Политический аналитик Дмитрий Орешкин объясняет игру, которую ведет Владимир Путин, и процесс смены главы российского государства.

Избрание Дмитрия Медведева 2 марта президентом России оставило открытым вопрос об эффективности российской власти. Российский политический аналитик Дмитрий Орешкин, который приехал в Швейцарию на международный форум по правам человека и кинематографический фестиваль, делится своим видением ситуации в России.

- Каждый интерпретирует по-своему передачу власти от Путина к Медведеву. А каково Ваше мнение?

- Владимир Путин из власти не ушел. Он контролирует ситуацию в рамках конституции. За время своего президентства он смог установить контроль над парламентом, СМИ, региональными, военными и экономическими элитами. Он был единственным лидером, но ему удалось частично распределить власть между многочисленными группировками и выработать консенсус среди элит. Он не стал менять конституцию только потому, что надеется, что, будучи премьер-министром, он сможет нейтрализовать президента.

- Значит ли это, что аппарат подчиняется ему?

- Владимир Путин всегда может рассчитывать на часть силовиков (агентов секретных служб и ФСБ, преемницы КГБ - прим. Le Temps).

- Какое пространство остается тогда для Дмитрия Медведева?

- Его коридор власти очень узок. Большинство СМИ контролируются Путиным. Если новый президент захочет проводить другой политический курс, ему будет очень трудно донести свои планы до населения. Медведев, когда был главой совета директоров 'Газпрома', мог рассчитывать на поддержку этой корпорации. Но после назначения главой компании путинского человека Зубкова, ситуация изменилась.

- То есть речь идет о продолжении путинской власти, в видоизмененной форме . . .

- Эта передача власти открывает новые перспективы. 'Вертикаль власти' теперь имеет два центра - один в Кремле, другой в Белом Доме. Эти два центра российской власти будет вынуждены находить компромиссные решения, достигать консенсуса. Для России это хорошо. Это -демократия 'made in Russia'.

- Каковы главные задачи, стоящие перед Медведевым?

- Ему придется вести борьбу с коррупцией. Возьмите, к примеру, Рамзана Кадырова. Он ежегодно получает 1,5 миллиард долларов для своей чеченской республики. Часть этих денег он оставляет для своей семьи, но зато Единая Россия на выборах в декабре получила 99% голосов, а Медведев в марте - 92%.

Медведеву придется также соответствовать высокой планке ожиданий, заданной Путиным. Люди поверили Путину, но они начинают задаваться вопросом, почему их зарплаты или пенсии не растут пропорционально увеличению цен на нефть.

Медведеву придется также сократить бюрократический аппарат. При Путине он разросся до 600 000 чиновников. Администрация достигла тех же размеров, как в 1982 году при Брежневе.

- А что Вы можете сказать о правах человека?

- В советские времена образованные люди выступали против нарушения прав человека. Это был способ противостоять врагу, государству. Теперь все по-другому. Люди разочаровались в деятельности правозащитников, они считают их агентами Запада, которые хотят ослабить Россию. Однако если в 1968 году на демонстрацию протеста против ввода советских войск в Чехословакию протестовали только восемь человек, то сегодня на улицы вышли бы тысячи.

________________________

Перемены, в которые нельзя верить ("The Weekly Standard", США)

Корпоративная монархия перед урнами("Tygodnik Powszechny", Польша)

Россия: Дым над водой("New Yorker", США)