. В Москве начинается политическая баталия, которая может изменить многое в Европе. Но сначала, давайте вспомним факты.

В связи с тем, что конституция запрещает одному и тому же человеку три раза подряд баллотироваться в президенты, Владимир Путин выбрал себе дублера, который станет его преемником в Кремле, в то время как он сам сохранит всю полноту власти, заняв кресло премьер-министра. Итак, в это воскресенье, как и было задумано, в первом же туре президентских выборов и с сокрушительным преимуществом победит Дмитрий Медведев - 42 года, розовощекий, невысокий, всегда улыбающийся, безукоризненно одетый. Его избрание станет не более чем формальностью, поскольку выбор, сделанный уходящим президентом, был равнозначен приказу, причем, не только для телеканалов, но и для большинства россиян. Последние признательны Владимиру Путину за то, что он принес в страну стабильность, снова сделал ее значимым игроком на международной арене, и, что немаловажно, вернул под контроль государства доходы от продаж нефти и газа. Россияне, готовясь голосовать за Медведева, считают, что таким образом вновь вверяют бразды власти Путину, но сегодня в этом нельзя быть уверенным на сто процентов.

Еще не будучи избранным, но как будто бы уже чувствуя себя облеченным президентской властью, которая пока не в его руках, будущий президент на прошлой неделе дал интервью российскому журналу и заявил, что Россия 'была и останется президентской республикой . . . (в которой) нет никаких двух, трех или пяти центров' власти. Это можно считать прямым ответом уходящему президенту, который не стал нарушать конституцию, а просто переписал ее, объяснив четырьмя днями ранее, что премьер-министр является 'высшей исполнительной властью' в стране. Марионетка взбунтовалась. Дмитрий Медведев не желает и дальше играть роль английской королевы, но если он рискнул пойти на конфликт с человеком, более могущественным, чем он, то, наверное, не только потому, что пышное убранство Кремля заранее вскружило ему голову.

Почти двадцать лет спустя падения Стены, самой большой стране мира предстоит сделать выбор, причем не один. Россия, которая отстает ото всех развивающихся держав, не сможет утвердиться на мировом рынке, если не обеспечит минимальную юридическую безопасность своим промышленным и коммерческим партнерам. Население России вымирает, и стране необходимо покончить с отрицательной демографической тенденцией и увеличить рождаемость, если она не хочет, чтобы китайские иммигранты и торговцы фактически аннексировали ее восточные окраины.

Россия, которой ее элиты привили западноевропейский образ жизни, которую держат в страхе ее азиатские и мусульманские соседи, с трудом сможет и дальше заигрывать с Китаем или Индией, продолжать вести 'партизанскую войну' с Америкой или Европой с одной только целью: напомнить им, что она - не их собственность, и не нужно считать ее таковой. Владимир Путин перевернул страницу ельцинской эпохи. Российская дипломатия уже не подчиняется приказам Вашингтона, но сегодня, когда казна страны наполнена звонкой монетой благодаря взлету цен на нефть, когда Россия вновь почувствовала уверенность в себе благодаря возрождению сильной власти, она должна поставить перед собой новые цели. Ей нужно преодолеть новый этап длинного посткоммунистического пути, и вряд ей это удастся, если она не покончит с произволом и будет по-прежнему поддерживать государства, которые ей вряд ли могут оказаться полезными. Многие представители руководящей элиты, интеллигенции, секретных служб в этом твердо убеждены, чему свидетельством является недавняя критика Анатолия Чубайса, представителя либеральных промышленников, в адрес чрезмерной дипломатической агрессивности Владимира Путина. Еще два месяца назад Чубайс вряд ли бы на это осмелился. И вдруг все меняется, создается впечатление, что наиболее прозападно настроенные российские олигархические круги теперь надеются воспользоваться этой выборной формальностью, чтобы внести изменения в сценарий и направить развитие страны по новому пути.

Задача им предстоит не из легких. Но Дмитрий Медведев на прошлой неделе не только бросил вызов человеку, который его создал, он также провозгласил себя горячим сторонником свободы во всех ее проявлениях - свободы личности, свободы самовыражения, экономической свободы - слова, которые никогда не были близки Владимиру Путину. Итак, началась неявная, но с высокими ставками борьба, и если европейцы захотят попробовать повлиять на ее исход, чтобы получить шанс возобновить континентальное партнерство с Россией, у них есть для этого все возможности. Для этого им нужно всего лишь демаркироваться от стремления США расширить НАТО до границ России - принять в свои ряды Украину и Грузию, - побороть упрямство, с которым американцы тревожат и раздражают Россию, в которой европейские страны нуждаются в той же мере, в какой и она нуждается в них.

__________________________

Умеренный лидер России? ("The Washington Post", США)

Чей это Кремль? Экономический план Медведева раскачивает лодку ("The International Herald Tribune", США)

Кто такой Дмитрий Медведев? Что будет с Россией, если он станет президентом? ("The Independent", Великобритания)