У избранного президента РФ Дмитрия Медведева есть только один способ, чтобы освободиться от контроля со стороны Владимира Путина, и по иронии судьбы он должен в точности повторить то, что сделал действующий президент, став преемником Ельцина, а именно, организовать дворцовый переворот против своего недавнего наставника.

Разумеется, Путин и Медведев отличаются друг от друга биографией и характером. Тот Путин, которого выбрали когда-то Ельцин и люди из его окружения, в том числе, дочь президента и олигархи Березовский и Абрамович, был выходцем из советских спецслужб и, в лучшем случае, имел чисто случайное отношение к либеральной демократии. Медведев же - мягкий в обращении юрист, относящий себя к либералам и проработавший все эти годы в качестве госуправленца.

Надежда на то, что политическая система России станет менее централизованной, и в ней прибавится открытости и плюрализма, связана с тем, что теоретически Медведев может использовать президентские полномочия без лишней жалости, дабы избавиться от Путина и его окружения. Уходящему президенту это прекрасно известно, а потому несколько месяцев назад он объявил о том, что намерен стать премьер-министром при новом главе государства. Лишенный реальных постов в политике, а значит, и власти над армией и службой безопасности, Путин стал бы уязвим в случае возможного предательства со стороны своего преемника.

О сегодняшнем состоянии России красноречиво свидетельствует тот факт, что подковерные игры в Кремле обсуждаются в том же ключе, как это было принято когда-то в среде западных советологов. Лилия Шевцова, ведущий специалист московского Центра Карнеги, напоминает, что в середине 50-х годов голосовавшие за Хрущева члены Политбюро думали, что ставят у руля Советского государства 'слабака', которым они сумеют легко управлять в дальнейшем. Этот самый 'слабак' в итоге предал гласности преступления сталинского режима. Те, кто поставил в 60-е на Брежнева, тоже наивно полагали, что он станет временной фигурой.

Уже в начале своего президентства Путин осознал необходимость привлечь в свое окружение представителей соперничающих кланов, чтобы сохранить собственную власть и усилить конкуренцию между ними к тому моменту, когда нужно будет выбирать преемника. В сущности, мы говорим о трех лагерях: друзья Путина из спецслужб; небольшая группа технократов, сторонников свободного рынка; и прагматики, к которым принадлежал, в частности, Дмитрий Медведев. Цель Путина в данный момент очевидна: ослабить нового президента, окружить его противоборствующими кланами вместо единой группировки, которую Медведев мог бы поглотить не хуже любого фагоцита.

Никто пока не в состоянии сказать, сумеет ли Медведев освободиться от пуповины, и уж тем более, может ли смена руководства привести в данном случае к чему-то, что напоминало бы либеральную демократию и правовое государство. Если принять в расчет российскую традицию и властные полномочия, которыми президент облечен согласно действующей Конституции, то нельзя отбрасывать возможность того, что Медведев освободится от путинского корсета.

Куда менее вероятно то, что, на самом деле, обладает большим значением, а именно модификация самой системы. Чтобы добиться этого, Медведеву пришлось бы обуздать военных и прочих силовиков, дать полную волю оппозиционным движениям типа 'Другой России' Гарри Каспарова, восстановить независимость СМИ и приватизировать нефтегазовый комплекс огромных размеров, включая 'Газпром' и 'Роснефть', которая поглотила в свое время 'ЮКОС'. Бывший владелец этой компании, Михаил Ходорковский, был отправлен в сибирскую колонию, поскольку посмел бросить вызов хозяину Кремля.

Ряд факторов помог Путину вернуть Россию к давней традиции самодержавия в союзе с православной верой. Одним из них стал экономический подъем последнего десятилетия. Относительная открытость российской экономики в 90-е годы, растущий спрос на сырье со стороны Китая и, безусловно, привнесенная Путиным налоговая дисциплина способствовали тому, что страна производит сегодня товаров и услуг на сумму почти в триллион долларов ежегодно. Средняя зарплата увеличилась в семь раз и составляет около 600 долларов в месяц. Уровень бедности сократился вдвое. Если приглядеться, это благополучие сильно зависит от сырьевой конъюнктуры, однако прочих заслуг Путина в понимании многих русских, например, державной внешней политики или жестких действий в Чечне, вероятно, оказалось бы недостаточно, чтобы способствовать ему в укреплении личной диктатуры.

Медведеву необходимо сохранить в России 'экономический бум', чтобы оттеснить бывшего начальника на второй план. И, если он претендует на то, чтобы войти в историю не просто в качестве очередного тирана, который погряз в коррупции, он должен будет к тому же урезать собственные полномочия, помимо премьерских, чтобы в стране утвердилась власть институтов, а не конкретных фигур.

Это крайне маловероятно, но, тем не менее, возможно.

Альваро Варгас Льоса - директор Центра глобального развития Независимого института Калифорнии, автор книги 'Rumbo a la Libertad' ('Курс на свободу')

___________________________________________

Путин уходит в зените славы и власти. Власть он сохранит, но что будет со славой? ("Polityka", Польша)

'Коридор власти Дмитрия Медведева узок' ("Le Temps", Швейцария)

Смена царей - новый президент России должен стать Путиным в версии 'soft' ("Wprost", Польша)