Редакция московской 'Новой газеты' совершенно не похожа на поле битвы. Это несколько тесных комнат, залитых люминесцентным светом, в которых царит тишина как в читальном зале библиотеки. Но за закрытыми дверями кипит работа. Молодые журналисты (средний возраст которых составляет 30 лет) обдумывают свои сюжеты и рассматривают фотографии, которые будут напечатаны в следующем номере газеты. У них очень опасная работа - быть активным рупором оппозиции в России Владимира Путина.

Чтобы понять редакционную политику газеты, достаточно поговорить с ее главным редактором Дмитрием Муратовым. 'Путин создал самую крупную, самую богатую бюрократию в мире, которая вытягивает деньги у общества'. Муратов называет силовиков (фракция сторонников силовой политики из министерства обороны, министерства внутренних дел и тайной полиции) 'бизнесменами, которые думают только о том, как обогатиться'.

По российским меркам, это сродни объявлению войны, и у 'Новой газеты' в этой войне есть потери. В 2000 году был до смерти избит репортер Игорь Домников; в 2003 году был отравлен заместитель редактора Юрий Щекочихин; в 2006 году застрелили журналистку Анну Политковскую, известную своим освещением событий второй чеченской войны.

Но газете все равно нравится играть роль боевого отряда журналистики. Она не претендует на объективность. 'Новая газета', может быть, и прозападная, однако те материалы, которые она публикует, вряд ли подойдут для какого-нибудь издания в США, где от репортера требуют выслушивать обе стороны. Здесь журналист должен не столько добывать новости, сколько находить такую информацию, которая подтверждает общее мнение редакции: Кремль плохой, аппарат безопасности плохой, интеллигенция хорошая, Запад и либералы правы.

На Западе широко распространено мнение (возможно, ошибочное) о том, что убийство этих журналистов организовал кто-то из Кремля, потому что они плохо говорили (или собирались говорить) о Путине. Это мнение основано на другом ошибочном предположении - что 'Новая газета' представляет опасность для Кремля. Читательская аудитория этого еженедельного издания - 1 миллион человек, однако ее страстные антипутинские выступления не оказывают большого влияния. На недавних президентских выборах основной либеральный кандидат получил всего 1,3 процента голосов избирателей, в то время как преемник Путина Дмитрий Медведев набрал 70 с лишним процентов. А что касается гибели Политковской, то она вызвала негодование за рубежом, однако в России практически всем это было безразлично.

В такой ситуации Муратов и его злые и горячие молодые журналисты скорее оказывают Кремлю услугу, а не наносят ему ущерб. Нет лучше способа защититься от обвинений в репрессиях, чем показать пальцем на активно действующую газету, которая никогда ничего хорошего о тебе не писала. Кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков говорит: 'Когда люди заявляют, что у России нет свободных средств массовой информации, они полностью забывают о существовании 'Новой газеты'. Безусловно, эта газета вполне либеральна, она часто выступает против официальной точки зрения ... Мы не всегда согласны с тем, что там публикуется, но это нормальные взаимоотношения между органами власти и средствами массовой информации'. Иными словами: хоть Запад нас и поучает, но наша пресса такая же неугомонная и буйная, как и там.

Но если даже Кремль ловко пользуется 'Новой газетой' как щитом, в этой стране нет никакого другого голоса, способного столь же ярко показывать события в России и ее влиятельных игроков в альтернативном свете.

В одном из последних номеров на первой странице была помещена фотография министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой в дорогих брюках в тонкую полоску, с крестом, инкрустированным драгоценными камнями и с модной (видимо, итальянской) сумочкой. Внутри репортер Роман Шлейнов поместил подробную статью (под заголовком 'Суперсемья') о Голиковой, ее муже - министре промышленности и энергетики Викторе Христенко, и о их сыне Владимире, который сегодня работает в металлургической компании под руководством одного из старых друзей своих родителей.

Такова уж 'Новая газета': наполовину таблоид, наполовину центр журналистских расследований, полный предвзятости и необъективности. Но все равно она - главный голос Москвы, говорящий власти правду.

___________________________________________________________

Россия тратит десятки миллионов на полировку своего имиджа за рубежом ("The Washington Post", США)

Кремль начинает более изощренно гасить лучи свободы ("The Wall Street Journal", США)