Снова наступил сезон выборов, и интерес российского народа к кандидатам очень велик. О них постоянно рассказывает телевидение, они проводят между собой дебаты. Возникает осязаемая атмосфера грядущих перемен. В данном случае я говорю о президентской гонке в США. В России люди проявляют гораздо больший интерес и любопытство к дебатам Хиллари и Обамы, нежели к тем перестановкам, которые происходят в Кремле.

Выборы нашего президента состоялись 2 марта, но выбор за нас сделали гораздо раньше. Широко разрекламированное назначение на президентский пост Дмитрия Медведева президентом Владимиром Путиным сопровождалось небольшим спектаклем с выборами, однако в избирательных бюллетенях появились имена только тех кандидатов, которые пообещали проявлять полную преданность Путину и его правящему клану. Они получат то количество голосов, которое власти посчитают достаточно небольшим, но в то же время, и не слишком маленьким, чтобы не вызвать конфуза. Сверхактивные сторонники путинской партии 'Единая Россия' во время декабрьских выборов в парламент в некоторых округах присвоили ей более 100 процентов голосов избирателей, что потребовало уникального пересчета.

Это не значит, что демократическая оппозиция будет молчать. На этой неделе коалиция 'Другая Россия' проведет в Москве, Санкт-Петербурге и других российских городах 'марши несогласных'. Московские власти напрочь отказались разрешить нам провести вчера митинг в Москве. Они даже не позаботились о том, чтобы предложить другое место для проведения митинга, как того требует закон. 'Ищите другое место', - заявили они. Это значит, что нам надо искать другую страну, другую планету. Но мы все равно проведем свой марш. Это единственный способ.

Тем временем, мы вместе с остальным миром пристально следим за выборами в Америке. Российская правящая элита болеет за Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), которая представляет собой нечто известное и предсказуемое по сравнению с Бараком Обамой (Barack Obama). Джон Маккейн (John McCain) активно выступает в защиту демократических прав за рубежом, в том числе, в России. Вне зависимости от тех сомнений, которые вызывают консервативные взгляды Маккейна на внутреннюю политику, мысль о том, что он возглавит Белый Дом, вселяет страх в авторитарных лидеров всего мира.

Обама, как постоянно и безрезультатно твердит его оппонент по демократическому лагерю, это человек, о котором ничего не известно. Но как и Маккейн, он способен на компромиссы и готов идти наперекор своей собственной партии и общему мнению. Маккейн привел республиканцев в ужас заявлениями по поводу финансирования кампании и иммиграционной реформой. А главный оппонент Обамы подвергает его нападкам лишь за то, что тот признает достижения президента Рейгана.

Это резко контрастирует с концепцией Буша-Клинтона, которая предусматривает пробуждение энергии электората путем нападок на противоположную сторону. В этом году может появиться новая предвыборная карта США, поскольку оба кандидата сражаются за голоса сторонников независимых претендентов, а традиционные красные и синие границы (цвета республиканской и демократической партии - прим. перев.) размываются.

Такая ситуация имеет большое значение для других стран, поскольку во всем мире американскую демократию по-прежнему считают ведущей силой. Те страны, которые стремятся оправдать собственные недостатки и провалы в демократическом процессе, при всяком удобном случае начинают вспоминать избирательные проблемы во Флориде и вмешательство Верховного Суда в ход выборов. Новая глава в династической до сего времени истории выборов двух семей в США станет еще одним ударом, особенно по тем странам, которые практикуют передачу власти по принципу кумовства. К ним относится и Россия.

Интригой этого года в президентской гонке США стало то, что ни безудержные траты Митта Ромни (Mitt Romney), ни хорошо финансируемая партийная машина Клинтон не смогли обеспечить им путь во власть. Важно то, что это увидел весь мир. На сей раз американский избиратель полагается на собственное впечатление от личности кандидата. Цельность натуры вновь стала играть главную роль в предпочтениях электората.

Оглядываясь на события 20-летней давности, можно легко понять, почему так происходит. Джордж Буш-старший и Билл Клинтон попросту разбазарили те неограниченные возможности, которые возникли у них сразу после окончания 'холодной войны'. Они не смогли воспользоваться нравственным и военным превосходством единственной в мире сверхдержавы. В моде тогда были компромиссы и неконфронтационные подходы, а высвобождавшиеся средства тратились на акции интернет-компаний, а также на формирование изоляционистского и иллюзорного мировоззрения, которое сложилось до событий 11 сентября.

Потрясенная и разбуженная жестокой проверкой жизнью, вторая администрация Буша радикально изменила направление движения, перейдя от бездействия к упреждающим действиям. Для такого поворота были вполне серьезные основания, насколько бы спорными они ни казались в случае с Ираком. Но легитимность этой политики потерпела крах не в Багдаде. Произошло это тогда, когда Белый Дом решил, что демократию следует продвигать лишь в отдельных, избранных местах.

Поддержанные США выборы были широко разрекламированы в Палестине и Ираке, а в это время путинский режим свернул зарождавшуюся российскую демократию, вернувшись к диктатуре КГБ. Как раз в это время Путин мило улыбался на саммите 'большой семерки' Джорджу Бушу, Тони Блэру и всем остальным. Если Медведеву после этих выборов, признанных всеми независимыми наблюдателями и средствами массовой информации полным обманом, позволят летом занять путинское место на саммите G7 в Токио, мы будем знать, что пустые слова вновь одержали верх над значимыми действиями.

Не верьте в то, что у Запада нет никаких рычагов давления на российского энергетического гиганта. Любое проявление недоверия к Медведеву со стороны 'большой семерки' заставит правящую элиту России запаниковать. Те несметные миллиарды, что они награбили, хранятся в США, Европе и оффшорах по всему миру - но отнюдь не в ненадежных российских банках.

Это единственная причина, заставившая Кремль устроить потемкинские выборы. Режим Путина-Медведева не может допустить, чтобы ему по образу и подобию Белоруссии присвоили статус государства-изгоя, который он вполне заслуживает. Вместо того, чтобы дружно пожимать плечами, лидеры Запада могут заняться расследованием денежных потоков, отказать в предоставлении виз мошенникам и тем, кто нарушает права человека, и, наконец, ясно дать понять, что за разрушение демократии придется платить.

Россию наконец-то упомянули в ходе бесконечных дебатов в рамках первичных выборов в США. Ведущий заставил госпожу Клинтон произнести что-то, напоминающее фамилию 'Медведев', когда он в ходе дебатов в Кливленде попросил ее назвать имя следующего российского президента. У нее получилось нечто похожее на 'Медвед ... что-то в этом роде'. Совершенно случайно она попала в самую точку. Неважно, какое у него имя; гораздо важнее, что он собой представляет. А он - отобранный назначенец Путина, не обладающий демократическими полномочиями.

К сожалению, это был лишь пустяковый вопрос, призванный показать, насколько далеки американские интересы от России. Я был бы рад услышать ответ на второй вопрос, который следовало задать после первого: 'Будете ли вы в качестве президента настаивать на исключении России из 'большой семерки', поскольку вы только что заявили, что она уже не является демократической страной?'

Если следующий президент США не ответит на этот вопрос, любые его попытки выступать от имени мировой демократии будут обречены на неудачу. В этом случае для многих из нас изменение во власти США совсем не будет похоже на перемену.

Гарри Каспаров - лидер коалиции 'Другая Россия'. Он является внештатным редактором Wall Street Journal, проживающим в Москве и Санкт-Петербурге.

___________________________________________________________

Неуверенность России ("Christian Science Monitor", США)

Борьба за власть только начинается ("The Financial Times", Великобритания)