Традиционные весенние обострения, наблюдающиеся у определенной части населения, в этом году захватили массу вполне здоровых, на первый взгляд, людей. Дело в том, что, опустив свои бюллетени в урны для голосования, народ только потом стал обдумывать смысл своего 'свободного волеизъявления', что и привело многих на грань весьма нервного истощения. Но есть еще одна, и пожалуй, главная причина нестабильности мироощущения в каждой одной отдельно взятой голове. И заключается она в том, что впервые в истории России на политической арене действуют сразу два первых лица государства. Поэтому у Боливара (который просто вынужден нести двоих) стало сносить крышу на повороте истории.

Оптимисты уверяют, что ничего странного в этом нет. И даже хорошо, что теперь у каждой головы орла на российском гербе есть свой отдельный президент. Один - настоящий, а другой - избранный. Причем тот, который настоящий, - уже, по сути, не избранный. А который избранный - еще, по сути, не настоящий. Конечно, понятно, что вновь избранный Медведев вступит в должность 7 мая - в день инаугурации, но ведь пока этого не произошло, его запросто могут уволить с должности первого вице-премьера! От таких мыслей в голове происходит затмение.

На прошлой неделе состоялась встреча президента Путина с кабинетом министров. Хорошо, что еще не пришел Медведев. Иначе служба протокола даже не знала бы, куда его усадить. Рядом с президентом - еще рано, а возле премьера - уже поздно. А потом состоялась личная встреча Путина и Медведева. И если понятно, с кем говорил товарищ Медведев - с президентом! - то с кем разговаривал Владимир Владимирович - поди, догадайся. Не с вице-премьером же.

Примерно вот в таких гаданьях-раздумьях и коротает мирное население России свое рабочее время. И если производительность труда при этом несколько падает, то прибыль в казну все равно не уменьшается, поскольку аптеки значительно перевыполняют план по продажам успокоительных лекарств. А какая разница государству, откуда поступает прибыль - из аптек, скважин или вино-водочных магазинов?

Вообще, нынешняя весна наполнена просто изысканной мистикой. Фантастических совпадений, аналогий, самых разнообразных подтекстов невероятное количество. Вот, к примеру, выборы прошли 2 марта, в день рождения первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева. Официальные же итоги Центральная избирательная комиссия огласила 5 марта - в день смерти другого руководителя страны Иосифа Сталина. Один выстроил на костях железный занавес, второй его (в лице Берлинской стены) героически разрушил. В пространстве между этими фигурами и метались политические слухи в стране. Что грядет: оттепель или очередные заморозки?

Ночью после выборов Путин вел Медведева по Красной площади, где проходил почти праздничный концерт, венчавший радужные итоги голосования. И с трибуны только что избранный президент, подставляя лицо весеннему дождю, многозначительно произнес: 'Пришло другое время... года'. И только после многозначительной паузы сообщил, что это произойдет в полном соответствии со стратегией, выбранной президентом Путиным.

Да, отчаянно пахло патовой ситуацией марта 53-го. Когда один вождь уже 'ушел', а следующий был еще неизвестен. Когда одни радостно молчали, другие рыдали от горя, а третьи хладнокровно делили Абсолютную Власть, оставшуюся без присмотра. Но раздел наследства на сей раз имеет некую странность, ибо 'ушедший' демонстративно заявляет, что остается, а уже избранный просто не может не существовать. И в этой невероятной запутанности страна будет существовать до самой инаугурации, которая состоится в канун Дня Победы. Символично?

Кто станет главой администрации нового президента? Сменит ли Дмитрий Медведев директора ФСБ? Насколько независимо он будет определять вектор развития внешней политики? И вообще, станет ли он исполнительным президентом при главе правительства или попробует проявить самостоятельность и заработать свой собственный политический авторитет? Если попробует, то боюсь, что в наших аптеках еще долго будут в дефиците успокаивающие средства. Поскольку всякое смещение центра принятия решений всегда вызывает бурю в 'высших слоях атмосферы'. Ведь речь идет не только о должностях, но и огромной денежной массе.

Кстати, Владимир Путин все время подчеркивает, что работает исключительно на благо России, но надо отметить, что в реализации плана 'Преемник' он скорее обслуживал свои личные интересы. Трудно сказать, сознательно или нет, но он сделал все, чтобы ослабить позиции будущего президента. Ведь на Медведева, как на преемника, он указал только за сто дней до выборов, и это привело к тому, что новый президент не успел выработать свою собственную политическую стратегию. А ныне он просто вынужден обслуживать прежнюю! У него не собрана своя команда, а значит, в кадровых маневрах он сильно ограничен. Согласитесь, если думать о благе России и ее будущего президента, то назвать имя преемника Путин мог бы и гораздо раньше! И это значительно бы облегчило Медведеву вхождение во власть. Но - увы.

В России каждый правитель немного Сталин, или немного Хрущев, или немного Брежнев одновременно. В чистом виде эти ярчайшие фигуры прошлого уже не встречаются. И не потому, что мельчают люди, - просто страна вышла из эпохального периода развития и вошла в русло спокойной эволюции. Поэтому и вожди уже не трагического формата.

Ельцин, проявив бешеный нрав неадекватного грузинского семинариста, отдал приказ расстрелять из танков делегатов съезда победителей (парламент). Но, в отличие от товарища Сталина, этим и ограничился, а зачинщики переворота скоро были амнистированы. Проявив хрущевский темперамент, Борис Николаевич показал Западу не Кузькину мать, а просто загогулину. И он не стучал по трибуне башмаком, а лирично дирижировал симфоническим оркестром в Берлине. Похожесть на Брежнева проявилась у Ельцина в склонности к поцелуям, крепким рукопожатиям и крепким напиткам.

У Путина сталинские черточки проявились в жестком стремлении восстановить территориальную целостность. Правда, в отличие от товарища Сталина, он не депортировал чеченцев, а просто бомбил их и обстреливал из тяжелой артиллерии. Как и Леонид Ильич, Путин вернул ТВ в почти брежневский формат - 'все о нем и чуть-чуть о погоде'.

А чем режим Леонида Ильича, столетие которого мы так безмятежно и бережно отметили, отличается от режима Сталина, годовщину кончины которого тоже дружно отметила вся страна? Если Иосиф Виссарионович, по некоторым подсчетам, уничтожил почти треть народа, то Брежнев почти весь. Правда, только морально. Но что хуже - вопрос дискуссионный.

Ведь нравственное уничтожение всех - беда неизмеримая, последствия которой омрачают страну и по сей день. И если мы сетуем на то, что в России нет гражданского общества, то, видимо, корни его тотального отсутствия надо искать во времени Бровеносца. А если мы озабочены результатами недавнего слепого голосования, то надо думать о... Но пока мы думаем о Медведеве. Каким он станет? И на кого будет похож?

_________________________________________

Страна на бюллетене ("Русская Германия", Германия)

Уроки Владимира Владимировича ("Украинская правда", Украина)