From The Economist print edition

31 декабря 1999 года Владимир Путин вылетел в Чечню, до этого несколько месяцев подвергавшуюся российским бомбардировкам. Такое начало деятельности вполне подходило для президента, приход которого к власти был неразрывно связан с чеченской войной. Тогда он пообещал преследовать террористов повсюду, добавив знаменитое 'мы будем мочить их в сортире'.

Передавая власть Дмитрию Медведеву, г-н Путин может считать, что война, стоившая 100 000 жизней, закончена. Грозный сильно изменился, развалины расчищены, изрешеченные пулями фасады прикрыты пленкой, укрепленные блокпосты исчезли с улиц. В городе появились новые школы, дома, дороги, магазины. В столицу Чечни теперь можно прилететь, взять в аэропорту такси и отправиться в ресторан.

Достиг этого г-н Путин просто: договорился с бывшим повстанцем Ахмадом Кадыровым и провозгласил его президентом. В 2004 году г-на Кадырова взорвали, и трон унаследовал его сын Рамзан, деньгами и жестокостью сумевший перетянуть часть повстанцев на свою сторону. Остальные просто исчезли. Время от времени бои возобновляются, но идея сопротивления в основном мертва. 'Люди не могут больше воевать. Они истощены - физически и морально. Можете считать это инстинктом самосохранения', - говорит один из жителей республики.

Кроме этого, ушли в прошлое причины конфликта. Чечня получила фактическую автономию и деньги из Москвы. Г-н Кадыров клянется в лояльности России и лично Путину, единственному и неповторимому, но внутренними делами республики распоряжается сам. На выборах в Чечне 99% голосуют за Кремль, но г-н Кадыров никого не заставляет идти голосовать. У него своя армия, полный контроль над нефтяными месторождениями. Что же касается 40 000 российских солдат, дислоцированных в Чечне, они, по его словам, охраняют международные границы России. Г-н Кадыров взимает налоги на восстановление Чечни и заставляет женщин носить на голове платок. Он больше не выглядит бандитом, его новый образ - строитель. При нем простых чеченцев стали реже похищать и пытать. Он, конечно, не борец за права человека, но по-своему вполне эффективен, считает сотрудница российского правозащитного общества 'Мемориал' Екатерина Сокирянская.

Однако остаются серьезные проблемы. Почти вся работа в Чечне связана со сферой безопасности. Коррупция и безработица (вероятно, доходящая до 80%) носят настолько повальный характер, что люди дают взятки, чтобы попасть на государственную службу. Чечня поставляла сезонных рабочих всему Советскому Союзу, однако российская ксенофобия сделала это невозможным. Тем не менее, тяготы войны, разрушавшие здоровье людей, ушли в прошлое. 'Все эти годы под бомбежками я мечтал, что однажды я засну, и вокруг не будут стрелять. Мне все равно, кто президент Чечни, главное, что я могу спокойно спать', - рассказывает житель Грозного.

Однако главное наследие чеченской войны - это распространение насилия на другие мусульманские республики, особенно на Дагестан и Ингушетию. В каждой из них свои проблемы, но объединяет их одно - жестокость и незаконность действий России. Ингушетия никогда не требовала независимости и даже не поддерживала чеченцев. Г-жа Сокирянская рассказывает, что в 2004 году, когда мятежники захватили столицу республики, многие местные жители были шокированы тем, что среди них были и ингуши. Сейчас в Ингушетии действует повстанческая сеть, дестабилизирующая обстановку в регионе и убивающая неингушей и сотрудников служб безопасности. В прошлом году ими были убиты несколько русскоязычных жителей республики.

Российская армия устраивает жестокие зачистки, некоторые ее методы мало отличаются от методов террористов. В результате республика, бывшая в начале правления г-на Путина в основном мирной, теперь напоминает зону военных действий. Ее лидер Мурат Зязиков - бывший офицер КГБ, назначенный на эту должность Путиным - не может ни защитить людей, ни дать им работу. Однако с тех пор как г-н Путин отменил выборы в регионах, избиратели лишились возможности сменить г-на Зязикова. Митинг из-за убийства шестилетнего ингуша российскими солдатами был разогнан силой. Журналистов, освещавших события, похитили и избили. Несколько дней спустя, из Ингушетии отрапортовали о 98,7% поддержки правящей партии на парламентских выборах.

Как и следовало ожидать, протесты после этого только усилились. Кремль винит во всем иностранцев. 'Вместо того чтобы решать проблемы, они скрывают их', - говорит г-жа Сокирянская. Разумеется, проблемы появляются снова и снова.

*Цитата из 'Жизнеописания Юлия Агриколы' Тацита. Полностью фраза звучит как 'Ubi solitudinem faciunt, pacem appellant' ('Создав пустыню, они говорят, что принесли мир' - пер. А. С Бобовича) - прим. пер.

_______________________________________

Матери Беслана: Наследие Путина - резня ("The Independent", Великобритания)

'Сейчас здесь мир. У нас новый аэропорт. Люди довольны' ("The Guardian", Великобритания)