Проходившие в воскресенье выборы нового президента России, чем бы они ни были, никак не походили на упражнение в демократии. Да, действительно, кандидат от коммунистов показал лучший результат, чем ожидалось, получив 17%, да, явка была выше, чем предсказывали, и почти достигла 70%. Однако даже эти цифры не вызывают доверия, с учетом уровня манипуляций на выборах со стороны правительства. Для Кремля, настроенного обеспечить легитимность передачи власти наследнику президента Путина, было необходимо создать некоторую видимость свободных выборов. Президенту, столь же настроенному передать власть исключительно на своих условиях, требовалось срежиссировать выборный процесс, превратив его в выборы только по названию.

Случись такое в Африке, западные столицы наперебой кинулись бы осуждать произошедшее. Когда речь идет о стране, обладающей определенным влиянием в международных структурах, и еще большими практическими возможностями, если дело касается поставок энергии, реальность, стоящая за выборами этого воскресения, скорее всего, никого не заинтересует.

Нельзя сказать, что одобрение Европейским Союзом прихода в Кремль нового хозяина абсолютно безосновательно. Не стоит также думать, что огромное большинством голосов, полученных преемником Путина Дмитрием Медведевым, совсем не выражает волю российского народа. Все проводившиеся опросы общественного мнения демонстрируют широкую поддержку режима г-на Путина российскими гражданами, вполне довольными тем, что их страна, благодаря агрессивной националистической внешней политике, восстанавливает свое положение в мире.

Авторитет Путина в сочетании с его манерой использовать государственную машину для безжалостного подавления оппозиции позволяет ему выставить на выборы хоть русскую борзую и добиться ее избрания. Дмитрий Медведев, конечно, не является собакой, зато является долговременным протеже уходящего президента, не обладающим собственной политической поддержкой, тем более при бывшем начальнике на посту премьер-министра.

С учетом темперамента Путина и его контроля над властными механизмами, было бы легкомысленно со стороны Запада ожидать серьезных изменений российского режима, только потому, что президент осуществил рокировку с так называемым уходом с должности. Путин может отлично отдавать себе отчет в необходимости изменить хотя бы тон высказываний, чтобы соответствовать росту российской экономики и открытости страны миру.

Но он намерен контролировать эти изменения, оставаясь на посту премьер-министра. Это может создать перспективы некоторой корректировки жесткого курса на конфронтацию с Западом, особенно с Британией, проводимого современной Россией. Однако ожидать смягчения российской националистической внешней политики было бы чересчур наивно, ведь даже надежды на большую свободу для ее собственных граждан, возможно, неоправданны.

__________________________________________________

Возможные изменения в Кремле не дадут нам скучать ("The Financial Times", Великобритания)

Любые контакты с Медведевым не должны быть связаны с отходом от западных принципов ("The Financial Times", Великобритания)