Интервью с Лилией Шевцовой

- Почему Владимир Путин, который повсюду пристроил своих старых приятелей из КГБ (советской политической полиции и секретных служб) выбрал своим преемником Дмитрия Медведева, не являющегося выходцем из этой структуры?

- Владимир Путин оказался намного умнее. Он пристроил их не повсюду, и именно поэтому смог так долго находиться у власти. С самого начала он назначал на важные должности людей, которые вместе с ним учились или работали. Так поступает большинство западных руководителей. Следуя путем своего предшественника Бориса Ельцина, он создал свою систему с привлечением различных кланов: выходцев из КГБ, которые дерутся друг с другом как гиены; прагматиков, к которым принадлежит Дмитрий Медведев, сдержанный невысокий юрист; либеральных технократов. Сам Путин властвует надо всеми и играет роль арбитра, он судит ссоры, которые вспыхивают между кланами из-за влияния, дележа имущества. Представители этих группировок настолько одержимы этой ненавистью друг к другу, что ни один клан не сумел монополизировать власть.

- Но почему Путин выбрал своим преемником именно Медведева?

- Очевидно, что выбор Путина пал не на могущественного, независимого, влиятельного, амбициозного человека, пользующегося поддержкой тех или иных кланов. Такого, с кем было бы нелегко иметь дело. Он выбрал удобного человека, лишенного честолюбия, преданного, за которым никто не стоит. У Дмитрия Медведева существуют два отличия от Путина. По всей видимости, он не связан со структурами ФСБ (преемница КГБ), и он производит впечатление более интеллектуального, более образованного, более мягкого человека. Для Путина Медведев - молодой товарищ, с которым он знаком около двадцати лет, и который ни разу его не предавал. Он лучше всего впишется в модель власти, которую хочет создать Путин, модель, напоминающую аргентинское танго: Путин - ведет, Медведев - следует.

- В российской истории уже бывали случаи, когда руководителя назначали из-за того, что он казался слабым человеком с податливым характером?

- Это происходило постоянно. В 1964 году те, кто привели к власти Леонида Брежнева (который был первым секретарем ЦК КПСС до самой смерти в 1982 году), считали, что он - временная фигура, обладающая незначительным влиянием. Никиту Хрущева (первый секретарь ЦК КПСС с 1953 по 1964 годы) выбрали из-за того, что он казался недалеким человеком, но он всех обманул. Сталина (находился у власти с 1922 по 1953 годы) его коллеги поначалу считали человеком без амбиций, а в конечном итоге он их всех уничтожил. А Владимир Путин? Окружение Бориса Ельцина выбрало его, потому что увидело в нем лояльного человека, которым легко будет манипулировать. Какое заблуждение! Они все ошиблись, и в первую очередь российский Макиавелли Борис Березовский. Ни он, ни другие - Татьяна Дьяченко (дочь Бориса Ельцина), Роман Абрамович (один из самых богатых бизнесменов в России), Владимир Гусинский (впавший в немилость олигарх, живущий в Израиле) - даже не предполагали, что Владимир Путин, как только будет избран президентом, начнет вершить в Кремле свой закон - избавляться от тех, кто возвел его на вершину власти. У него это не заняло много времени. Спустя несколько месяцев после выборов 2000 года, он вынудил Бориса Березовского и Владимира Гусинского уехать в изгнание за границу. То же самое может повториться сейчас. В России вся власть находится в руках президента, так написано в конституции.

- Значит, этот процесс передачи власти не лишен опасности для самого Владимира Путина?

- Он хочет перехитрить судьбу, пренебречь историей, традициями. До сих пор этого никому не удавалось. Этот тандем будет функционировать следующим образом: власть останется в руках Путина, который будет выполнять большую часть президентских функций, находясь на посту премьер-министра, и предоставит Медведеву воплощать в жизнь ту 'повестку дня', которую он составил. Он дважды объяснял это - 8 февраля на заседании Государственного совета, а затем 14 февраля в ходе своей большой пресс-конференции. Итак, он будет создавать систему власти с двумя полюсами, Кремль превратиться в символическую декорацию, настоящий центр принятия решений будет находиться в руках премьер-министра. Идея - смелая и парадоксальная. В некотором роде уходящий президент собирается рубить сук, на котором сидит. Представляя своего преемника, как младшего брата, задача которого состоит в реализации его стратегии, Путин разрушает вертикаль власти, уничтожает всемогущество должности президента.

- Как бы Вы охарактеризовали время, которое сейчас переживает Россия?

- Это - эпоха фальшивок. Мы присутствуем при имитации демократии, имитации выборов. У нас в России вроде бы существуют те же институты, что и у Вас, во Франции, или в Соединенных Штатах. Имитация стала основополагающим принципом российского государства, элиты, общества. Однако имитация демократии гораздо опаснее авторитаризма или коммунизма. Почему? Потому что это дискредитирует демократию. Население смотрит на циничные и продажные политические партии, на парламент, подчиняющийся приказам власти, и приходит к выводу, что ему не нужна многопартийная система, потому что ничего хорошего из этого не выйдет.

Из-за этой фальши демократам сложнее бороться за свободы, за плюрализм. Вот в чем заключается трагедия России. В 2004 году Владимир Путин шел на выборы с лозунгом: 'Свобода для каждого - свобода для всех'. Сегодня Дмитрий Медведев говорит нам, что 'свобода - лучше несвободы'. Он говорит на языке Запада, но это не значит, что мы его понимаем так же, как понимаете его Вы. В свое время князь Потемкин, любовник Екатерины Великой велел построить вдоль маршрута путешествия государыни деревни из папье-маше, только фасады домов. За фасадами ничего не было. Традиция 'потемкинских деревень' жива и поныне.

- Но почему население добровольно участвует в этой игре?

- Власть поняла, что вовсе не обязательно устраивать честные и справедливые выборы, поскольку население их воспринимает как фарс. Власть прекрасно отдает себе отчет в том, что ей не удалось одурачить народ. Тут имеет место взаимный обман. Можно спросить себя, почему люди, глазом не моргнув, мирятся с происходящим, почему добровольно участвуют в надувательстве их самих же? Они знают, что происходящее - фарс, но участвуют в нем по доброй воле. Это - маскарад, бал лжецов. Посмотрите на результаты парламентских выборов, которые состоялись 2 декабря: 99% в Чечне, 105% в Мордовии. Кто может в это поверить? Неужели россияне до такой степени наивны? Нет, они - устали. Они готовы участвовать в чем угодно, лишь бы их оставили в покое. Лишь бы хуже не становилось. А жизнь вроде бы налаживается. В 2000 году средняя зарплата была 80 долларов, сегодня она достигает 550 долларов (361 евро). И к тому же никто не видит альтернативы Путину. Этот посыл постоянно транслируется по телевидению, единственному СМИ, которое доступно на всей территории федерации.

- Представители властной элиты недавно критиковали внешнюю политику Владимира Путина, его агрессивный стиль поведения по отношению Запада. Действительно ли в стране чувствуется потребность в смене курса?

- Внешняя политика Владимира Путина отражает его доктрину. Россия хочет одновременно быть и вместе с Западом и против него. Она пытается усидеть на двух стульях. Политическая элита научилась сотрудничать с Западом, но, во имя консолидации нации, ей нужно создавать врагов. За неимением новой идеи, мы вернулись к старой матрице. Но можно ли совместить стремление сделать страну частью мировой экономики, с концепцией осажденной крепости? Российская элита становится более открытой миру, но она хочет, чтобы обществу это было недоступно. Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Роман Абрамович, Олег Дерипаска хотят быть частью глобального мира. Наилучшей иллюстрацией этому служит проживающий в Лондоне Роман Абрамович, губернатор Чукотки, владелец английского футбольного клуба Челси. Народ же должен довольствоваться образом врага.

Дмитрию Медведеву будет сложно покинуть рамки заданной схемы. Он недостаточно зрел, пока еще не стал президентом, а 'силовики' (военно-политическая элита) готовы в любой момент заблокировать ему доступ к Путину. Даже если будущий президент в глубине души является либералом, прежде всего он обязан быть верным, это - вопрос выживания.

- Некоторые говорят о нем, как о человеке, при котором возможна 'оттепель', не преувеличение ли это?

- Ради своей безопасности Дмитрий Медведев должен понять одну вещь. Если он хочет быть полноправным президентом, то не должен следовать курсом Путина. Это слишком опасно. Если он начнет создавать врагов, преследовать Британский Совет (британская организация в области культурного сотрудничества, чьи два отделения в России были закрыты по приказу Кремля - прим. Monde) - он окажется заложником 'силовиков'. Если он хочет быть независимым, ему нужно идти другим путем, формировать свою власть. И тут не нужно множества идей, есть один единственный путь - путь России, открытой миру. Чтобы стать независимым ему придется убить отца. Мне кажется, он это понимает.

- Приход к власти Медведева вызывает надежду не только в 'гетто' либералов. Оправдано ли это?

- На данный момент ничто не свидетельствует в пользу того, что он - либерал. Но для многих людей сам факт того, что происходит смена главы государства - уже внушает надежду. Более того, в отличие от Владимира Путина, будущий президент не будет расцвечивать свою речь такими выражениями как 'сопли жевать' или 'мочить в сортире'. России нужна 'революция сверху'. Это стало возможным на Украине, так почему не здесь? Правда, существует разница в масштабах. Россия по-прежнему считает себя сверхдержавой. Даже российские либералы разделяют эту точку зрения. Это - единственное препятствие на нашем пути к нормальности.

Лилия Шевцова - - политолог, сотрудник московского Центра Карнеги. Только вышла ее книга 'Россия, потерявшая себя в переходном периоде (La Russie perdue dans la transition)

_________________________________________

Осторожно: Дмитрий Медвед... ев ("The Times", Великобритания)

Загадочный помазанник ("The Financial Times", Великобритания)

Передача власти Путиным - не фарс("The Independent", Великобритания)