Англичане уходят, не прощаясь. Владимир Путин прощается и не уходит. Президентские выборы в России были очередным этапом операции по передаче власти. Однако мы все еще не знаем, как Кремль справится с проблемой, которая мучила Путина последние четыре года: 'проблемой 2008 года'.

У России новый президент. Дмитрий Медведев, верный товарищ Путина, получил 70 процентов голосов при явке в 70 процентов. Все было предсказуемо: кто первый, кто второй. Корпорация-Федерация обеспечила себе преемственность власти и возможность пользоваться государственными ресурсами. Интрига начинается только теперь, когда ставятся следующие вопросы: Как Россия перенесет очередной эксперимент с приспособлением политической системы к потребностям группы, контролирующей власть? Какие результаты принесет раздвоения властного центра? Кто будет править Россией?

Проблема преемственности

Высокопарные заверения властей в том, что выборы президента (безальтернативные, расписанные и контролируемые) являются подтверждением демократического характера России, были частью ритуала. Со сцены, установленной под конец дня выборов у стен Кремля, на которой давали концерт дежурные звезды эстрады, Путин повторил эту мантру. Молодежь рвала глотки: 'Путин! Путин!', хотя ведущий призывал выкрикивать 'Вперед, Россия' (это избирательный лозунг Медведева и название движения, поддерживающего его усилия по восхождению к вершинам власти).

Возглас 'Путин! Путин!', по крайней мере, еще какое-то время останется самым любимым у масс. Одновременно с заявлением о том, что он больше не будет президентом, Путин сообщил, что станет премьером. Съел печенье и оно у меня есть? Скорее, не ем печенье, но не знаю, есть оно у меня или нет. Удивительная и рискованная комбинация.

Но об этом позже. Теперь вернемся на несколько лет назад. Предыдущие президентские выборы 2004 г., также безальтернативные, расписанные и контролируемые, принесли победу действующему президенту уже в первом туре. Сразу же после церемонии инаугурации началась дискуссия во властных кругах, среди политологов и журналистов. О чем? Нет, не о задачах, стоящих перед Путиным во время второго срока, а о том, что будет в 2008 г., когда этот срок подойдет к концу. Предположений было множество. Чаще всего звучала версия о том, что Путин изменит конституцию, отменит ограничение в два президентских срока и будет править, править, править. Однако на изменение конституции он не пошел, хотя это было бы просто: карманный парламент принял бы любое решение, придуманное в Кремле.

Самый важный вопрос, который задавался все это время, звучал так: как поступит Путин по окончании второго срока? У него самого не было ответа. И нельзя сказать, знает ли он его сейчас. Одна из версий предусматривала, что экс-президент, устав от политики, хочет отойти от дел и беззаботно пожить в безопасном месте, отдохнуть на яхтах в обществе близких друзей. Возможно, эта мечта сбудется через какое-то время, когда будет решен важнейший вопрос передачи власти: кто будет править Россией, и кто даст железные гарантии безопасности Путину.

Времянка надолго?

Похоже, что Путин, назначив преемника и, заявив вместе с тем о намерении занять пост премьера, не нашел решения. Он лишь отодвинул его во времени. Ведь это решение временное. Но времянки, бывает, стоят долго.

По всей видимости, Путин решил, что не может уйти, потому что его окружение съест Медведева с потрохами и начнет драться за самые лакомые куски государственного торта, после чего ювелирная властная конструкция рухнет и, в результате, съедят его самого.

Формально Медведев должен воцариться над бурной стихией кремлевских кланов: он не первый год состоит в правящей корпорации, знает сильные стороны и слабости главных игроков. Теперь он, как президент, обладает широкими полномочиями, имея, например, право роспуска правительства. До сих пор премьер был техническим руководителем, которого колотили за неудачи, в то время, как президент был ни чем не виноват. Позволит ли Путин свести себя к такой роли? А, может быть, среди высоких кремлевских чиновников, осыпанных дождем нефтедолларов, есть люди, которым уже надоел заносчивый бывший полковник КГБ и они захотят от него избавиться и поставить на новую лошадь?

Герметичная власть в России может измениться только путем дворцового переворота, а не демократических процедур. Нам в точности не известно, каково соотношение сил между кремлевскими фракциями, а чужаки в этой борьбе за власть не имеют значения. Еще до недавних пор такие же шансы на занятие президентского кресла имел второй вице-премьер Сергей Иванов, представитель консервативного клана. Кстати, интересно, почему Путин не выставил на выборах обоих помазанников: Иванова и Медведева. Это были бы выборы, дающие альтернативу. Между тем, он решил сделать выбор сам, за общество. Скорее всего, он опасался открытой войны кланов, ставящих на своих кандидатов. Это могло бы разрушить всю систему.

Под кого ложиться?

Что дальше? Раздвоение центра власти может привести к неуверенности элит в том, 'под кого ложиться' - так россияне определяют состояние служебного подчинения. Кроме того, для амбициозных представителей элиты оно может быть соблазном использовать переходный период для реализации собственных деловых интересов. В России традиционно есть один центр власти и известно, 'под кого ложиться'. Элита может воспринять ситуацию с премьером Путиным и президентом Медведевым как ловушку и минное поле, генерирующее состояние выжидания, а, может, и заговорщичества.

Накануне выборов появилось множество противоречивых сигналов о том, что возникнет из чиновничьей туманности. Сначала Путин заявил, что станет премьером (деградация). А затем представил стратегию развития России до 2020 г., поставил задачи, погрозил всем пальчиком и дал понять, что будет следить за тем, чтобы преемники не испортили его великолепные достижения. Так что он занял место суперарбитра, который не позволит выбить себя из седла. Провозгласил несколько тезисов, свидетельствующих о намерении продолжать жесткую политику, без уступок. А Медведев строил свой имидж на либеральном, мягком и социальном подходе, прославлял свободу и демократию.

Значит ли это что-нибудь? Говорит ли это о будущих спорах? Мы можем лишь строить домыслы, так как нам не известно самое главное: в чем заключается договоренность между Медведевым и Путиным. Ведь именно соглашения, достигнутые между ними и в рамках правящей корпорации, привели к тому, что Медведев стал президентом. А не воля избирателей. А избиратели - немного одураченные пропагандой успеха, которую без стеснения ведет государственное телевидение, а немного из убежденности в том, что лучше поддержать то, что известно и с чем можно как-то жить - пошли к урнам, потому что предпочитают покой и стабилизацию. Ну и надеются на то, что Медведев даст им эту иллюзорную безопасность.

Но настанет ли она? Определенные общественные и экономические проблемы были заметены на время выборов под ковер (растущая инфляция, замороженные цены на основные продукты, последствия мирового экономического кризиса). Теперь с этим должен справляться новый президент.

В интересах корпорации

До сих пор Медведев был верной тенью наставника. В психологических портретах подчеркивалась его небывалая лояльность и способность вести закулисные игры. То, что он выиграет, было ясно с того момента, как Путин его помазал на царство. Избирателям было дано право в лучшем случае принять участие в плебисците о поддержке властей (на полях: необычайно высокий результат кандидата коммунистов Зюганова - 19 процентов - свидетельствует о большом потенциале недовольства). При этом власти старались обеспечить максимальную явку. Практически не было плакатов, агитирующих голосовать за конкретного кандидата. Вместо этого были призывы принять участие в голосовании. Чем выше явка, тем важнее легитимация власти.

Но дело было не только в этом. Причины этих хлопот объясняет в оппозиционной интернет-газете 'Ежедневный журнал' Александр Подрабинек: 'Желание получить на выборах высокую явку продиктовано теми же соображениями, которые диктовали обязанность поголовной явки на выборы в советские времена. Ведь тогда выборы в 'парламент' были еще большей профанацией, даже кандидат всегда был только один, а уж про подсчет голосов и говорить нечего. Однако ходить на выборы предписывалось всем, и довольно жестко. Открыто отказавшихся идти на выборы, хотя и не сажали, но брали на заметку партийные органы и КГБ. Тогда это было важнейшим ритуалом добровольной поддержки коммунистической власти. Важнейшим именно в силу добровольности. Принудить можно было кого угодно к чему угодно, механизм репрессий был идеально отлажен и работал практически бесперебойно. Но важно было получить от всех граждан добровольное согласие с ложью и произволом советской системы.

Сегодня Кремль, безусловно, уверен в победе своего ставленника. Сомневаться в этом у них нет никаких оснований. Но им еще нужно и согласие избирателей с созданной ими системой имитации выборов. Им необходимо широкое народное участие в ритуале, чтобы повязать всех общей ложью, общим участием в этом очевидном для всех фарсе. И чем очевиднее фарс, тем больше их желание прогнуть избирателей, заставить их смириться с неизбежностью произвола и бессмысленностью гражданского протеста'.

Медведев говорит о свободе и демократии. Но, будучи человеком, принадлежащим к путинской Корпорации-Федерации, он будет стоять на страже интересов группы, а не идеалов. Разве что он решится на крутой поворот: снимет намордник, наложенный на СМИ, выпустит из тюрьмы Ходорковского, пойдет навстречу Западу. Но сегодня более вероятным кажется продолжение курса Путина - и обеспечение кремлевскому двору доступа к благам.

_________________________________________________

Смена царей - новый президент России должен стать Путиным в версии 'soft' ("Wprost", Польша)

Who are you, Mr. Medveputin? ("Зеркало Недели", Украина)

Пусть лучше Медведев будет президентом России, чем Мистер Бин ("El Pais", Испания)