Многие из правил, регулирующих деятельность иностранных инвесторов в России, являются непрозрачными. Однако новый закон, который, как ожидается, будет одобрен российским парламентом 22 марта, должен будет прояснить ситуацию. Поддерживаемый Кремлем законопроект будет регулировать инвестиции в так называемых стратегических секторах российской экономики. Отныне иностранцам, планирующим крупные инвестиции, нужно будет получать одобрение властей.

Закон представляет собой кульминацию предпринимающихся на протяжении последних нескольких лет шагов по усилению действующих в России экономических ограничений. Правительство заметно охладело к иностранным инвестициям в секторах, имеющих стратегическую важность - особенно связанных с энергетикой и полезными ископаемыми. Крупные компании, такие как British Petroleum и Shell уже имели столкновения с российскими властями, которые вынудили их продать полностью или частично доли в больших энергетических проектах российским компаниям, связанным с государством.

Ограничения на инвестиции в стратегических секторах экономики

Хотя вводимые ограничения довольно суровы, новый закон позволит инвесторам лучше понимать ситуацию и поможет им в принятии решений. "Самое интересное в новом законе то, что он будет определять правила игры", - говорит Эндрю Сомерс (Andrew Somers), президент Американской торговой палаты в Москве, которая представляет американских инвесторов в России. По словам Сомерса, наибольшее внимание к закону проявляют инвесторы, работающие в нефтяном и газовом секторах и стремящиеся получить кусочек российских огромных запасов энергоресурсов.

По новым правилам иностранные инвесторы, участвующие в крупных проектах, связанных с полезными ископаемыми, нефтью и газом, будут иметь право не более чем на 10 процентов акций. Вместе с тем эта доля может быть увеличена в случае получения одобрения правительства. Стратегическим запасам дано четкое определение: это месторождения, запасы которых составляют от 70 миллионов тонн нефти (500 миллионов баррелей) или от 50 миллиардов кубических метров газа, а также шахты, в которых находится от 50 тонн золота или от 500000 тонн меди.

В целом в законе названы около 40 секторов экономики, которые считаются стратегическими. Наряду с полезными ископаемыми, нефтью и газом к ним относятся такие сферы, как оборона, авиакосмонавтика, ядерная энергетика, шифровальное программное обеспечение и биотехнологии. В отношении этих секторов ограничения немного ослаблены: инвесторам нужно будет получать одобрение властей, если они захотят приобрести долю в 25 процентов или больше.

Инвесторы с одобрением относятся к ясности

Закон, прорабатываемый уже около трех лет, не стал для бизнесменов неожиданностью. "В целом мы одобряем этот закон, так как мы надеемся, что он определит четкие правила, необходимые для процесса принятия решений", - говорит Франк Шауфф (Frank Schauff), генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) в России, представляющей европейские компании, имеющие инвестиции в России.

Шауфф подчеркивает, что новый закон "не направлен против иностранных инвестиций, он их регулирует". По его словам, в то время как некоторые другие страны вообще исключают иностранные инвестиции из стратегических секторов, в России иностранные инвесторы имеют возможность вкладывать средства в такие секторы - и даже приобретать контрольные пакеты акций - в случае получения одобрения государства.

Также инвесторам может понравиться то, что некоторые секторы, которые были включены в проект закона, были вычеркнуты в последний момент. В феврале в законопроект была внесена поправка, которая вносила в список стратегических секторов телекоммуникационные компании, интернет-провайдеров, типографии и издательства - и даже рыболовную отрасль. Эти поправки вызвали сильное беспокойство у российских и иностранных бизнесменов, которые опасались, что данный список может стать слишком длинным.

Неясности в законе

Всего за два дня до предполагаемого утверждения законопроект был снова изменен, и из него исключили телекоммуникационные компании и интернет-провайдеров, а также компании, занимающиеся распределением электроэнергии и газа. По сообщениям российских средств массовой информации, избранный президент Дмитрий Медведев лично вмешался в ситуацию, чтобы данные отрасли не попали в число запрещенных. Это хороший сигнал, который показывает, что следующий президент России будет поддерживать свою репутацию экономиста-либерала, прислушивающегося к бизнесу. (Инаугурация Медведева должна состояться в мае, когда президент Владимир Путин официально покинет свой пост.)

Несмотря на эти положительные сигналы, инвесторы все же обеспокоены новым законом. Сомерс отмечает, что инвесторы, действующие в энергетическом секторе, уже вынуждены вести переговоры с "Газпромом" и "Роснефтью", двумя государственными энергетическими компаниями, если они хотят вкладывать средства в крупные энергетические проекты. Но они опасаются, что соглашения, которые удалось достичь с этими компаниями, подвергнутся новым ограничениям со стороны государства, которое потребует обращаться к нему за одобрением этих сделок.

Инвесторы также жалуются, что в законе осталось много неясных мест, что означает, что новые правила не будут полностью понятными. "Любой юрист скажет, что закон предусматривает очень много случаев, когда нужно получать согласие властей", - говорит Шауфф.

Предстоящие бюрократические трудности

К сожалению, этот процесс не будет ни быстрым, ни легким. Закон предусматривает, что на прохождение всех процедур, необходимых для получения одобрения государства, может потребоваться до шести месяцев. Необходимо получить согласие целого ряда государственных органов, в том числе Федеральной службы безопасности - аналога американского Федерального бюро расследований. Однако при этом в законе не говорится, что власти через шесть месяцев обязаны дать четкий ответ. Шауфф отмечает, что в США аналогичный процесс занимает два месяца, в Германии - всего один.

Поэтому хотя правила и становятся более ясными, на практике закон скорее всего усилит бюрократию, с которой приходится сталкиваться иностранным инвесторам в России. Принимая во внимание медлительность российского государственного аппарата, это может затормозить процесс принятия решений, что не будет способствовать усилению конкурентоспособности России на мировой арене.

____________________________________________________________

Одобрено ("The Economist", Великобритания)

Медведев не будет начинать "холодную войну" ("The Financial Times", Великобритания)