Амурск, Россия - На переднем плане в России - миллиардеры и нефтедоллары, а на холодном Дальнем Востоке города, подобные этому, медленно и тихо умирают. У многих россиян здесь уже более десяти лет нет работы. Они выживают, собирая в покинутых городских домах все, что может принести деньги - батареи и стиральные машины, кирпичи и ванны.

Скальпели в местной больнице покрыты ржавчиной. Каждый месяц коммунальщики посылают сборщиков долгов в семьи, которые за девять лет не оплатили ни одного счета. Заводы, на которых когда-то производилось все: от снарядов и мин до линолеума и картона, закрылись много лет назад, оставив город с населением в 47000 человек без работы и смысла существования.

Семья Чурсиных, проживающая в холодной, темной квартире на третьем этаже, является типичным примером амурской семьи. Наталья Чурсина и ее муж кормят и одевают своего сына-подростка Женю на социальные выплаты, размер которых составляет около пяти долларов в день. В 14 лет Женя решил, что в школу ходить не обязательно. Прогуливая уроки, он с друзьями катается на льдинах, как на лодках, по мутным водам реки Амур.

Наталья и ее муж, Владимир, страстно хотят, чтобы их сын уехал из этого места. "Люди здесь мрут как мухи, - говорит 41-летняя Чурсина. - Здесь все пребывает в упадке".

Доходы от продажи энергоресурсов, которые вытащили большую часть России из экономической пропасти и благодаря которым Кремль обрел уверенность в себе, еще не дошли до таких городов, как Амурск.

Ожидается, что в воскресенье россияне выберут своим президентом Дмитрия Медведева, давнего протеже Владимира Путина, полностью одобряющего разработанный им план достижения благополучия. Но и через восемь лет после того, как Путин начал претворять свой план в жизнь, Россия, прячущаяся за купающейся в деньгах и занимающейся потребительством Москвой, влачит жалкое существование.

Большинство из 119000 миллионеров России живут в Москве, ставшей самым дорогим городом в мире. Там же живет и быстроразвивающийся средний класс, открывший для себя ипотеку и заполняющий собой торговые залы двух расположенных в столице магазинов Ikea. Однако стоит оставить позади благополучную Москву, и вы увидите другую, уязвимую Россию, население которой сокращается на 720000 человек каждый год, и стареющая инфраструктура которой приходит в упадок.

Экономическое возрождение России идет поразительными темпами. Страна занимает третье место в мире по количеству миллиардеров, а валовый внутренний продукт растет на 7 процентов каждый год. Рубль укрепляется. В целом бедность и уровень безработицы понижаются.

Однако и у возрождения имеются свои границы. В Сибири и на Дальнем Востоке России население, составляющее 30,6 миллиона человек, уменьшается на 103000 человек каждый год. Это является следствием несовершенного советского планирования, в результате которого в одном из холоднейших регионов планеты строились целые города.

Разрушающаяся инфраструктура советской эпохи - от дорог и электросетей до домов и телефонных линий - снижает российскую производительность. Большинство предприятий страны, оснащенных стареющим и устаревшим оборудованием, значительно отстают от своих конкурентов из США, Китая и Юго-восточной Азии. По данным Российской Академии Наук, более половины российского промышленного оборудования имеет возраст свыше 20 лет. В 1990-м году этот показатель составлял всего 15 процентов.

В последние годы своего президентства Путин начал говорить о необходимости восстановления разваливающейся инфраструктуры, возрождении здравоохранения и решения демографической проблемы страны. Однако аналитики считают, что он мог начать действовать гораздо раньше. Его решение занять пост премьер-министра в правительстве Медведева может дать ему шанс наверстать упущенное.

"Эти проблемы обострялись долгие годы. Теперь, когда они стали совсем серьезными, их, наконец, заметили, - говорит бывший советник Кремля Николай Петров, являющийся ныне аналитиком Московского центра Карнеги (Carnegie Moscow Center) - дочерней организации Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace). - Цена бездействия на протяжении всех этих лет будет огромной".

Слабая Россия - которая не может обеспечить рабочую силу, восстановить систему социального обеспечения и привести в порядок разрушающуюся инфраструктуру - рискует превратиться в нестабильную Россию. А нестабильность в стране, обладающей вторым в мире ядерным арсеналом и постоянным местом в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций, представляет такую угрозу для США и Западной Европы, которую им вряд ли стоит допускать.

"Их инфраструктуру будет трудно поддерживать - они потеряли значительную долю населения, ситуация ухудшается, несмотря на рост нефтяных доходов, - сказал председатель сенатского комитета по международным делам Джозеф Байден (Joseph Biden). - Очень важно, чтобы Россия оставалась стабильной страной. Это имеет большое значение для Америки".

Чтобы совершить огромный скачок от развивающейся экономики к мировому лидерству, как говорят аналитики, Россия должна превратиться из поставщика энергоресурсов, леса и металлов в страну, занимающуюся не только экспортом, но и производством, и считающую человеческий капитал самым ценным ресурсом.

И нигде в России данный вопрос не стоит так остро, как в Сибири - крае суровой красоты и экономического упадка.

Южный сосед Сибири, Китай, жадно потребляет российскую нефть и лесоматериалы, возвращая затем обратно некоторую их часть в виде готовых товаров. Подобное положение дел Китаю выгодно гораздо больше, чем России, отмечают аналитики, и оно только усиливает проблемы Сибири.

"Без устойчивой экономики в восточной половине страны, - говорит аналитик Фонда Карнеги за международный мир Дмитрий Тренин, - Россия может стать младшим партнером Китая".

И хотя Путин не приложил особых усилий к решению экономических проблем восточных регионов России, следует отметить, что созданы эти проблемы были не им. И не его предшественником Борисом Ельциным, хотя во время хаотичного правления последнего жизнь в регионе сильно ухудшилась.

Сегодняшнее бедственное положение востока России является следствием решений, принятых десятилетия назад советскими органами планирования, строившими города в таких местах, которые никто не избрал бы местом жительства. Сибирские зимы - самые суровые на планете. Иркутск располагается более чем в 2600 милях от Москвы, и его население, составляющее 593000 человек, в январе дрожит от мороза, среднее значение которого по ночам составляет 11 градусов ниже нуля (по Фаренгейту, по Цельсию это примерно -24 градуса - прим. перев.).

Из-за удаленности Сибирь является не лучшим местом для строительства городов. В Росси все - власть, деньги, торговля - устремляется к Москве. А Хабаровск находится в восьми часах полета от Москвы, или в восьми днях езды на поезде по Транссибирской железной дороге. Полет из Москвы во Владивосток, крупнейший порт России на тихоокеанском побережье, длится девять часов.

Однако для Иосифа Сталина ни климат, ни расстояние не имели значения. Для добычи богатых запасов золота, нефти, никеля и древесины нужны были города, считали сталинские органы планирования, и советское руководство в приказном порядке селило там работников.

Как и другие сибирские города, Амурск был построен по приказу. Советские лидеры захотели построить в излучине реки Амур несколько военных предприятий, и в 1958 году здесь появились бульдозеры и рабочие, которые начали возводить заводы, строить кирпичные жилые дома и разбивать бульвары.

Амурск, бывший одним из зубчиков шестеренки советской экономики, процветал. На его целлюлозном комбинате производилось больше картона, чем на любом другом советском предприятии. Производимые в этом городе древесностружечные плиты продавались в Японию, Австралию и Соединенные Штаты. Уровень рождаемости в Амурске превышал средний уровень по стране, то же самое можно сказать и количестве свадеб на душу населения.

Затем, в конце 1980-х годов, падение цен на нефть обрушило советскую экономику. С завершением "холодной войны" на амурские заводы перестали поступать заказы на снаряды. Москва приказала заводам перейти на выпуск гражданской продукции, однако ничего для этого не сделала.

Большая часть молодежи уехала из города. Остальные остались без работы. Сегодня большинство жителей живет на государственные пособия и пенсии родителей и дедушек с бабушками.

"Вместо помощи - только слова"

Леонард Болотников, бывший рабочий целлюлозного комбината с круглым красным лицом и белоснежными волосами, говорит, что после оплаты коммунальных расходов от его пенсии у него остается 19 с половиной долларов. Морозным зимним утром, укрываясь от пронизывающего ветра, он показывает пальцем на заброшенные дома, из которых люди уже вынесли все ценное.

"Наши руководители только говорили, но ничего не делали, - сердито рассказывает 66-летний Болотников. - Посмотрите на эти дома. Они все разрушены. Молодежь уезжает, у меня сердце кровью обливается, когда я смотрю на все это".

Крах Советского Союза вызвал разруху по всей России, однако особо плачевными последствия были для градообразующих предприятий и построенных вокруг них городов.

В Бирюсинске, расположенном в Восточной Сибири, в советскую эпоху предприятие по производству растворителей обеспечивало жизнь 12000 россиян. Этот завод, в свою очередь, был связан с лесоперерабатывающими предприятиями, поставлявшими ему опилки - основное необходимое сырье. "Мы тогда могли себе позволить купить шубу", - говорит 47-летняя Ольга Логинова, работавшая в бродильной камере.

Во время хаоса, наступившего после распада Советского Союза, сотни лесопильных заводов обанкротились, в том числе и поставщики бирюсинского предприятия. За опилки, поступавшие издалека, приходилось платить больше. К 2005 году, когда московское процветание подтолкнуло цены на недвижимость в центре столицы к 1000 долларов США за квадратный фут, бирюсинские рабочие толпились в фабричном магазине, чтобы получить то, что руководство выдавало им вместо зарплаты: хлеб.

"Это было как во время Второй мировой войны, когда люди часами стояли в очереди, чтобы получить немного хлеба, - говорит Логинова. - Мы питались этим хлебом и овощами с наших огородов".

В декабре 2005 года производство на заводе остановилось. Большая часть молодежи уехала, старшее поколение перебивается на пенсии, составляющие 125 долларов в месяц. На эти пенсии живут и их старшие дети.

"Мы здесь больше не нужны, - говорит Анатолий Чубуков, бывший водитель грузовика, работавший на строительстве железных дорог в Восточной Сибири. Теперь он занимается ловлей рыбы, а для получения питьевой воды растапливает снег. - Мы построили село и дорогу, поезда ходят - а мы теперь стали никому не нужны".

Стремление к переменам

Российские лидеры ищут способы привлечь назад в Сибирь деньги и людей, чтобы ссыльные земли превратились в земли процветающие.

Иркутские чиновники убедили себя, что строительство "супергорода" переломит тенденцию. Они верят, что региональная столица и два ее города-спутника, Ангарск и Шелехов, могут быть объединены в мегаполис с миллионным населением, в котором появятся новые рабочие места и который станет магнитом для людей и инвесторов.

Заместитель главы администрации Иркутской области Сергей Воронов говорит об имеющихся планах: строительство двух новых магистралей, 24 гостиниц, трех горнолыжных курортов, нового аэропорта и монорельсовой дороги - которую городские власти по всему миру считают средством от всех болезней.

"Невозможно осваивать наши природные богатства без рабочей силы, - говорит Воронов. - Наша цель заключается в том, чтобы сделать это место престижным для проживания, чтобы люди не думали, что Сибирь - это место для ссылок. В основе идеи создания супергорода лежит наше стремление использовать все имеющиеся у нас экономические рычаги, чтобы улучшить имидж этого места".

Российское руководство также сдуло пыль с вековых прожектов о строительстве туннеля под Беринговым проливом, который свяжет российскую Чукотку и Аляску. По туннелю пройдут железная и автомобильная дороги, его протяженность составит 68 миль, строительство обойдется в 65 миллиардов долларов.

Ни Кремль, ни Вашингтон пока никак не поддержали эту идею, однако чиновник российского Министерства экономического развития и торговли Виктор Разбегин назвал туннель "одним из немногих проектов, которые могут кардинально изменить картину развития Дальнего Востока".

Подобная надежда на принудительные и крупномасштабные ответы на экономические и демографические проблемы Сибири напоминает о политике советских времен, которая и стала главной причиной нынешнего упадка востока России. Ключ к решению проблем, по мнению аналитиков, заключается не в строительстве новых офисов, а в инвестировании средств в людские ресурсы Сибири - в улучшение качества здравоохранения, решение проблем повсеместного алкоголизма, поддержку малого бизнеса.

"Могу поделиться с Кремлем одним секретом: в современном мире достояние государства заключается не в его землях, а в людях, которые по этим землям ходят, - говорит Николас Эберстадт (Nicholas Eberstadt), эксперт по демографическим и экономическим вопросам из Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute). - Если забывать о людских ресурсах и думать только о природных ресурсах, это в конечном итоге закончится плачевно".

___________________________________________________________

Вдали от Москвы ("Le Monde", Франция)

Старикам тут не место ("The Guardian", Великобритания)

Проникновение китайцев на российский Дальний Восток вызывает опасения ("The Financial Times", Великобритания)