Россия и Украина в среду вновь сделали шаг назад от края пропасти и договорились возобновить поставки газа в обычном объеме. Насколько можно судить по результатам закрытых переговоров, стороны не согласовали в точности ни механизм будущих поставок, ни цены, по которым они будут осуществлять оплату. Но похоже, они поняли, что неспособность договориться о разумных коммерческих взаимоотношениях наносит ущерб их репутации: 'Газпрому' как надежному поставщику энергоресурсов, а Украине - как государству, способному проводить внятную политику. Поэтому они предпримут еще одну попытку договориться.

Остальная Европа, которая, несмотря на все заверения об обратном, уже через несколько дней могла на себе ощутить последствия данного спора, с удивлением и тревогой наблюдает за происходящим.

Государственная энергосырьевая корпорация 'Газпром' утверждает, что ведет себя в коммерческом плане совершенно нормально: Украина не заплатила ей за газ, поэтому она его Украине отключила. Но государства обычно так себя не ведут. Поставщики газа тоже.

Однако все не так просто.

'Газпром' хочет через посредника иметь свою долю на украинском рынке, а премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, сделавшая себе состояние в газовом бизнесе, не намерена его туда пускать. Это не просто вопрос цен и выплат, это вопрос о том, кто в итоге будет контролировать денежные потоки.

За этой ссорой скрывается более фундаментальная проблема: русские не считают всерьез Украину независимым государством, а украинцы не считают русских надежными коммерческими партнерами. И речь идет не только о газе. Речь идет о суверенитете, уважении и отсутствии прозрачности в сделках с очень большими деньгами.

Недавно избранный президентом России Дмитрий Медведев, будучи председателем совета директоров 'Газпрома' имеет самое непосредственное отношение к данным переговорам. Он сменит Путина только в мае, но вопрос о достижении в ближайшие недели компромисса между Россией и Украиной станет первой проверкой его способностей как руководителя.

Все говорит о том, что Медведев должен воспользоваться своим избранием на президентский пост для возврата отношений с Европой в нормальное русло.

Именно так поступил Борис Ельцин, став президентом России; именно так поступил в 2000 году Владимир Путин в начале своего президентского правления. И лишь в конце своего срока оба лидера стали сердиться и раздражаться - в основном из-за отсутствия уважения со стороны Запада.

В прошлом году Путин и его команда часто использовали антизападную риторику в качестве предвыборного инструмента для обеспечения мощной поддержки пропутинским партиям в Государственной Думе, а также Медведеву как преданному преемнику президента. Мишенями для ударов стали НАТО, США и Евросоюз. Самым ярким примером в этом плане является резкое ухудшение отношений между Россией и Великобританией.

Выборы закончились, и сохранение враждебности уже никому не идет на пользу. Больше всех в негативном свете выставляется 'Газпром', поскольку Западная Европа считает, что эта компания является бесцеремонным проводником политики враждебно настроенных российских властей. А это отнюдь не способствует реализации коммерческих устремлений 'Газпрома'.

Обе стороны хотят прекращения огня в этой войне слов. Но ему может помешать один важный момент: хрупкие и потенциально взрывоопасные отношения между Москвой и всеми бывшими советскими республиками, наглядным примером которых служат взаимоотношения России и Украины. Россия не воспринимает эти республики всерьез, а они в ответ с недоверием относятся к Москве. А этот факт способен и в будущем препятствовать улучшению отношений между ЕС и Россией.

____________________________________________________________

Медведев не будет начинать "холодную войну" ("The Financial Times", Великобритания)

Россия отключает газ Украине, ЕС обеспокоен ("The Guardian", Великобритания)