У России - новый 'начальник', но он ничем не отличается от прежнего

Избрание нового президента России не следует путать с переходом к демократии. Лично отобранный Владимиром Путиным преемник, первый вице-премьер Дмитрий Медведев, баллотировался фактически в отсутствие конкуренции, и исход выборов особых сомнений не вызывал. Однако теперь Медведев станет объектом самой энергичной пиаровской кампании Москвы с тех пор, как четверть века назад в результате такого же ребрендинга жестокий шеф КГБ Юрий Андропов был превращен в либерала, любителя виски и джаза. На сей раз цель состоит в том, чтобы представить Медведева человеком, способным существенным образом изменить политику Москвы, проводившуюся в путинский период.

В ходе почти комедийной 'предвыборной кампании' Медведев старался избегать интервью, отвечая для проформы лишь на минимальное количество вопросов, задаваемых к тому же только 'избранными' журналистами. Они, в свою очередь, пишут напыщенные статьи о том, какое чудное и светлое будущее ждет Россию при новом президенте.

Что же касается заявлений самого Медведева, то они пестрят расплывчатыми 'общими фразами' и 'красивыми словами', создающими впечатление о том, что он - твердый сторонник гражданских свобод. 'Речь идет о свободе во всех ее проявлениях: о личной свободе, об экономической свободе, наконец, о свободе самовыражения, - отмечал он в одном из предвыборных выступлений. - На ближайшие четыре года ключевым приоритетом нашей работы будет обеспечение подлинной независимости судебной системы от исполнительной и законодательной власти'.

За это, Медведеву, наверно, запоют осанну британские банкиры (жаждущие заполучить в свои хранилища капиталы, нажитые высокопоставленными кремлевскими чиновниками) и журналисты из Economist, но бывший глава 'ЮКОСа' Михаил Ходорковский, надо думать, задается вопросом: уж не с Луны ли свалился этот свободолюбивый избранный президент? Сегодня владелец 'ЮКОСа' гниет в сибирской тюрьме, куда он попал после процесса, в ходе которого всякому, кто не состоит на жалованье у Кремля, стало ясно, что власть контролирует каждый шаг судебной системы, что она заранее продиктовала судьям приговор и добилась отклонения апелляции подсудимого в рекордно короткий срок.

Независимость судебной системы от исполнительной и законодательной власти? С таким же успехом можно обещать, что московские бюрократы перестанут брать взятки, а водители начнут соблюдать правила уличного движения. По этому поводу, слегка перефразировав предвыборный лозунг Барака Обамы (Barack Obama), можно заметить: это перемены, в которые нельзя поверить.

Но 'мирное наступление' по типу 'Андропов - тайный либерал' идет своим чередом. 'Его колыбель - университет, со всеми своими традициями', - уверяет на страницах Washington Post Игорь Бунин, глава московского Центра политических технологий. Задача нового президента - 'привести Россию в ряды цивилизованных стран. Для Медведева это важнее, чем просто величие страны'.

Другие комментаторы стараются проявлять больше объективности. 'Сегодня, когда предвыборная кампания завершена, я могу сказать, что по-прежнему ничего о нем не знаю, - цитирует Washington Post редактора российского журнала 'Профиль' Георгия Бовта. - Он умен, воспитан, образован - вот все, что я могу сказать. Но как он будет управлять страной? Нам это неизвестно'.

Однако правду о том, по каким причинам Путин остановил свой выбор на Медведеве, и что можно ожидать от него в дальнейшем, можно услышать лишь от очень немногих специалистов. 'Медведев будет перчаткой на руке путинской группы, - заметил в интервью корреспонденту Washington Post Питеру Финну (Peter Finn) московский политолог Дмитрий Орешкин. - Парламент лоялен Путину. Спецслужбы лояльны Путину. СМИ контролируются Путиным. Любой самостоятельный шаг Медведева будет воспринят как объявление войны нынешней элите, и она нанесет ответный удар'.

В основе контроля 'силовиков' - клики разведчиков, военных и сотрудников правоохранительных органов, правящей в Кремле - над институтами государства лежат две черты российской власти, сохранившиеся в неизменности с советских - и даже с царских - времен. Во-первых, борьба за кресло главы государства начинается отнюдь не в тот момент, когда действующий лидер уходит (как это сделал Борис Ельцин в последний день 1999 г.) или умирает (как в советские времена). Представители высшего руководства постоянно соперничают в борьбе за влияние, формируют альянсы, и определяют, как занять наиболее выгодную позицию, чтобы оказаться 'у руля', задолго до отставки или смерти лидера, и выборов его преемника. Когда же 'новичок' вступает в должность, его противники не оставляют попыток блокировать его действия, сорвать его инициативы, и вообще, всячески мешают ему предпринимать шаги, не отвечающие их интересам.

Что же касается второй особенности, то именно она, пожалуй, позволяет лучше всего понять, почему Путин выбрал не кого-то из 'ближнего круга' силовиков, а петербургского юриста Медведева, не замеченного в связях со спецслужбами. Вспомним: какое-то время фаворитом считался давний коллега Путина по КГБ Сергей Иванов. Он, и другие силовики, наверняка недовольны 'назначением' Медведева. Но это полностью устраивает Путина. Повернувшись спиной к 'своим' и возвысив Медведева, он провоцирует распри и междоусобицы на вершине власти. И именно к нему будут апеллировать противоборствующие стороны. Как любой настоящий диктатор, Путин понимает, что уникальное положение арбитра позволит ему и дальше играть роль закулисного 'кукловода'.

Кроме того, действующий президент, который уже вскоре станет бывшим, четко заявил о своих намерениях, обрисовав, какую роль он будет играть после того, как Медведев назначит его премьер-министром - никаких предельных сроков пребывания в этой должности в законодательстве не прописано. 'Высшая исполнительная власть в стране - это Правительство Российской Федерации во главе с Председателем Правительства', - заметил он, давая понять, что останется у руля независимо от того, кто будет занимать президентские апартаменты в Кремле. Поскольку во всех кабинетах российских государственных учреждений на стене висит фотография президента, на пресс-конференции Путину задали вопрос: будет ли в его премьерском кабинете портрет Медведева? Тот счел этот вопрос тривиальным, но ответил: нет, портрет он вешать не будет.

В общем, судя по всему, не так уж важно, является ли Медведев 'тайным' либералом или даже сторонником гражданских свобод. Главное в другом: если у него и есть какие-то планы по изменению ситуации в России, они, скорее всего так и останутся 'тайными'.

Рейбен Ф. Джонсон - обозреватель, специализирующийся на политических проблемах в России

* * *

* Речь идет о лозунге 'Перемены, в которые можно верить' (Change we can believe in). (Вернуться к тексту статьи)

__________________________________________________________

Дэвид Рэмник: Россия: Дым над водой* ("New Yorker", США)

Россия: Большой хулиган ("Newsweek", США)

Вся власть Путведеву ("The Guardian", Великобритания)

Пиар-технологии на службе 'нанопрезидента' ("The Guardian", Великобритания)

Осторожно: Дмитрий Медвед... ев ("The Times", Великобритания)