Пока один президент готовится покинуть свой пост, а другой - вступить в должность, в российском руководстве идет борьба за власть и деньги

Церемония инаугурации Дмитрия Медведева - она состоится 7 мая - наверняка станет весьма пышным мероприятием. Если все будет обставлено, как при вступлении в должность Владимира Путина в 2004 г., мы услышим звуки фанфар, увидим кремлевских гвардейцев в гусарской униформе 18 века [так в тексте - прим. перев.] и всех самых влиятельных людей России. Почетным гостем станет сам Путин - единственный лидер в истории страны, добровольно отказавшийся от престола в зените могущества. Вскоре он займет новую должность - главы правительства, и путинский протеже Медведев станет его начальником, по крайней мере, на бумаге.

Карьера большинства мужчин и женщин, что соберутся на инаугурацию, будет зависеть от их способности занять правильную позицию по отношению к обоим лидерам. Путин поясняет: премьер-министр возглавляет в России 'исполнительную власть', и буквально каждый высокопоставленный чиновник в стране обязан свой должностью именно ему. В то же время российская конституция 1993 г. дает президенту широчайшие, в том числе и чрезвычайные, полномочия: в частности, он может в любой момент отправить премьера и правительство в отставку. При этом в феврале Медведев заявил о своем намерении устроить 'генеральную уборку'. 'Должность - не источник доходов', - отметил он, вызвав нервную дрожь у российской элиты. 'Мы вступаем в период высокой волатильности в высших эшелонах власти', - полагает Дмитрий Тренин из Московского центра Карнеги.

Перед Медведевым стоит непростая задача. 'Белый дом' - так называется резиденция российского правительства - превратится в альтернативный центр власти во главе с Путиным, что не может не подрывать авторитет президента. И у Путина хватает влияния, чтобы 'застолбить за собой' любую сферу внутренней политики, какую он пожелает. Позиционируя себя как будущего 'главу исполнительной власти', он, возможно, стремится потеснить Медведева, оставив ему лишь внешнеполитические вопросы. Кроме того, возможности Медведева будут ограничивать интересы бюрократов, возглавляющих политически влиятельные кланы. К примеру, замглавы кремлевской администрации Игорь Сечин не только возглавляет государственного нефтяного гиганта 'Роснефть', но и, вместе с руководителем Федеральной службы безопасности Николаем Патрушевым, является неформальным лидером клана 'ястребов' - ветеранов спецслужб, которых называют 'силовиками'.

То, как Медведев будет действовать по отношению к этим кланам, станет одним из ключевых критериев, позволяющих судить о реальности его власти. 'Нельзя сесть на поток и считать, будто жизнь удалась. Уходи из чиновников и зарабатывай в частном бизнесе. Если не понимаешь этого или не готов жить по правилам, будем наказывать по всей строгости закона, - предостерег он в феврале. - Хирургия необходима, чтобы привести в чувство некоторых особо зарвавшихся товарищей'.

Тем не менее, по словам председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, как минимум в течение последнего года Сечин ведет себя так, будто его клан - это 'государство в государстве', независимое даже от Путина. По оценке Кабанова 'бизнесмены в погонах', связанные со спецслужбами и Кремлем, прямо или косвенно контролируют активы общей стоимостью в 300 миллиардов долларов. 'Главная опасность, подстерегающая сегодня Россию, связана с тем, что силовики пойдут на все, чтобы удержать власть и сохранить свой бизнес', - предупреждает он.

Отстранение от власти таких силовиков - дело небезопасное: оно может завершиться 'гражданской войной' внутри спецслужб. 'Медведев и Путин сейчас думают о том, как избежать наихудшего сценария', то есть междоусобицы кланов, борющихся за выживание, - отмечает связанный с Кремлем депутат Думы Сергей Марков. - Им крайне важно договориться о том, как уравновесить влияние силовиков - во многом обладающих самостоятельностью и контролирующих все крупнейшие фирмы России'. Станислав Белковский из московского Института национальной стратегии прогнозирует: Медведев не станет мстить силовикам, в прошлом году, во время закулисных баталий вокруг кандидатуры путинского преемника, поддержавшим его конкурента - бывшего министра обороны Сергея Иванова. Вместо этого их без лишнего шума переведут на высокооплачиваемые 'синекуры' в государственных корпорациях. Однако на более низких уровнях властной пирамиды Медведев, по словам Белковского, проведет перестановки - хотя бы для того, чтобы как-то подтвердить делом свои обещания усилить борьбу с коррупцией.

Сегодня, в ожидании весенней антикоррупционной кампании Медведева, многие аппаратчики стараются, пока есть время, выжать из своих должностей максимум денег. 'Почти все мои клиенты говорят об увеличении 'откатов' бюрократам и полиции, - рассказывает один крупный московский банкир, просивший не называть его имени в связи с обсуждением дел его клиентов. - Каждый чиновник в Москве старается повысить свое 'выходное пособие''. Таким образом, если Медведев хочет обладать сколько-нибудь реальной властью, ему придется искоренять порожденную Путиным 'культуру мздоимства' - и одновременно защищать от преследования ближайших друзей нынешнего президента. На церемонии его инаугурации многих из гостей наверняка будет мучить вопрос - в какую из двух категорий попадут они сами?

__________________________________________________________

Шанс Медведева на перемирие ("The Financial Times", Великобритания)

Шанс исправить отношения с Россией ("The Boston Globe", США)

Дэвид Рэмник: Россия: Дым над водой* ("New Yorker", США)

Россия: Большой хулиган ("Newsweek", США)