Поскольку все мы как-то выдержали долгие переливания из пустого в порожнее относительно того, кем на самом деле окажется новый президент России Дмитрий Медведев (тем более что мы уже скоро и так все узнаем), давайте более внимательно рассмотрим другой вопрос, также вызывающий ожесточенные споры: способны ли русские к демократии вообще?

Многие, как по нашу, так и по их сторону границы, говорят, что у российского народа нет никаких демократических традиций, что он всему на свете предпочитает железную руку автократа и что Россия - слишком большая, слишком разнообразная и слишком беспорядочная страна, чтобы ею можно было править как-то по-другому. Владимир Путин выражается более тонко: он считает, что российский народ еще не готов к демократии и его нужно подвести к ней 'вручную', а в противном случае наступит хаос и все пойдет прахом. И в этом, честно говоря, он напоминает мне одного британца, любившего говорить*, что предоставление Индии независимости надо отложить до тех пор, пока туземцы не смогут управлять собой самостоятельно.

Когда у них появляется такая возможность, русские - как и афганцы, иракцы, пакистанцы и все остальные - активно идут на избирательные участки и выражают свои взгляды через избирательный бюллетень. Естественно, одного этого недостаточно для построения реально работающей демократии ни в одной стране. Однако результатом все равно становится истинное выражение взглядов населения. Большинство простых жителей России в годы хаоса, унижений, нищеты и коррупции, сопровождавших правление Ельцина, получили такую прививку от западной общественной модели, и сегодня они настолько разозлены бесконечными поучениями и непродуманными советами Запада, что вполне готовы расплатиться демократией за стабильность и рост благосостояния, которые принесли им годы Путина. Поэтому на последних парламентских и затем президентских выборах они дважды сказали свое слово: они за то, чтобы 'система Путина' продолжалась. В нынешних обстоятельствах это был разумный выбор.

Чтобы получить нужный результат, российская власть прибегла к возмутительным манипуляциям избирательным процессом, и это любопытный признак не силы Путина, а, напротив, его слабости: никто не сомневался, что большинство народа проголосует так, как хочет власть, и без этого, руководствуясь собственными соображениями. И, тем не менее, оба раза выборы были достаточно легитимны, несмотря на многие темные места. Второго марта людям все-таки предложили выбор, и многие им воспользовались. Каждый пятый проголосовал за ветерана-коммуниста Геннадия Зюганова - их оказалось раза в два больше, чем многие предсказывали. Каждый десятый выбрал крайне правого политического шоумена Владимира Жириновского.

Да, нам не нравятся эти результаты - когда кто-то голосует не так, как, по-твоему, должен был, кому же это понравится. Но то, что произошло в России, в корне отличается от того, что произошло в 2006 году в том же Казахстане, где президент Нурсултан Назарбаев, к тому моменту управлявший страной уже 17 лет, был переизбран еще на семь лет большинством в 95 процентов голосов.

Весь смысл демократии состоит в том, чтобы, если у власти оказываются мерзавцы, их можно было бы вышвырнуть вон. Что ж, значит, сегодня русских вполне устраивают их мерзавцы. В марте 1989 года, когда Михаил Горбачев организовал в России первые для стран Варшавского договора соревновательные выборы, вся избирательная система тоже была 'заточена' исключительно под сохранение властной монополии Коммунистической партии. Но народ сумел отделить агнцев от козлищ. По всей России народ, очень грамотно воспользовавшись бюллетенем как тактическим приемом, вышвырнул из своих кресел боссов Москвы, Ленинграда и Киева, четверть партийных секретарей регионов, огромную массу генералов и других людей, которые его не устраивали.

Почему этот замечательный демократический эксперимент провалился? Тому было много причин: и чувство национального унижения, сопровождавшее распад Советского Союза, и нищета, и неспособность представителей либеральной интеллигенции, вообразивших себя 'совестью нации', договориться о курсе страны даже между собой, и решимость жестких людей в армии и в партии вернуть утерянное.

Все это, однако, никоим образом не означает, что русские 'генетически' неспособны жить при демократии. Да, их история и культура отнюдь не располагает к этому, потому что большую часть своей истории Россия действительно была авторитарным, закрытым и имперским государством. Но и здесь я напомнил бы о поучительном примере Индии - государстве, население которого во много раз больше, чем население России, еще более разнообразно в культурном отношении и имеет такую же непрерывную историю автократическо-имперского правления. Тем не менее, Индия в последние 60 лет стала образцом успешной демократии.

Да, такой демократии у русских сегодня нет. Однако сегодня у них есть такая степень личного благосостояния - пусть и на ненадежной основе, - такая степень доступа к информации, свободы передвижения и даже выражения собственных взглядов, пусть и с ограничениями, какой не было никогда. И говорить, что они не имеют права продолжать строить собственную версию демократии - это своего рода расизм. Да, это займет у них десятилетия; да, может быть, пройдет не одно поколение; строительство демократии - это всегда долгий процесс. Но если это смогли сделать индийцы - значит, смогут и русские.

Вспомним, сколь прозорлив был великий эксперт по России Джордж Кеннан (George Kennan), еще в 1951 году, в самый разгар 'холодной войны' написавший: 'Когда Советская власть придет к своему концу, . . не будем с нервным нетерпением следить за работой людей, пришедших ей на смену, и ежедневно прикладывать лакмусовую бумажку к их политической физиономии, определяя, насколько они отвечают нашему представлению о "демократах". Дайте им время; дайте им возможность быть русскими; дайте им возможность разрешить их внутренние проблемы по-своему. Пути, которыми народы достигают достойного и просвещенного государственного строя, представляют собою глубочайшие и интимнейшие процессы национальной жизни. Иностранцам эти пути часто непонятны и иностранное вмешательство в эти процессы не может принести ничего, кроме вреда (перевод М.М. Карповича - прим. ред.)'.

Вряд ли можно найти более мудрый совет, который был бы столь же блаженно проигнорирован нашими политиками. Словно христианские миссионеры в свое время, они думают, что наш долг - распространение демократического евангелия любыми средствами, вплоть до военной силы - за которую, кстати, они к тому же не желают платить. Неудивительно, что подобная перспектива кажется подозрительной русским - и не только им.

Сэр Родрик Брэйтуэйт - посол Великобритании в Москве во времена распада Советского Союза. Его последняя книга - "Москва, 1941: город, его жители и война" ("Moscow 1941: A City And Its People At War") - вышла в свет в издательстве Profile Books в 2006 году.

* * *

* У. Черчилль в течение 8 лет сопротивлялся рассмотрению в парламенте законопроекта о предоставлении Индии официальной независимости (Вернуться к тексту статьи)

_______________________________________________

Выборы: обман, за который России должно быть стыдно ("The Financial Times", Великобритания)

Сила выборов ("The Telegraph", Индия)

Как мы можем, сидя в Дели, судить о том, была ли подтасовка? ("The Telegraph", Индия)

Самозваные охранители демократии служат ей плохую службу ("The Guardian", Великобритания)