Дмитрий Медведев мог не выиграть вчерашние выборы в России только если бы, например, выпал из джипа, несущегося по встречной полосе на какой-нибудь из забитых машинами московских улиц. С тех пор как бывший президент Владимир Путин, до сих пор самый популярный политик России, выбрал Медведева своим преемником, при нынешней системе манипуляции средствами массовой информации кремлевского кандидата не смог бы побить ни один конкурент.

Выбор человека, фамилия которого происходит от слова 'медведь', сам по себе неудачен. Западные русофобы уже давно используют это животное в качестве национального символа России, преподнося миру дикое и агрессивное лицо страны - но добавляя, что медведя можно приручить, если надеть ему на шею железное кольцо. Русские и сами используют 'медвежьи' символы. Как бы там ни было, сегодня отношения с Россией у нас портятся, так что взрывного роста числа газетных заголовков о рычании или острых клыках, скорее всего, не избежать.

Самая главная загадка - что произойдет, как только в мае новый президент официально вступит в свои права. Будет ли он формировать собственную политику и если да, то как и в чем она будет отличаться от путинской? По обоим вопросам есть две версии.

Версия первая: выбрав Медведева, Путин предложил ему сделку, по условиям которой бывший президент публично соглашается переместиться на пост премьер-министра, то есть даже после ухода из Кремля продолжит играть в российской политике существенную роль. Это означает, что титулярно-церемониальным 'начальником всея страны' становится Медведев, но реальная власть уходит в правительство.

Сторонники подобного сценария указывают на то, что у Медведева есть одно важное отличие от Путина. Его карьера никак не связана с 'силовиками' - выходцами из спецслужб, армии и Министерства внутренних дел, что автоматически заставляет предположить, что он, если попытается разобрать воздвигнутые за последние несколько лет авторитарные структуры, в силу своей слабости будет подвержен шантажу, давлению и угрозам. Слабый президент будет сосуществовать с сильным премьером до 2012 года, а потом Путин снова сможет сам баллотироваться в президенты.

Версия вторая совершенно противоположна первой. Ее сторонники отмечают, что по конституции, принятой Россией в 1993 году, у президента есть право уволить премьер-министра, и Путин сам заявил, что не собирается менять эту статью. Они считают, что Медведев, со своей стороны, вряд ли зайдет настолько далеко, но как первый человек в Кремле он все равно наберет достаточно высокий статус и широкие полномочия. Он амбициозен, а, значит, попытается пойти на второй срок, поэтому даже если между ним и Путиным в первые месяцы не будет никаких столкновений, с течением времени он попытается максимально дистанцироваться от Путина или даже ослабить его позиции.

Если последняя версия правильна, то в какую сторону Медведев изменит курс России? Большинство аналитиков считает, впрочем, что ни в какую. При Путине Россия снова стала уверенным и независимым игроком на мировой арене. И Путин, и Медведев видят, что в своем расширенном составе Европейский Союз испытывает разлад, который к тому же можно и подогревать. Так зачем же Медведеву бояться ЕС или идти на уступки? Тем более что области, в которых есть трения, конечно, присутствуют - самый последний из таких вопросов - косовский, - но к серьезным столкновениям они вряд ли приведут.

Отношения с США - совершенно другое дело. Намерение Америки установить свою систему противоракетной обороны на российских границах, а также ее курс на расширение НАТО, раздражают всех россиян, вне зависимости от их политических предпочтений. Однако слухи о начале новой 'холодной войны' сильно преувеличены. Кроме того, Россия видит, что бушевская политика односторонней интервенции идет на убыль и, кто бы ни пришел в следующем году в Белый дом, сила Америки идет туда же. Так что здесь Москва может позволить себе сохранять спокойствие.

Что касается российской системы авторитарной демократии, то Медведев ее не изменит. Он не создатель нового, а управленец существующего; чиновник, а не мыслитель; исполнитель, а не инноватор. Критическая масса российского общества всегда была консервативной и выдавливала людей, стремившихся что-то кардинально реформировать, на обочину диссидентства. То же самое, как ни грустно это констатировать после всех надежд и перспектив горбачевских лет, происходит и сегодня. Однако сегодня в России тот класс, голос которого может быть услышан, получил достаточно денег и свободы, чтобы свободно разъезжать по миру, потреблять его блага и не задумываться о том, что режим открыто нарушает права человека и удушает оппозиционные партии и политические неправительственные организации.

Единственное, что, скорее всего, изменится - это экономика. По одной версии, Медведев будет продолжать курс Путина на восстановление государственного контроля над ресурсными монополиями, попавшими в руки олигархов. По другой, он будет активно сколачивать частно-государственные партнерства для обновления инфраструктуры, если государство определит здесь свои приоритеты. Аналитики приводят в доказательство выступление Медведева в Красноярске две недели назад: тогда он говорил о диверсификации экономики, зависящей от сырьевых доходов, о назначении в советы директоров государственных компаний не государственных чиновников, а независимых управленцев.

Однако это все - лишь косметический ремонт; это Путин сделал бы и сам. В зависимости от нефти и газа нельзя оставаться вечно, даже если есть основания полагать, что в течение ближайших лет цены останутся достаточно высокими. Значит, сегодня Россия будет играть в преемственность. Вполне можно сказать, что в воскресенье страна 'проводила Путина и встретила Путина'. Можно даже прозвать нового президента Путведевым.

Те, кто думал, что в 'холодной войне' победила либеральная демократия, оказались неправы. Сегодня в России - как и в Китае - полным ходом идет авторитарная модернизация, делаемая руками контролируемых или субсидируемых государством мегакорпораций при поддержке фактически однопартийной политики, через которую несколько десятилетий назад прошли Япония, Южная Корея и Индонезия.

______________________________________________

Пиар-технологии на службе 'нанопрезидента' ("The Guardian", Великобритания)

Смена караула в Кремле: все под контролем ("Le Figaro", Франция)

Осторожно: Дмитрий Медвед... ев ("The Times", Великобритания)