From The Economist print edition

На третьем году своего президентства Владимир Путин шел по Красной площади, чтобы присоединиться к зрителям концерта Пола Маккартни (Paul McCartney) "Назад в СССР". Дмитрий Медведев, который, как ожидается, в эти выходные станет его преемником, предпочитает "Deep Purple". Три недели назад эта рок-группа выступала в Кремле. Компания "Газпром", которую Медведев возглавляет с 2000 года, организовала этот концерт в качестве прощального подарка.

Его любовь к року, знание английского языка и его молодость, плюс тот факт, что он никогда не служил в российских спецслужбах, позволили заслужить г-ну Медведеву репутацию либерала. Его высказывания, сделанные на протяжении последних нескольких недель, еще больше усилили данный имидж. "Свобода лучше, чем несвобода" - так можно сформулировать убеждения г-на Медведева. Еще больше обнадеживает то, что, по его словам, это относится как к личным и экономическим свободам, так и к свободе слова. Ключевым элементом свободы, сказал он, является верховенство закона, которого, однако, не наблюдалось на протяжении большей части российской истории. Его выступление было настолько либеральным, что не понравилось некоторым националистам.

Его послужной список оставляет не такое однозначное впечатление. Г-н Медведев, юрист из Санкт-Петербурга, работал с г-ном Путиным на протяжении большей части своей профессиональной карьеры, и даже возглавлял его президентскую избирательную кампанию. В 2000 году, когда г-н Путин стал президентом, его протеже стал заместителем главы его администрации, а затем был назначен заместителем премьер-министра. Также он входил в руководство "Газпрома", крупнейшей и важнейшей компании России. Он отвечал за возврат собственности, потерянной компанией при прежнем руководстве.

В докладе, подготовленном двумя критиками Кремля, Борисом Немцовым и Владимиром Миловым, говорится, что "Газпром" под управлением г-на Медведева не стал ни более прозрачным, ни более эффективным, хотя его рыночная стоимость и выросла во много раз. Например, контроль над страховым и (частично) пенсионным фондами "Газпрома", стоимость активов которых исчисляется миллиардами долларов, перешел к частному банку "Россия". Его крупнейшим акционером является Юрий Ковальчук, состоящий, как предполагается, в дружбе с г-ном Путиным. "Россия - страна возможностей", говорится в рекламном слогане банка. (Пенсионному фонду принадлежит контроль над крупным корпоративным банком "Газпрома".) По заявлению компании, эти сделки были осуществлены с целью оптимизации использования имущества. Однако они выглядят по меньшей мере непонятными.

По словам одного бывшего чиновника, г-н Медведев также является автором сложной правовой схемы, позволившей государственной нефтяной компании "Роснефть", которая приобрела большую часть активов "ЮКОСа", оставить прибыль, полученную за счет выпуска первичного открытого предложения, внутри компании, а не передавать ее государству. Однако г-н Медведев всегда следовал букве закона. Как сказал один иностранный банкир, когда американский суд наложил запрет на продажу имущества "ЮКОСа", именно г-н Медведев не позволил "Газпрому" участвовать в откровенно подстроенном аукционе.

В качестве заместителя премьер-министра г-н Медведев отвечал за контроль над расходом средств на национальные проекты, такие как здравоохранение и образование. Принимая во внимание отсутствие реформ в обеих этих отраслях, он не улучшил качество ни одной из них.

Однако было бы ошибкой обвинять г-на Медведева в провале национальных проектов или в неэффективности и непрозрачности "Газпрома". За последние восемь лет все ключевые решения и по России и по "Газпрому" принимались г-ном Путиным, имевшим беспрецедентную власть даже по советским меркам. Главная проблема г-на Медведева заключается в том, что г-н Путин может продолжить принимать решения и после того, как он покинет пост президента и станет премьер-министром.

Как говорит г-н Путин, г-н Медведев будет реализовывать ту стратегию, которую он, Путин, подготовил для России. Должность премьер-министра, по его словам, даст ему достаточно власти: он не будет вешать на стену портрет следующего президента. Г-н Путин недавно подверг критике многие проблемы России, в том числе коррупцию, неэффективность государственного управления и зависимость от природных ресурсов. "Редкий лидер, еще находящийся у власти, признает неудачи своего правления. Однако никогда еще не было лидера, который, признав подобное, заявляет, что он останется у власти", - говорит эксперт Московского центра Карнеги (Carnegie Moscow Center) Лилия Шевцова. Многие опасаются, что созданная г-ном Путиным система весьма нестабильна.

Несмотря на развешанные по всей России плакаты, на которых г-н Путин и г-н Медведев идут рядом друг с другом (г-н Путин в кожаной куртке немного впереди), в их высказываниях заметны несовпадения. После резких заявлений г-на Путина, которые тот делал на протяжении последних нескольких лет, либеральные речи г-на Медведева приносят облегчение. У некоторой части российской элиты и в мире появилось если не ожидание, то хотя бы надежда, что приход г-на Медведева в Кремль ознаменует собой потепление в международных отношениях. По крайней мере, как утверждает г-жа Шевцова, вокруг г-на Медведева могут сконсолидироваться некоторые умеренные оппоненты г-на Путина. Однако соперничество внутри Кремля, уже заметное невооруженным глазом, может еще больше усилиться.

В новом докладе, подготовленном для европейского Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), Эндрю Уильсон (Andrew Wilson) из Юниверсити-колледжа приходит к выводу, что в начале у системы будет больше контроля над г-ном Медведевым, чем у него над системой. Что будет потом - никто не знает. Возможно, результат запланированных на ближайшее воскресенье выборов уже и известен, однако их последствия еще не ясны. Как говорит один из выживших магнатов, несмотря на желание г-на Путина сохранить статус-кво, Россия через год станет совсем другой.

____________________________________________________________

Назначенный Путиным наследник демонстрирует более мягкий стиль ("The New York Times", США)

Непростая передача дел в России ("The Economist", Великобритания)